Импортозамещение работает

900

 

 

 

Импортозамещение работает

По итогам всего года мы, вероятно, увидим высокие темпы роста в сельском хозяйстве и обрабатывающей промышленности при умеренно позитивной динамике в строительном секторе

Новая реальность для России – это усиливающиеся санкции «всерьез и надолго». Мы склонны полагать, что отчуждение между Россией и Западом затянется на годы. Ключевой для страны вопрос – насколько ей удастся нивелировать негативные последствия ослабления финансовых и экономических связей с западным миром за счет налаживания отношений с бизнесом других государств и развития собственного производства? Также очень актуален вопрос о том, как нынешнее состояние отношений России и Запада повлияет на процесс внутренней перенастройки российской экономики (если повлияет).

Мы неоднократно отмечали в наших публикациях, что, несмотря на неизменность структуры российского экспорта, экономика страны постепенно диверсифицируется за счет импортозамещения. С течением времени доля потребительских товаров в структуре импорта явно уменьшается, доля инвестиционных товаров увеличивается, а сырьевых (или промежуточных) товаров – остается приблизительно такой же (хотя этот показатель несколько волатилен). Важно отметить, что по итогам 2014 года, вероятнее всего, будет зафиксирована положительная динамика ВВП (темпы роста будут невысокими) на фоне сокращающегося импорта. Такая ситуация резко контрастирует с тенденциями предыдущих лет, когда темпы экономического роста прямо коррелировали с динамикой импорта. При этом, поскольку импортозамещение сопровождается наращиванием импорта инвестиционных товаров, можно предположить, что, если последний прекратится или значительно сократится, это поставит под угрозу процесс замещения импортируемых потребительских товаров. Следовательно, было бы неправильно экстраполировать на слишком долгосрочную перспективу тенденции, наметившиеся в конце 2013 года, когда экономический рост в России впервые начал сопровождаться сокращением импорта.

Ускоренному росту импорта потребительских товаров в предыдущие годы способствовало динамичное наращивание потребительского кредитования, которое отчасти фондировалось банками за счет внешних заимствований. Теперь внешнее финансирование в течение некоторого времени будет затруднено, что, безусловно, отразится на потребительском спросе, который, помимо прочего, страдает вследствие высоких расходов населения на обслуживание кредитов. Процентные ставки по-прежнему весьма высоки, и едва ли можно рассчитывать на их снижение в текущем или начале 2015 года, поскольку в ближайшие месяцы, вероятнее всего, сохранятся высокие темпы годовой инфляции. Позднее в 2015 году вполне возможна резкая дезинфляция. К этому времени должны ослабнуть последствия шока на рынке продуктов питания (вызванного запретом на импорт продовольствия из стран, присоединившихся к антироссийским санкциям), при этом рост денежной массы стремительно замедляется (к середине 2014 года его темпы упали приблизительно до 5–6% по сравнению с аналогичным периодом 2013 года).

По-видимому, широко распространено мнение, что санкции уже сильно повлияли на российскую экономику. Не приходится отрицать, что отдельные компании ощутили негативный эффект, однако для экономики в целом последствия, судя по всему, не столь однозначны и отнюдь не во всем негативны. Об этом говорит то, что экономика продолжает развиваться в соответствии со сформировавшимися ранее трендами и динамика пока не ухудшилась. Напротив, некоторые из них даже немного улучшилась. В частности, ранее мы отмечали, что в прошлом году промышленное производство выросло лишь на 0,5%, а по итогам января – июля текущего года прирост этого показателя составил 1,5% по сравнению с аналогичным периодом 2013 года, причем в основном такое улучшение обеспечила обрабатывающая промышленность.

Впрочем, слишком быстрый рост ввода в эксплуатацию жилых площадей несколько настораживает. В январе – июле объем сданной жилой недвижимости вырос на 31,5% по сравнению с показателем за семь месяцев 2013 года (в июле прирост составил 38,5%), причем рост этого показателя резко ускорился после сравнительно умеренной динамики по итогам четвертого квартала и всего минувшего года в целом. Складывается впечатление, что, когда началось ослабление рубля в минувшем году, население страны приняло решение вкладывать средства в недвижимость. В 2015 году рост объемов вводимого в эксплуатацию жилья должен замедлиться, и не исключено, что этот показатель даже снизится, если финансовая ситуация в России станет менее благоприятной.

