Инвесторы хотят прозрачности и определенности

866

 

 

 

Инвесторы хотят прозрачности и определенности

На Петербургском экономическом форуме иностранные инвесторы убедились: российская власть слышит бизнес, адекватно реагирует на запросы и открыта для всех форматов коммуникаций

В свете недавних политических событий Россия подверглась критике со стороны большинства ведущих мировых держав, ощутив поддержку лишь единичных государств. Но это – лишний стимул работать, подтверждать свою экономическую состоятельность. Какие предложения высказывают иностранные партнеры в отношении того, что нужно российской экономике в рамках мирового экономического сообщества? Своими надеждами поделились участники панельной сессии «От вызовов к возможностям – действуя сообща», прошедшей в рамках Петербургского международного экономического форума-2014.

– Если нам обсуждать совместные возможности для глобального роста, то это обсуждение невозможно без ссылки на текущее состояние России с точки зрения международных инвесторов, потому что этот вопрос влияет на все мировое экономическое сообщество, – отметил председатель Восточного комитета германской экономики Экхард Кордес. – Мы убеждены в том, что совместные инвестиции приведут к повышению степени доверия. Уверенность инвесторов формируется многие годы, но подорвать ее можно за несколько дней. Экономических санкций можно избежать, если только российское правительство восстановит международное доверие. Я убежден, что экономические связи между Россией и ЕС должны укрепляться и далее.

Антон Силуанов– Нам необходимо установить доверие и говорить о проявлении наших возможностей в экономической сфере, – продолжил министр финансов РФ Антон Силуанов. – Инвесторов беспокоит неопределенность. Как Россия ответит на вызовы? На наш взгляд, в этой ситуации самое главное – продолжить тот экономический курс, который наша страна проводит в последние годы. Нельзя ослаблять денежно-кредитную политику, ввергать экономику России в неопределенность. Поэтому мы намерены и дальше проводить ту бюджетную политику, которая у нас выработана. Денежно-кредитная политика, которая проводится Центральным банком, будет продолжаться. В этих условиях мы должны больше говорить о создании благоприятных условий для бизнеса. Понимая это, правительство приняло решение об ускорении реализации тех дорожных карт, о создании лучших условий для бизнеса, которые мы наметили на несколько лет. Задача состоит в том, чтобы реализовать это как можно быстрее. И это станет нашим ответом на действующие сегодня санкции. Изменение этой политики дало уже о себе знать – курс рубля укрепляется, оттоки капитала, отмеченные в течение последних нескольких лет за счет того, что население переводило рублевые сбережения в валютные, сегодня замедляются, и в ближайшее время мы, напротив, ожидаем притока капитала, а также условий и мер по снижению инфляции. Считаю, что нет никаких оснований говорить об изменении денежно-кредитной политики. Кроме того, на внутреннем рынке наметился спрос на наши ценные бумаги. Это говорит о том, что действия правительства и Центрального банка в этих условиях абсолютно адекватны, и мы будем дальше продолжать эту политику.

О необходимости прозрачности и определенности заявил главный исполнительный директор Kinross Gold Corporation Пол Роллинсон.

– Мы являемся одним из крупнейших производителей золота в мире, – сказал г-н Роллинсон. – Мы также работаем и в России. Наши шахты расположены на Дальнем Востоке и Чукотке. И мы вносим большой вклад в развитие региона. Могу сказать, что нам необходима прозрачность, определенность. В России огромные запасы природных ресурсов, но они мало используются. Поэтому необходимо привлекать иностранных инвесторов в том числе к разработке месторождений и добыче полезных ископаемых.

Зарубежные инвесторы видят большой потенциал в России, при этом наши иностранные партнеры не ограничиваются интересом к какой-то одной сфере, возможности взаимовыгодного сотрудничества есть везде, главное – облечь их в форму, понятную всем участникам. Не исключено, что именно такой формой является схема государственно-частного партнерства, которая в нашей стране только набирает обороты.

– Здравоохранение является составляющей благосостояния и процветания людей – это инвестиции в будущее страны, – отметил главный исполнительный директор, председатель совета правления и исполнительного комитета Philips Франс ванн Хаутен. – Сейчас появились большие требования к здравоохранению, и, на мой взгляд, частно-государственное партнерство в сфере здравоохранения будет очень хорошим вариантом сотрудничества с Россией. Мы также содействуем законодательству в сфере государственно-частного партнерства и по развитию местного производства. Например, реализуем ряд проектов по созданию новых клиник. При этом, безусловно, очень важно иметь стабильность в экономике.

