Стратегия инновационного развития: механизмы и точки роста

996

 

 

 

Стратегия инновационного развития: механизмы и точки роста

По мнению участников дискуссии на Петербургском международном экономическом форуме, главная движущая сила инноваций – люди

Для субъектов Российской Федерации существует некий набор характеристик, совокупность которых позволяет сказать, насколько эффективно развивается экономика каждой территории. Какие ресурсы есть в регионах, включая инвестиционные; с помощью каких инструментов достигается результат; существуют ли законы, способствующие эффективному развитию; применяются ли стратегии и практики во взаимоотношениях бизнеса и власти; что удалось сделать и над чем придется еще поработать? На эти и многие другие вопросы отвечали участники панельной сессии «Стратегии инновационного развития: приоритеты инвестирования», прошедшей в рамках Петербургского международного экономического форума-2014.

Сергей Нарышкин– В этом году ПМЭФ проходит в особых условиях, и дело не только в рисках экономического характера, эти риски мы констатировали и анализировали год назад, – открыл дискуссию председатель Государственной думы Российской Федерации Сергей Нарышкин. – В этом году появились новые вызовы, вытекающие из политических процессов. И все это порождает новые проблемы, в частности связанные с обеспечением энергобезопасности Европы.

Однако наряду с трудностями возникнут новые возможности и интересы как для российских, так и для иностранных инвесторов.

О том, как оценивается активность инновационного процесса в России и какие факторы вызывают наибольшую опасность, рассказали спикеры, представляющие разные сферы деятельности.

– С одной стороны, ответы лежат на поверхности и отвечать просто, – сказал заместитель министра экономического развития РФ Сергей Беляков. – Мы ставим правильный диагноз и выписываем верное лечение, однако болезнь не лечится, состояние больного усугубляется. С другой стороны, ответить сложно, потому что у нас нет результатов деятельности, которые мы можем предъявить бизнесу, обществу и самим себе. Проблемы в том, что мы по-разному оцениваем бизнес-климат и критерии привлекательности. Независимо от того, какие методики используются, группа мировых лидеров примерно одна и та же. Пока, к сожалению, в Российской Федерации некомфортная экономика с точки зрения привлечения инвестиций и создания инвестиционно-привлекательной среды. Хотя в прошлом году по некоторым показателям мы вышли на третье место в мире, уступив лишь США и Китаю, но есть и другая цифра – отток капитала, а это значит, что проблемы существуют. Причины. Первая: высокий уровень бюрократии, присутствие государства в экономике – чрезмерный объем регуляторных функций, которые пытается исполнять государство, и этот объем таков, что об эффективности исполнения нет речи. Законодательство формируется с такой скоростью и в таком объеме, что требования, которые должен выполнять предприниматель, противоречат друг другу. А когда это невозможно выполнить, появляется единственный путь решения проблемы – получение разрешения вести свою деятельность неформальным способом, формируется коррупция. Это проблема номер два. Коррупция – бич, существующий везде и всегда. В России мы сами его подпитываем, увеличивая регуляторные функции, которыми наделяем государство. Проблема номер три: отсутствие конкуренции в экономике. Нет конкурентности – нет стимулов повышать эффективность бизнеса, и это касается компаний не только с государственным участием. Если нет желания побеждать в конкурентной борьбе, то нет спроса на инновации, в результате нет речи об инновационности экономики. Есть новые идеи и продукты. Но они внедряются не у нас. Проблема решается снижением доли участия государства в экономике, повышением конкурентности экономики и снижением требований к бизнесу. На мой взгляд, регуляторная среда носит, по сути, запретительный характер: мы на уровне законов пытаемся хеджироваться от всех рисков злоупотреблений. Это невозможно, нарушения будут всегда. Нужно помогать бизнесу развиваться, а не указывать, что хорошо, а что плохо. Можем ли мы быть успешными? Однозначно – да. Это касается внедрения инновационных технологий в регионах, которые облегчают жизнь и создают комфортные условия для бизнеса, а это позволяет создать качественно новую среду для населения.

– Мы постоянно говорим об экономических санкциях, – продолжил первый заместитель председателя Комитета по науке и наукоемким технологиям Госдумы РФ Владимир Кононов. – Для нас важно, что уже сейчас, даже на уровне разговоров о санкциях, именно они должны стать стимулом для ускоренного развития. Задачи следующие: создание конкурентоспособной продукции, развитие внутреннего спроса и рынка; сохранение достигнутого и новые направления; защита отечественного производителя и повышение предпринимательской активности. Хочу сказать, что надо создать условия, при которых бизнес выйдет из офшоров и получит условия на родной территории. В этом плане эффективной площадкой может оказаться Крым.