В обрабатывающей промышленности рост производства действительно ускорился в первом квартале 2014 года. Методологически, темпы роста в этом секторе (согласно поквартальной статистике по системе национальных счетов) могут отличаться от данных, ежемесячно публикуемых Росстатом. Впрочем, по итогам всего года мы, вероятно, увидим высокие темпы роста в сельском хозяйстве и обрабатывающей промышленности при лишь умеренно позитивной динамике в строительном секторе (трудно объяснить, как сочетаются упомянутый выше динамичный рост объемов сдаваемого жилья со сравнительно вялой динамикой по строительному сектору в целом).

Выпуск сельскохозяйственной продукции в январе – июле вырос на 3,5% по сравнению с аналогичным периодом 2013 года. Мы полагаем, что в ближайшие месяцы этот рост ускорится за счет хорошего урожая (в текущем году урожайность почти на 20% выше очень неплохого показателя предыдущего года). Улучшение производственной динамики в сельском хозяйстве, вероятнее всего, позитивно повлияет на производство мясной продукции на фоне введенных ограничений на импорт продуктов питания. Динамика товарного производства выглядит более позитивной, чем экономики в целом (ВВП в первом полугодии вырос приблизительно на 0,8–0,9% по сравнению с первым полугодием 2013 года), т. е. можно предположить, что сектор услуг, который в предыдущие годы пережил бум за счет притока дешевых денег, вероятно, испытывает усилившееся давление.

Такое развитие событий выглядит вполне обнадеживающим. Однако эффект импортозамещения не может быть долгосрочным, если он не сопровождается технологическими изменениями. Следовательно, особое значение имеет такой фактор, как постоянный рост инвестиций (по итогам текущего года динамика этого показателя, по нашим оценкам, будет позитивной).

Сокращение инвестиций в России по-прежнему вызывает озабоченность – предполагается, что на инвестиционную активность негативно повлияли санкции, однако такая точка зрения также не совсем оправданна. В 2013 году капитальные вложения в производственные мощности фактически остались на уровне предыдущего года (они сократились всего на 0,2%), а в январе 2014 года неожиданно упали на 7,0% по сравнению с январем предыдущего года. С тех пор наблюдается постепенное улучшение динамики инвестиций, которые в январе – июле сократились на 2,6% по сравнению с семью месяцами 2013 года, а по итогам июля – на 2,0% (в июне они выросли на 0,5%). Однако следует отметить, что в июле динамика инвестиций не ухудшилась, темпы роста в годовом выражении в данном случае обманчивый ориентир, это обусловлено эффектом высокой базы сравнения в середине предыдущего года. Дело в том, что в июне 2013 года инвестиции, в отличие от текущего года, внезапно упали почти на 3,0% в годовом выражении, а в июле выросли на 2,4%. Следовательно, санкции не так уж сильно повлияли на сформировавшиеся инвестиционные тенденции, по крайней мере, это влияние не было негативным. Напротив, во второй половине текущего года мы ожидаем роста инвестиций по меньшей мере на 2,0% по сравнению со вторым полугодием 2013 года, т. е. по итогам текущего года в целом можно ожидать позитивной динамики этого показателя. Геополитическая напряженность снизила готовность части российских предпринимателей инвестировать за рубежом и постепенно подталкивает их к вложению средств на внутреннем рынке.

