Есть повод ждать роста

858


Есть повод ждать роста

В средне- и долгосрочной перспективе рост российской экономики продолжат обеспечивать традиционные виды экономической активности, такие, как строительство и предоставление услуг

Для российской экономики 2010 год был довольно успешным. Во-первых, ВВП увеличился на 4%, во-вторых, рост стал более сбалансированным, чем до кризиса: ВВП в целом и его ключевые компоненты, такие, как частное потребление и инвестиции в основные фонды, увеличились приблизительно одинаково, тогда как до кризиса нередко бывало так, что темпы роста ВВП выражались однозначным числом, а этих его составляющих – двузначным.

Мы уже указывали на то, что в 2010 году официальная оценка роста экономики, возможно, была заниженной: еще не завершившийся перевод системы национальных счетов на новый базовый год (будут использованы цены 2008 года вместо цен 2003 года) обусловливает внутреннюю противоречивость статистики. Как уже отмечалось, основной вклад в экономический рост вносят существующие компании, тогда как создание новых предприятий и новых рабочих мест идет очень медленно из-за особенностей институциональной среды, остающейся не слишком благоприятной для инвесторов. Для российских предпринимателей инвестиционный климат важнее, чем для крупных иностранных компаний: последние могут рассчитывать хотя бы на некоторую дипломатическую поддержку, а первые – как правило, нет.

Таким образом, в российской экономике реализовался консервативный сценарий выхода из кризиса в том смысле, что кризис преодолевается без важных структурных реформ. Однако перед нами не худший вариант консервативного сценария, так как рост в 2010 году был довольно устойчивым и близким к среднему по мировой экономике. Поскольку институциональная среда в ближне- или среднесрочном плане едва ли улучшится, темпы и качество роста в 2011 году, вероятно, будут приблизительно такими же, как в 2010-м. Мы не раз писали, что замедление инфляции способствовало бы снижению процентных ставок, которое облегчило бы доступ на финансовый рынок более широкому кругу малых и средних предприятий и тем самым создало бы условия для более диверсифицированного экономического роста.

Однако пока инфляция остается высокой, а с ней и ставки по кредитам. К тому же умеренная инфляция является хотя и необходимым, но не достаточным условием повышения качества экономического роста: важной помехой является невысокое качество институтов и, как следствие, отсутствие уверенности в будущем.

В то же время нельзя не упомянуть о ряде положительных изменений в экономике, произошедших в последние годы. Например, о существенном повышении производительности труда и капитала. В целом, увеличение производительности всех факторов производства сегодня является главным двигателем экономического роста. Правда, рост производительности начался с очень низкой базы, да и текущий уровень все еще низок, так что здесь сохраняется гигантский потенциал подъема (рис. 1).

До кризиса, например, стабильно росла производительность труда, особенно в обрабаты-вающей промышленности, торговле и некоторых других отраслях. Мы полагаем, что в среднесрочной перспективе повышение производительности всех факторов останется главным двигателем экономического роста, тем более что рабочая сила в России перестала быть дешевой и сегодня представляет собой более ограниченный ресурс, чем, скажем, 10 лет назад (рис. 2).



Хотя общая численность населения в России перестала снижаться, главным образом благодаря иммиграции, несколько лет назад начала сокращаться численность людей трудоспособного возраста. Сейчас официальные демографические прогнозы звучат более оптимистично, чем пять-шесть лет назад, – хотя они и предусматривают возможность дальнейшей убыли населения, но более медленной, чем та, о которой еще совсем недавно говорили правительственные эксперты. В оптимистическом же сценарии демографического развития даже предполагается увеличение численности населения (рис 3).

Шансы увеличения численности трудоспособного населения до конца нынешнего десятилетия близки к нулю, что вызывает понятную тревогу экспертов, рассматривающих дефицит рабочей силы как одно из основных препятствий для экономического роста (наряду с экзотической институциональной инфраструктурой, зачастую непривлекательной для инвесторов, — государство пыталось убедить инвестиционное сообщество, что законы хорошо защищают инвестиции, но не смогло доказать, что они защищают инвестора) (рис. 4).

