Размышления у выхода из кризиса

63

 

 

 

Размышления у выхода из кризиса

На ассамблее топ-менеджеров промышленных предприятий «Модернизация в условиях экономического кризиса: вызовы, возможности, прогнозы» обсуждался сегодняшний потенциал российской экономики. Дискуссия состоялась в рамках Санкт-Петербургского промышленного форума, проходившего 12–14 марта этого года.

Нынешнюю ситуацию к. э. н., доцент МГУ им. Ломоносова А. Б. Кобяков охарактеризовал как «беспомощность той или иной политики, вернее, отсутствие экономической политики».

– Было время, когда можно было успокоиться: в 2003–2008 годах была нефть и газ, мы рассчитывали продержаться на этом, думали превратиться в сверхдержаву, но в наступивший кризис Россия пострадала больше всех, – сказал Кобяков. – Видимо, эта пауза тревожит наши «верхи», поэтому кризис как раз и позволяет нам принять новые идеи.

– Абсолютно согласен с тем, что состояние нашей экономики можно охарактеризовать словом «деградация», – считает к. э. н., председатель совета директоров ОАО «Звезда» П. Г. Плавник. – Основная добавленная стоимость формируется в высокотехнологичной сфере. За последние 20 лет мы получили устойчивую динамику спада. И ситуацию надо менять. Хотелось бы повернуть ее в сторону развития высокотехнологичной экономики. Но как? Какие возможности существуют в нашей экономике? Во-первых, можно надеяться, что рынок сам выстроит новые подходы, найдет новые способности. Но такая фантастическая модель нереальна. Во-вторых, можно применить резкую смену экономической парадигмы, к сожалению, не всех эта картинка устраивает, потому что это война, которая является достаточно серьезным стимулом для смены экономического уклада страны. Поэтому стоит подойти достаточно прагматично и выстроить управляемую модель по типу второго закона Ньютона, который в данном случае предусматривает, что преодолеть инерционность можно за счет приложения силы. Источником приложения силы могут быть любые предприятия, но прежде всего необходима политическая воля. И важно, чтобы за словом наших лидеров стояли определенные дела. Если мы говорим о модернизации, то должен быть перечень мер до уровня муниципального управления и каждого предприятия.

О том, как на примере крупной корпорации решаются глобальные проблемы, рассказал к. э. н., начальник департамента инноваций и стратегического развития ГК «Ростех» А. И. Каширин:

– Несколько лет назад в составе нашей корпорации было 600 разных предприятий, сейчас это 12 холдингов. Из 600 предприятий 330 занимаются оборонным комплексом, – сказал Каширин. – Мы думали о том, как развиваться дальше. И 2 года назад была принята стратегия развития корпорации до 2020 года. При этом мы поставили выбор: то ли создать промышленную корпорацию, которая вместит все холдинги в себя, то ли это будет корпорация как эффективный собственник. Остановились на втором варианте – будем управлять предприятиями через корпоративные процедуры как собственник этих холдинговых компаний. Учитывая то, что в нашем составе есть военные и гражданские предприятия, невозможно отдать все в коммерцию, поэтому мы поделили корпорацию на специальные и коммерческие предприятия. Такая модель сейчас выстраивается, есть 3 приоритета: стратегический и коммерческий, предусматривающий занятие лидирующих позиций по производству оружия, а также приоритет по занятию позиции на рынке высокотехнологичной продукции. Сейчас мы осуществляем переход к новой структуре, и это достаточно болезненный процесс, ведь холдинги должны иметь больше самостоятельности. Кроме того, корпорация реализует программу инновационного развития, она состоит из 2 блоков: открытые инновации (новые продукты, разработки) и техническая модернизация и НИОКР. Что касается открытых инноваций, мы стали изучать, что творится в мире. Прежде всего, выработали политику открытых инноваций. В чем особенности инновационной экономики? Это, прежде всего, новый этап развития производительных сил, когда ускоряются процессы производства, создание новых товаров, продуктов и вывод их на рынок. Когда мы все это обсуждали в рамках клуба инновационных директоров, членом правления которого я являюсь, обнаружилась странная вещь – если один из законов говорит: «на 5 лет планировать закупки инновационной продукции», то как я могу запланировать этот телефон, если его через 5 лет не будет, ведь все инновации идут настолько быстро, что запланировать их невозможно.

Но именно инновации диктуют новый порядок; все, кто не будет опираться на инновации, проиграет. В настоящее время усиливается кооперация и компетенции. Сейчас на рынке конкуренция перешла в борьбу компетенции. Некоторые корпорации создают венчурные фонды, кто-то открывает конкурс для стартапов. Наша корпорация сделала первый шаг в плане открытости и заявила о первом открытом конкурсе гражданских проектов предприятий оборонно-промышленного комплекса. У нас в планах создание венчурного фонда и бизнес-инкубатора.

Если в рамках одной крупной корпорации удается найти новые экономические подходы в течение времени, то в целом у России достаточно ограниченные возможности в вопросе не только борьбы с кризисными ситуациями, но и в подготовке предстоящих проблем.

По мнению А. Б. Кобякова, невозможно обобщенно сказать о том, как промышленный бизнес подготовился к кризису:

– В лучшем случае у нас наработан некий опыт, может быть, лучше политика занятости, сокращения штатов, может быть, мы научились быстрее что-то перепрофилировать. Серьезных возможностей накопить «подкожный жир» у нашей промышленности нет. Поэтому обезопасить себя на будущий кризис они не могут.

«Необходим рамочный закон о промышленной политике. Надеюсь, он не станет сугубо декларативным документом», – подвел итог А. Г. Кобяков.



 

Ирина КРИВОШАПКА