А. УлюкаевПо словам министра экономического развития РФ Алексея Улюкаева, очень хорошо, что иностранные компании готовы не просто продавать товар или услугу в России, но и развивать свой и сопутствующий бизнес, а также инфраструктуру собственного присутствия.

– Это чрезвычайно важный вопрос, ведь мы хотим долговременного экономического роста, не рывка, а устойчивости, – подчеркнул А. Улюкаев. – Сейчас часто говорят о противоречиях между ростом и стабильностью. Мне кажется, это две стороны одной медали. Рост должен быть стабильным, а стабильность не должна быть препятствием для роста. Мы постоянно спрашиваем: каков должен быть ответ на санкции? Считаю, что он должен быть исключительно экономическим. Инвесторов интересуют возвратный капитал и низкие риски. Можем мы предоставить инвестору эти гарантии? Если да, то мы достойны отвечать на любые политически мотивированные действия, а возвратный капитал – это в том числе управление издержками. Мы пошли на неординарные меры в этом году – замораживание тарифов для промышленных потребителей в области газоснабжения, электросетевого хозяйства и железнодорожных грузовых перевозок. При этом цена электричества на оптовом рынке вовсе не заморожена. Более того, темпы роста тарифов в этом году будут, очевидно, выше, чем позволят темпы инфляции. С нашей точки зрения, создаются неплохие условия для инвестиций. Плюс необходим уход от перекрестного субсидирования – в долгосрочной стратегии мы намерены это сделать: начиная с 2017 года индексация тарифов для бизнеса, промышленных потребителей будет несколько ниже, чем для прочих категорий потребителей. И благодаря этому будет возрождаться рыночное ценообразование в нашей инвестиционной деятельности. Кроме того, достойный возвратный капитал – мера проектного финансирования, соответственно, открытыми остаются вопросы: рефинансировать ли свои вложения, использовать средства фонда национального благосостояния Российского фонда прямых инвестиций и других наших крупных финансовых источников для того, чтобы «расшивать» и снимать эти структурные ограничения? Меры по стимулированию спроса должны быть дополнены мерами по снятию ограничений. А здесь и инфраструктурные проекты, использование механизмов ГЧП. Обязанность правительства проводить грамотную, взвешенную политику, в том числе и законы. Например, закон о ГЧП прошел обсуждение в первом чтении в Государственной думе, в 67 регионах страны местные законы уже есть. Все это для того, чтобы инвестор чувствовал себя надежно и защищенно.

Жан-Паскаль Трикуар– Вызовы становятся все более острыми, с одной стороны, возросшие пики потребления, волатильность, вопросы кибернетической безопасности, климатические условия, влияющие на электрические сети, – все это заставляет сделать вывод, что для решения проблем нужны разные виды энергии, и они должны сочетаться, – сказал председатель и главный исполнительный директор Schneider Electric Жан-Паскаль Трикуар. – Поскольку мы работаем в сфере спроса, а не предложения, для нас играет роль эффективность экономии энергии и умных сетей для того, чтобы лучше делиться энергией, которая есть. Инновации, технологии, инжиниринг – эволюция энергетической сферы, и это также в значительной степени связано с вопросом создания рабочих мест – мы переходим все больше на локальное производство. Мы работаем со «Сколково» над пилотным проектом умной сети и использования новых технологий в этой сфере. И наконец, финансовые институты должны сыграть здесь принципиально важную роль. Приоритеты, на мой взгляд, должны быть такими: политика, ограничивающая риски в энергетике, технологии, позволяющие предотвратить нарушения поставок, волатильные источники энергии и необходимость избегать тех инвестиций, которые искажают рынок. Помимо этого, необходимо создать такую систему бизнеса, где у каждого есть свои обязанности.

Йорген Килдал– Мы вложили 10 миллиардов евро в российскую энергетику с 2007 года, когда пришли сюда, – сказал член правления E. ON Йорген Килдал. – На российском рынке мы видим огромный потенциал для развития бизнеса: энергетическая эффективность, когенерация, совершенствование. Мы также считаем, что важнейшей предпосылкой инвестирования является правильно регулирующая среда, особенно когда мы видим какие-то скоропалительные регулирующие решения, в частности касающиеся тарифов. Поэтому мы призываем правительство и регулятора вести внимательный диалог с отраслью и такими участниками, как мы.

