Россия и кризис: первые ростки оптимизма

791

 

 

 

Россия и кризис: первые ростки оптимизма

Представители бизнеса обменялись мнениями

В начале февраля 2010 года в Финансовой академии при правительстве РФ прошел круглый стол под несколько провокационным названием: «Россия после кризиса: драйв или дрейф?». Четкого ответа на этот вопрос ни от представителей крупного бизнеса (в форуме приняли участие известный предприниматель Михаил Прохоров и бывший замминистра экономического развития, а ныне управляющий директор группы компаний «Тройка Диалог» Андрей Шаронов), ни от научного экономического сообщества не прозвучало. Однако представители бизнеса поделились своим видением ситуации в отечественной экономике и предложили несколько путей выхода из кризиса.

Инвестиционный бум еще впереди

Круглый стол в Финансовой академииПредставители бизнес-элиты, принявшие участие в дискуссии, больше предпочитали ставить диагнозы, нежели выписывать рецепты. По мнению управляющего директора группы компаний «Тройка Диалог» Андрея Шаронова, сегодня в России действительно наблюдается «очень небольшой и очень неравномерный по структуре отраслей рост экономики, хотя ряд отраслей продолжают падать. Мы являемся свидетелями классического кризиса перепроизводства, осложненного рядом факторов, в частности глубиной падения экономики, количеством вовлеченных в него сторон и малопредсказуемыми последствиями, к которым это может привести в будущем».

Тем не менее господин Шаронов был более-менее оптимистичен. По его словам, даже при том, что российский ВВП по итогам 2009 года сократился на 10% (по сравнению с 2008 годом), Россия все равно остается на 8 м месте в мире по номинальному объему ВВП и на 6 м – по реальному объему ВВП. «140 миллионов потребителей – это огромный рынок, а значит, Россия будет по прежнему привлекательна и для российских, и для зарубежных инвесторов», – сделал вывод бывший замминистра. Свое заключение он подкрепил графиком, проиллюстрировавшим, что соотношение цены акций российских предприятий по отношению к их прибыли в России самое низкое из всех развивающихся экономик, пользующихся популярностью у инвесторов (страны BRIC – Бразилия, Россия, Индия и Китай). Это, по его мнению, означает только одно – инвестиционный бум у нас еще впереди, потому что инвесторы, которые этот факт в силу различных причин пока еще игнорируют, не смогут не заметить его в ближайшем будущем.

«Показатели российской экономики довольно противоречивы: очевидно, что рост есть, выявились и локомотивы развития… Думаю, Россия начинает входить в состояние драйва, притом что некоторые отрасли серьезно больны и находятся в состоянии анабиоза», – резюмировал свое выступление Андрей Шаронов.

Малопроизводительный труд

Круглый стол в Финансовой академииПрезидент фонда группы ОНЭКСИМ был не столь категоричен и вообще не стал давать оценки кризису. Его больше занимал вечный российский вопрос «что делать?». Авторское право Николая Гавриловича Чернышевского на этот вопрос Михаил Прохоров решил соблюсти с особой тщательностью, специально упомянув имя знаменитого русского писателя (видимо, это предназначалось для молодой части аудитории, которая, кстати, составляла большинство в зале). Более того, крупнейший российский предприниматель признался, что пришел на дискуссию с тайной надеждой напитаться от молодежи оригинальными идеями. Чему, к сожалению, не суждено было сбыться на этот раз – молодые люди не столько высказывали свои идеи, сколько, напротив, стремились узнать от первоисточника о его личном опыте накопления капитала и стратегии бизнес-поведения на будущее. Господин Прохоров поделился со слушателями своим любимым проектом – по созданию отечественного инновационного автомобиля, однако в подробности реализации проекта вдаваться не стал.

Отдельно Михаил Прохоров остановился на «патологиях» (по его словам) отечественной управленческой и законодательной практики. По мнению господина Прохорова, несуразности в государственном регулировании монополий и, в частности, отсутствие доступа для независимых производителей газа к трубе «Газпрома» уже привели к тому, что с IV квартала 2009 года газ в России стоит дороже, чем в США. То же самое можно сказать и про рынок электроэнергетики – вроде бы провели реформу в генерации электроэнергии, а вот о второй части – рынке тепла – просто забыли. В итоге производить тепло на ТЭЦ в холодной России стало делом крайне невыгодным, так как тарифы на тепло регулируются не на основе рыночных принципов, а по прихоти того или иного губернатора. И все эти инфраструктурные проблемы разворачиваются на фоне отставания отечественной рабочей силы в главном конкурентном показателе – производительности труда. Подсчитано: чтобы ликвидировать это отставание (а оно составляет не менее полувека по сравнению с самыми развитыми странами, на которые мы ориентируемся в своих экономических устремлениях), производительность труда в России необходимо наращивать на 12% ежегодно. Пока же можно констатировать: сегодня этот показатель у нас в четыре раза ниже, чем в США. А цены на энергоресурсы (на тот же газ) – сравнялись.