Владимир МауДействительно, на своей территории компания должна иметь большие преимущества. Однако это не запрещает зарубежным предприятиям тоже открывать в России свои представительства и строить успешный бизнес. Компания Danone больше 20 лет присутствует в России, открыла около 20 производственных площадок в регионах РФ и планирует дальнейшие инвестиции в нашу страну. Какие критерии компания использует в выборе региона для инвестирования и учитывает ли фактор инновационности территории?

– Мы пришли в Россию всерьез и надолго, – ответил заместитель председателя совета директоров Danone Бернард Урс. – 400 миллионов долларов – таков наш планируемый объем инвестиций в России в ближайшие годы. Мы тщательно выбираем регионы, потому что работаем с молочными продуктами. А это значит, что нам нужно находиться близко к центрам потребления, то есть к крупным городам, и при этом рядом с источниками сырья. Для нас очень важно правильно выбрать партнеров. Развивая свои производства в российских регионах, мы получаем помощь от губернаторов и участвуем в развитии сельского хозяйства России, а пока здесь есть определенный дефицит молока, это ненормально, когда его приходится импортировать. Согласно исследованиям и показаниям врачей, потребление молочной продукции в России должно вырасти на 30 процентов. Для того чтобы удовлетворить эту потребность, необходимо производить молочную продукцию внутри страны. Хорошо, что уже есть подвижки в этой теме: мы сейчас реализуем в Самарской области один из проектов, в рамках которого помогаем фермерам купить тысячу коров с нашей финансовой помощью, плюс совместно разрабатываем рекламную кампанию для того, чтобы стимулировать потребление молочной продукции в регионе. И даже если у нас возникают некие бюрократические проблемы, мы видим в России хорошее будущее.

– У нас сложилась хорошая история с компанией «Данон», и мы сейчас пытаемся синхронизировать объемы переработки с объемами производимой продукции, – поддержал зарубежного партнера губернатор Самарской области Николай Меркушкин. – Думаю, через 1–2 года будет реализован успешный проект. Но я хочу также отметить, что Россия может кормить молочными продуктами не только себя, но и другие страны. Кстати, в Самарской области по итогам прошлого года рост производства молока составил 12 процентов. И регионов с таким потенциалом и возможностями, как у нас, в России очень много.

Безусловно, когда бизнесу оказывают помощь власти региона, проблемы решаются быстрее, в том числе и с деньгами – кредитными средствами, необходимыми для развития любого производства.

Рубен Аганбегян– Ключевой момент – доступность денежных ресурсов, без этого не будет предпринимательской активности, и здесь много резервов, – подтвердил председатель совета директоров ФК «Открытие» Рубен Аганбегян. – Во-первых, в наших финансовых институтах доминирует государственное участие. С одной стороны, это хорошо, потому что государство может проводить свою политику в области доступности капитала. С другой, из-за этого произошла монополизация финансового сектора. И если предпринимателя не поняли в государственном банке, то он обратится в частную структуру, и это будет для него дороже. Еще один фактор, над которым нужно работать, – это доступность длинных денег. Пока они доступны только в государственных банках либо в тех или иных открытые окна на рынках капитала. Но мы знаем, что проекты на ранних стадиях никогда не могут выйти на рынки капитала. Вообще, в нашей стране есть длинные ресурсы: это, например, деньги негосударственной пенсионной системы. Очень надеюсь, что пенсионная реформа, которая происходит в этом году, а именно, акционирование пенсионных фондов, позволит ЦБ как регулятору удлинить инвестиционную декларацию с существующего одного года на более длительный срок. Безусловно, в этом смысле у нас недоработана система страхования, а это тоже один из крупнейших источников финансирования любых проектов и длинных денег. Итак, ключевые факторы: пустить имеющиеся длинные деньги на рынок; создать новые источники длинных денег; заняться развитием конкуренции в банковской сфере в сторону уравнивания шансов между государственными и негосударственными институтами.

– Мы работаем в России с начала 1990-х годов, и для нас вопрос инвестиций был всегда связан с инновациями, – сказал старший вице-президент по связям с общественностью и коммуникации Coca-Cola Company Клайд Таггл. – Когда-то у нас было только 9 видов товара, сейчас их более 500, и мы присутствуем по всему спектру безалкогольной продукции. Устойчивый долгосрочный рост в нашем бизнесе и экономике зависит от нескольких факторов. Первый: инвестирование в людей. Второй – инвестирование в технологии, науку, способность эффективно вести производство и продажи. Третий касается того, создаете ли вы инвестиционные возможности для долгосрочных инноваций. И четвертый: для долгосрочного устойчивого роста необходимо сформировать конкурентную среду. Мы понимаем, что необходимо партнерство. И еще, надо постоянно меняться, осмысливать себя и ждать неожиданностей – успех любой компании зависит от того, насколько она готова участвовать в ином бизнесе и на другом ландшафте.