По мнению участников дискуссии, энергетический сектор, несомненно, является доминирующим в российской экономике. Именно в этом секторе больше всего заметны любые преобразования, и он, возможно, больше других сегментов экономики нуждается в постоянном совершенствовании и срочных решениях.

– Fortum работает по трем основным направлениям в мире: мы четвертый производитель тепла, серьезный производитель гидроэнергии, – сказал президент, генеральный директор Fortum Corporation Тапио Куула. Тапио Куула– В энергетике для нас есть одна ключевая фраза – прогнозируемость в принятии решений, поскольку в энергетике инвестиции вкладываются на десятки лет вперед. На мой взгляд, главное – это прогнозируемость, хорошо функционируемый рынок и доверие. Мы вложили примерно 200 миллиардов рублей в России. Приведу пример доверия и прогнозируемости, которые сыграли для нас большую роль: в феврале 2008 года мы сделали большое приобретение на 4 миллиарда евро. Примерно полгода спустя наступил финансовый кризис, который серьезно ударил и по России. Поэтому нам было очень важно получить мощный политический сигнал о том, что реформа электроэнергетики будет вестись в соответствии с планом. И мы получили этот сигнал. Мы считаем, что бизнес может придать стабильности в трудные времена. Если представить себе экономическую взаимозависимость между регионами, если существуют партнерства между российскими и европейскими компаниями, то ситуация будет нормализовываться.

– Я долго работаю в энергетике и могу сказать, что в России нет рынка, – отметил председатель правления Ассоциации европейского бизнеса, региональный президент по России, Украине и Беларуси Alstom Филипп Пегорье. – Цена электричества заморожена и частные компании не могут инвестировать в развитие генерации. Соответственно, мы не можем локализировать свою промышленность, потому что в этом случае должна быть рыночная цена на электроэнергию. А этого пока нет.

– Ежегодно миллионы наших граждан посещают Россию, трудности, испытываемые нами, во многом схожи с российскими, – сказал заместитель председателя правления, главный исполнительный директор Группы компаний САН Шив Викрам Кхемка. – Недавно в Индии прошли самые крупные демократические выборы. Миллионы людей голосовали за то, чтобы сменить правительство, потому что с прошлым экономический рост замедлился. Автор книги «Капитал в 21 веке» написал: «Когда норма доходности на капитал превышает рост дохода, капитализм автоматически генерирует произвольное неравенство, которое подрывает ценности, на которых основывается демократическое общество». Могу сказать, что низкие темпы экономического роста в России представляют угрозу и для страны в целом.

Андрей Белоусов– Хочу остановиться на трех составляющих: рынок энергоресурсов, регуляторика, доверие, – парировал замечание собеседника помощник президента Российской Федерации Андрей Белоусов. – Касательно рынка у нас действительно произошел определенный разрыв, потому что мы практически полностью либерализировали рынок электроэнергии, не решив проблему тепла и жилищно-коммунальных услуг. В результате мы получили мощные ограничители со стороны населения. Возникает дилемма: либо тормозить и идти назад, либо ускоряться в части рынка тепла и ЖКХ. Мы пошли вторым путем: приняты все принципиальные решения по реформированию рынка тепла, это касается вопросов так называемой альтернативной котельной, единой теплообеспечивающей компании. В ЖКХ тоже приняты решения, связанные с ускорением принятия законодательства по концессии, которая разблокирует приток инвестиций в этот сектор. И как только мы решим эти проблемы, то более эффективно сможем подойти к регулированию рынка электроэнергии, и это третья задача, стоящая сегодня на повестке дня. Что касается доверия – это альфа и омега ведения бизнеса. Что сейчас происходит? Есть четкие индикаторы: отток капитала и приток инвестиций. За прошлый год мы получили рекордный приток прямых иностранных инвестиций – почти 80 миллиардов долларов. И в этом году только за первый квартал приток иностранных инвестиций в сектор нефинансовых компаний составил 12 миллиардов долларов, для сравнения: за такой же период в 2012 году – 11,2 миллиарда, в 2011-м –15,4 миллиарда долларов. То есть на фоне ослабления рубля, что тормозит приток инвестиций, и тех проблем, о которых говорили, мы пока сохраняем ресурс доверия. То же касается оттока капитала. За первый квартал – 28 миллиардов долларов, в прошлом году те же 28 миллиардов долларов, в 2012 году 31 миллиард долларов. То есть общая тенденция идет на снижение оттока капитала. Где действительно у нас возник кризис доверия – это в сфере населения: в первом квартале мы получили рекордный «уход» населения в валюту – это почти 20 миллиардов долларов и абсолютное сокращение рублевых сбережений, что стало реальной проблемой, которую нам надо решать, и Центральный банк этим занимается. Что касается экономики, то сейчас мы столкнулись с вызовом, который соразмерен двум другим вызовам, которые мы решали за последние десятилетия. Со второй половины 1990-х годов и до первой половины 2000-х ключевым был вызов распадов институтов экономики. Второй вызов был связан с падением человеческого капитала. И сегодня, столкнувшись с резким замедлением темпов экономического роста, это явилось симптоматикой того, что у нас есть третий вызов – технологическая и структурная отсталость нашей экономики. Это проявилось не там, где мы ожидали, мы ждали, что это проявится в резком замедлении экспорта, на самом деле этого не произошло, напротив, намечен рост, растут и рынки потребления.