Проблемные законы

Круглый стол в Финансовой академииПоложение России, по мнению Михаила Прохорова, усугубляется еще и тем, что отечественная рабочая сила дезориентирована нашей системой образования. По подсчетам Российского союза промышленников и предпринимателей, например, 60% выпускников отечественных вузов не востребованы рынком труда. С рабочими профессиями дело обстоит не лучше: если на Западе список рабочих профессий насчитывает около 600 видов, то в России их – 7000! Одних литейщиков в России готовят по 8 специальностям, специалистов 6 специальностей – по кузнечному делу, и так везде…

Ситуация в законодательной сфере также не способствует ни внедрению инноваций, ни просто нормальному функционированию бизнеса. «Инновации невозможно сделать на песке», – заметил по этому поводу Михаил Прохоров. И в доказательство привел всего один пример: чтобы внедрить светодиодный проект (перевести всю страну с использования обычных ламп накаливания на светодиодные), потребуется устранить 37 несоответствий, то есть нарушений действующего законодательства.

Сделать это не так то легко. «Совместно с президентской комиссией по модернизации экономики мы уже разработали 7 поправок, а вот что делать с 30 остальными – пока еще не придумали», – откровенно сообщил бывший глава «Норникеля». Кроме того, к числу законодательных ограничений, существенно влияющих на организацию бизнес-процессов, господин Прохоров отнес и ряд необъяснимых запретов в трудовом законодательстве. Не поддающиеся нормальной логике запреты явились непреодолимым препятствием на пути внедрения на том же «Норникеле» двухсменной системы работы горняков вместо трех смен, которые не только изматывали рабочих (большую часть времени они проводили в пути, добираясь до работы), но и оборачивались огромными убытками для предприятия.

Тему законодательных ограничений и вообще ущербности нашей бизнес-среды в широком смысле этого слова активно поддержал и Андрей Шаронов. «Не нужно относиться к инновациям как к магическому рычагу, который в одночасье сможет перевернуть мир. Нельзя сводить инновации и к набору отраслей или набору каких то регионов. Нужно понять, что нам жизненно необходимо менять среду – она фундаментально недружественна по отношению к предпринимательству», – констатировал он. Шаронов обратил внимание собравшихся еще на два важных аспекта. Во-первых, в российской действительности важнейшим стимулом в бизнесе являются не инновации, не стремление улучшить качество выпускаемой продукции, а желание и возможность «душить конкурента», порождаемые, например, близостью к власти. В итоге страдают продукция и потребитель и в конечном итоге – сам производитель. Яркое свидетельство подобного лоббирования и зажимания конкурентов – многолетняя политика АвтоВАЗа, вылившаяся в итоге в резкое падение продаж отечественных «Лад».

Особенности национальной психологии

Высказал господин Шаронов и еще одно соображение. «Не нужно думать, что все, что нам сегодня нужно, – это подкрутить что то в правительстве. Неправда, что наше правительство чего то не понимает. Просто оно вынуждено считаться с настроениями людей, которые убеждены, что деньги создают не предприниматели, а власти, – заметил управляющий директор «Тройки Диалог». – Когда иностранная компания приходит в Китай, китайские чиновники спрашивают бизнесменов: «Что мы можем для вас сделать?» Когда же в наш Омск (это реальная история) пришла та же самая иностранная компания, первое, что они услышали от наших российских чиновников: «А что вы можете нам предложить?» По мнению господина Шаронова, подобная разница менталитетов – уже не вопрос правительства, это «длинная история – вопрос психологии самого общества». И его тоже нужно решать.

Научный руководитель Международной школы бизнеса Финансовой академии профессор Яков Миркин, представлявший на круглом столе научное сообщество, отчасти согласился с Андреем Шароновым. Он также нашел коренные отличия в психологическом типе россиян и китайцев: если норма накопления в России не превышает 20%, то в Китае она составляет 40%. Но и уровень налоговой нагрузки (расходов государства по отношению к ВВП) в этих странах прямо противоположный: в России налоги превышают 40% ВВП, а в Китае составляют менее 20?%… В целом же, господин Миркин уверен, что «в фокусе политики государства должен быть человеческий капитал, а точнее – средний класс, составляющий основу предпринимательского слоя».

Нужны ответы государства

Дискуссия, состоявшаяся за круглым столом, оказалась весьма интересной и поучительной. Только вот диалога у капитанов бизнеса с аудиторией не получилось. «Но обязательно получится в следующий раз», – почти хором заявили господа Прохоров и Шаронов.

Впрочем, как удалось выяснить в разговорах с участниками дискуссии, им остро не хватает ответов, реакции со стороны государства.

Круглый стол в Финансовой академии

 

Елена ЮРЬЕВА