– На мой взгляд, ключевым условием для развития регионов является государственно-частное партнерство, – сказал первый вице-президент ОАО «Газпромбанк» Дмитрий Зауэрс. – Исходя из нашего опыта, сделаю несколько выводов. Во-первых, реализация таких проектов предполагает создание новых моделей взаимодействия, а инвесторы и государство должны создавать условия, в которых всеми участниками будет реализован проект. Необходима законодательная, финансовая инфраструктура, а иногда и изменение культуры взаимоотношений чиновников, инвесторов, муниципалитетов. И мы безвозмездно консультируем регионы с нуля. Второй вывод по порядку, но первый по значимости – это отношение губернатора к проектам развития. Отмечу, что реализовывать проект в области социальной инфраструктуры – строительство 15 детских садов – очень сложно. Тем не менее в Томской области в рамках ГЧП нам удалось с нуля реализовать этот проект и за полтора года решить задачу, которую регион решал бы 7–10 лет.

Любой проект нуждается в собственных, индивидуальных условиях, и в каждом регионе они свои.

– Мы затерли понятие «инвестиции», как когда-то в СССР стали ставить знак качества на всей продукции, – сказал губернатор Томской области Сергей Жвачкин. – И слово «инновационный» мы стали прикреплять ко всему, что производится в стране. Но есть действительно яркие примеры. Например, мы первыми в стране, совместно с Министерством природных ресурсов и вузами, открыли полигон по трудноизвлекаемой нефти, так называемой баженовской свите (уникальный резервуар природной нефти. – Прим. И. К). Надо уйти от массового и прийти к точечному внедрению инноваций, только тогда будут результаты.

Фонд «Сколково», пожалуй, самая масштабная и перспективная российская инновация, главный механизм которой – люди.

Виктор Вексельберг– Мы видим свою задачу в разработке модели, по которой в будущем могли бы формироваться подобные центры в России, – сказал председатель совета директоров ГК «Ренова», президент фонда «Сколково» Виктор Вексельберг. – Инновации – это бизнес, построенный на знаниях. Инновации реализуют люди, и сегодня мы задаем вопрос: есть ли у нас кадровый потенциал, готовый справиться с задачами и вызовами, стоящими перед российской экономикой. Нынешняя ситуация катастрофическая. Среди ведущих стран по предпринимательской инициативе Россия занимает последнее место. Но, по нашим данным, в стране существует огромный кадровый потенциал, способный решать самые сложные технологические задачи. У нас сложился стереотип, что этот потенциал сконцентрирован в известных регионах. Чтобы разобраться, действительно ли это так, мы запустили механизм стартапа и проехали по городам России, открыв двери всем желающим предпринимателям. Результат нас поразил. Количество интересных проектов, которые заслуживают самого пристального внимания, оказалось выше любых наших прогнозов. Мы планировали, что будет порядка тысячи участников на финальной встрече в Москве, которая ожидается предстоящей осенью. Сегодня мы ожидаем 5000 участников, которые готовы приехать в Москву со своими проектами. Но ресурсом этого потенциала является и высшая школа, которая должна объединить три важных процесса: базовое образование, исследование, объединенное с процессом образования, и коммерциализацию результата этого исследования. Только в объединении этих трех элементов мы можем в результате получить специалиста, который будет носителем знания и сможет предложить рынку конечный продукт. Многие университеты двигаются в этом направлении. Я думаю, что реформа высшей школы, особенно в технологическом секторе, необходима. Наши результаты подтверждают имеющийся потенциал. Одна из наших компаний является обладателем мирового рекорда в скорости передачи информации. Второй пример: в мировой авиационной промышленности две ведущие компании используют российское программное обеспечение для разработки конфигурации элемента воздушного судна.

У каждого автора свой проект, для каждого региона применима своя стратегия и собственные сроки выполнения программ. В Республике Татарстан разработана стратегия развития до 2030 года.

Рустам Минниханов– Все говорят о том, что будет с нами через 10–15 лет, и, если мы не будем четко понимать, куда нам двигаться, нам будет сложно, – пояснил президент Республики Татарстан Рустам Минниханов. – Если мы сегодня упустим некоторые моменты, то можем оказаться отстающими. Чтобы быть конкурентными, наша экономика должна основываться на инновационности, а ее надо создавать, и главная движущая сила – это люди. Очень важно, чтобы наша образовательная система соответствовала общим для России вызовам. Но наше будущее в наших детях, и это направление нам надо активно поддерживать и продвигать.

По мнению ректора Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ Владимира Мау, инвестклимат – это в значительной мере психология, и если есть оптимизм, то он будет работать на создание привлекательности российских регионов, потому что именно регионы являются той точкой, прикасаясь к которой инвесторы принимают окончательное решение. В краткосрочной перспективе Россия будет расти точками роста в регионах. В более далеком будущем придется решить проблему понятности – все, что делается, должно быть понятным для всех без дополнительных разъяснений. Возможно, это и станет долгосрочным критерием для привлечения инвестиций вообще.

 

Ирина КРИВОШАПКА