У всех на устах сейчас тема деофшоризации, действительно ли нужна она компаниям и можно ли разобраться в значении самого этого термина?

– Крайне важный вопрос для бизнеса и государства, – сказал председатель правления, управляющий партнер KPMG в России и СНГ Олег Гощанский. – Чтобы ответить, насколько это будет эффективно, важно, чтобы был некий консенсус между бизнесом и государством относительно того, что такое деофшоризация. Если компания находится в каких-то юрисдикциях, комфортных по уплате налогов, это неплохо, это не попытка избежать налогов. Зачастую на это идут компании, потому что так диктует здоровый прагматизм, правила ведения бизнеса. С другой стороны, и бизнесу надо понимать, что попытка деофшоризации – это не способ наказать или порицать бизнес за то, что он находится в других юрисдикциях. Дьявол сидит в деталях: мы видим, как наши клиенты следят за появлением новых понятий и необходимостью отвечать на детальные вопросы, смысл которых вроде понятен, но их много, поэтому клиенты затрудняются определить четкие критерии правильности ответов. Речь идет, в частности, о понятии «налоговый резидент». Для того чтобы эффект деофшоризации не отличался от того, что задумано, необходимо четкое прояснение, разумное администрирование и консенсус между бизнесом и государством о том, какова идеология и суть этого явления.

В последнее время рынок государственного заказа стал интересен не только для российских предприятий, но и для зарубежных партнеров.

И, по словам президента, председателя правления ОАО «Банк Москвы» Михаила Кузовлева, здесь крайне важно обеспечить конкурентность и прозрачность.

– Есть несколько замечаний, – подчеркнул Кузовлев. – В частности, система электронного заказа и сам рынок госзаказа должны определить операцию по набору инструментов, позволяющих контролировать весь процесс от планирования до момента исполнения. У наших зарубежных партнеров такие примеры есть. К сожалению, пока федеральная контрактная система до конца не располагает всем этим инструментарием, но уже прописаны важные моменты, связанные с банковским сопровождением. Хотелось бы, чтоб в подзаконных актах, которые должны быть приняты в ближайшее время, банковское сопровождение было прописано более детально, что позволит заказчику отследить весь процесс исполнения государственного заказа. Кроме того, важно прописать ответственность государственного заказчика. С помощью этих двух условий можно было бы растущий рынок государственного заказа сделать очень привлекательным.

Как от вызовов перейти к возможностям? Специалисты полагают, что все удастся только благодаря партнерству.

– Все очень просто: у нас в саду не растет ни нефть, ни газ, мы должны идти туда, где это есть, это технологический вызов, и все, что мы делаем в России, мы сделаем вместе, – отметил председатель совета директоров, главный исполнительный директор Total Кристоф де Маржери. – Мы развиваем большие проекты. Вызов – это совместные решения и дела.

– Я не уверен, что все предложения бизнеса будут приняты, но то, что диалог носит конструктивный, деловой характер, это факт, – подытожил Антон Силуанов. – Думаю, для наших иностранных коллег тоже важно, что сегодня власть слышит бизнес, достаточно адекватно реагирует на запросы, открыта для всех форматов коммуникаций и сегодня это отличительная черта всего инвестиционного климата в целом, который складывается у нас в стране. Проведение последовательной политики снижает риск инвесторов. Мы говорили о множестве вызовов: внешних – ограничения в инвестициях, торговле, внутренних – оттоке капитала. Отвечая на эти вызовы, нужно проводить последовательную политику и снизить риски на Россию, с одной стороны, а с другой – максимально дать зеленый свет компаниям, инвестирующим в нашу экономику.

 

Ирина КРИВОШАПКА