Наш анализ, однако, показывает, что даже такие неблагоприятные демографические тенденции, как сокращение населения трудоспособного возраста, не станут тормозом для роста экономики, если имеющиеся трудовые ресурсы будут использоваться все более эффективно, а значит, продолжит повышаться производительность труда. Число занятых в России все еще намного – приблизительно на 15 млн – меньше общей численности трудоспособного населения. Таким образом, даже если занятость будет увеличиваться на 0,5% в год и внешний приток трудовых ресурсов будет отсутствовать, к 2020 году экономика не выйдет на уровень полной занятости (что, в принципе, и невозможно). Данные о занятости, конечно, не очень надежны: действительные цифры, возможно, выше официальных, но даже с поправкой на этот разрыв между количеством занятых и общей численностью трудовых ресурсов остается весьма значительным (рис. 5).

С нашей точки зрения, макроэкономических ограничений для роста почти нет. Долговая нагрузка в России невелика: совокупный внешний долг, государственный и частный, в конце 2010 года лишь немногим превышал 30% ВВП, незначителен и внутренний долг. Обслуживание долговых обязательств для экономики в целом не обременительно и не затруднит накопления капитала: по нашим подсчетам, физический капитал может увеличиваться приблизительно на 1–2% в год. Демографические тенденции не представляют непосредственной угрозы (по крайней мере, в среднесрочной перспективе), и два рассматриваемых нами основных фактора производства – труд и капитал – будут вносить умеренный вклад в экономический рост, тогда как совокупная производительность факторов (СПФ) продолжит уверенно расти благодаря более эффективному распределению ресурсов. Темпы роста СПФ сегодня ниже, чем до кризиса, но остаются – и, как мы полагаем, останутся – весьма высокими. Увеличение СПФ станет важным двигателем экономического роста в 2011 году, и то же качество роста, на наш взгляд, сохранится в дальнейшем. В целом, мы не видим причин, по которым экономика не могла бы расти на 4–5% в год (рис 6).

В среднесрочной перспективе накопление основного капитала будет в значительной мере поддерживаться текущими и запланированными инвестициями в инфраструктуру и смежные секторы. Россия готовится стать хозяйкой нескольких крупных мероприятий. Это саммит АТЭС во Владивостоке в 2012 году, летняя Универсиада в Казани в 2013-м, зимние Олимпийские игры в Сочи в 2014 году, и венец всему – чемпионат мира по футболу в 2018-м, в рамках подготовки к которому инфраструктурные проекты будут осуществляться на всей территории Европейской части России. В течение нескольких лет инвестиции в основные фонды, возможно, продолжат увеличиваться быстрее, чем ВВП, – дополнительный довод в пользу нашего утверждения, что добиться роста экономики на 4–5% в год будет нетрудно. Отметим, что гигантские инфраструктурные проекты потребуют привлечения дополнительного числа трудовых мигрантов и проблемы на рынке труда, возможно, окажутся менее острыми.

Все это позволяет заключить, что в средне- и долгосрочной перспективе рост российской экономики продолжат обеспечивать традиционные виды экономической активности, такие, как строительство и предоставление услуг. Сохранится зависимость от экспорта сырья и промышленных полуфабрикатов (производимых в основном в металлургической и химической отраслях), что будет также стимулировать развитие смежных отраслей обрабатывающей промышленности. Хотя экономический рост будет довольно уверенным (и, возможно, превысит 4–5% в год, если институциональная среда станет более благоприятной для инвесторов), структура экспорта едва ли изменится, функцию же долгосрочного двигателя роста будет все в большей степени брать на себя внутренний спрос. Однако для поддержания такой модели роста и сохранения высоких темпов экономического развития после 2018 года властям необходимо наконец переосмыслить роль общественно-экономических и политических институтов.

Евгений ГАВРИЛЕНКО, Антон СТРУЧЕНЕВСКИЙ