Довольно распространено мнение, что санкции негативно отразились на уровне потребительской уверенности. На наш взгляд, это не так, хотя темпы роста потребительских расходов и, как следствие, оборота розничной торговли действительно снизились, а в отдельных сегментах наблюдался спад (в качестве иллюстрации часто ссылаются на падение продаж автомобилей). Мы уже неоднократно указывали на то, что устойчивая тенденция к замедлению роста оборота розничной торговли наблюдается уже почти два года (она особенно заметна в непродовольственном сегменте). Эта тенденция обусловлена тем, что на обслуживание дорогих потребительских кредитов уходит значительная часть доходов населения – это исключительно внутренний макроэкономический фактор, не связанный с последними геополитическими событиями. В июле оборот розничной торговли вырос всего на 1,1% по сравнению с аналогичным периодом 2013 года, а по итогам января – июля – на 2,4%. Темпы роста этого показателя заметно упали по сравнению с первым кварталом текущего года и 2013 годом в целом, когда оборот розничной торговли увеличился, соответственно, на 3,6% и 3,9% в годовом выражении. Потребительское кредитование в январе – июле 2014 года росло в среднем приблизительно на 123 млрд руб. в месяц – эта сумма значительно меньше объема ежемесячных процентных выплат по потребительским кредитам, которые уже достигли уровня 11 трлн руб. Соответствующие тенденции были очевидны более года назад, и уже тогда это привело к более осторожной оценке перспектив российской экономики. Ставки по кредитам по-прежнему слишком высоки (однако на фоне санкций они не выросли), поэтому мы полагаем, что до конца года динамика потребительского спроса будет вялой (хотя и лучше, чем в июне – июле, когда годовая инфляция достигла пика). При этом мы не ожидаем ускорения роста цен до конца текущего года и полагаем, что по его итогам темпы инфляции составят не более 8,0% (если только напряженность «войны санкций» не повысится). Оборот розничной торговли в 2014 году, по нашим оценкам, должен вырасти приблизительно на 2,3%.

В начале текущего года (до резкого обострения кризиса на Украине) мы снизили прогнозируемые на текущий год темпы экономического роста приблизительно до 0,0–0,5%. Мы по-прежнему полагаем, что динамика ВВП будет достаточно вялой, однако считаем, что экономика не окажется в рецессии (если только не будут введены новые, исключительно масштабные санкции). Напротив, мы не исключаем, что темпы роста в 2014 году будут даже выше моделируемых и приблизятся к 1,0% – во втором полугодии ожидается еще более значительное сокращение импорта, и на динамику ВВП позитивно повлияет увеличение чистого экспорта. Сейчас по счету текущих операций наблюдается положительное сальдо, которое может вырасти, что предполагает увеличение чистого оттока капитала. Девальвация рубля и запрет на импорт ряда продовольственных товаров из отдельных стран способствуют замещению импорта и сокращению поставок товаров из-за рубежа по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. При этом режим свободно плавающего валютного курса ограничивает спекулятивные операции против рубля и, в конечном итоге, снижает спрос на иностранную валюту.

Перспективы текущего года весьма неопределенны. В феврале мы ожидали, что ВВП по итогам 2014 года вырастет всего на 0,2%. Рост частного потребления замедлился сильнее, чем мы предполагали, однако динамика инвестиций и чистого экспорта была значительно лучше. В связи с этим мы не исключаем, что темпы экономического роста по итогам всего года будут ближе к 1,0%. Оценка роста ВВП со стороны предложения также позволяет предположить, что такой рост возможен – на основе восстановления сельского хозяйства и обрабатывающей промышленности.

Впрочем, точность таких прогнозов может оказаться довольно низкой. Россия переживает период адаптации к новым экономическим реалиям. В частности, невозможно предугадать, как изменятся товарные запасы: есть вероятность, что по итогам года этот показатель снизится (так часто бывает во время экономических трудностей), хотя не исключено, что в конечном итоге он вырастет. Возможная волатильность запасов может довольно значительно повлиять на конечную динамику ВВП – отклонения могут достичь 0,5 п. п. и более. С точки зрения предложения весьма проблематично корректно оценить динамику чистого налогообложения товаров и импорта в реальном выражении.

Развитие экономики в 2015 году тоже не вполне определено. Не исключено, что нам придется строить прогнозы на будущий год на основе совершенно новых допущений, в частности с учетом более жесткого госрегулирования в различных секторах экономики. Правила игры могут измениться весьма существенно.

 

Евгений ГАВРИЛЕНКОВ, Антон СТРУЧЕНЕВСКИЙ