Социально-экономическое положение России и перспективы

1108

 

 

 

Социально-экономическое положение России и перспективы

После посткризисного восстановления экономики при приросте ВВП в 5–6 процентов в год можно ожидать, что Россия через несколько лет превзойдет Германию по размеру ВВП и выйдет на пятое место в мире

В 2013 году Россия столкнулась с проблемой существенного снижения экономического роста. Правительство впервые за много лет вынуждено было признать, что российская экономика потеряла темп развития. В течение всего года Минэкономразвития несколько раз снижало прогнозные оценки роста ВВП – с 3,5 до 1,4 процента. 21 ноября в рамках научной конференции «Управленческие науки в современной России» состоялась открытая лекция Абела Гезевича АГАНБЕГЯНА, доктора экономических наук, профессора, академика РАН, в ходе которой ученый проанализировал основные экономические и социальные показатели развития России в кризисном 2009 году и в период 2010–2013 гг., а также дал прогноз основных параметров социально-экономического развития нашей страны до 2017 года. Наш журнал публикует основные тезисы этой лекции. Обращаем внимание читателей, что все приведенные в докладе фактические данные и цифры актуальны на момент проведения конференции «Управленческие науки в современной России» 21–22 ноября 2013 года.

Из двадцати ведущих стран мира, представленных на Международном саммите G-20, кризис 2008–2009 гг. в России был самым глубоким. У нас больше всех снизился валовый внутренний продукт – почти на 8 процентов (для сравнения: в Японии на 6 процентов, в Европе на 4 процента, в США – 3 с небольшим). В развивающихся странах валовый внутренний продукт в период кризиса не упал, но сократились темпы его роста в среднем с 6 до 2 процентов. То же самое касается Китая и Индии. В Украине, Греции, Португалии, Исландии, Армении и ряде других стран кризис был неизмеримо более глубоким, но это не ведущие страны. Мы же говорим о самом глубоком кризисе среди именно ведущих стран.


Больше всех у нас также упали инвестиции – на 17 процентов. Больше всех обвалился фондовый рынок – в 4,5–5 раз, в то время как в других странах он обвалился в среднем в 2–2,5 раза. Больше всех у нас сократился объем внешней торговли – экспорт снизился на 40 процентов, тогда как в других странах в среднем на 20 процентов. Больше всех мы потеряли бюджет. Если бы не помощь Резервного фонда, из которого в бюджет в 2009 году было перечислено 2,9 триллиона рублей, а в 2010 году еще 1,8 трлн, то нам нечем было бы платить оклады бюджетникам.

Мы – рекордсмены по многим параметрам глубины кризиса. Но благодаря активной деятельности правительства в целом мы пережили его относительно безболезненно. Могло быть много хуже, ведь этот кризис был вдвое глубже, чем кризис 1998 года. Но в этот раз правительство и Центральный банк осуществили крупные антикризисные мероприятия, которые являлись в целом положительными. В 2008–2009 годах эти мероприятия спасли банковскую систему от системного банкротства и не допустили взлета инфляции, в отличие от кризиса 1998 года. Была оказана помощь многим системоообразующим предприятиям и банкам. Если не считать краткосрочных займов, то в целом на антикризисные мероприятия было потрачено 10 трлн рублей, или 25 процентов всего валового внутреннего продукта того времени.

Что тянет вниз российскую экономику

В настоящее время мы находимся на этапе так называемого «послекризисного развития». Эти слова, помимо буквального значения, имеют более глубокий смысл, потому что в ходе прошедшего кризиса сложились условия, которые до сих пор определяют наше развитие.

После кризиса российская экономика довольно быстро восстановилась, в том смысле, что произошло возвращение к докризисным макроэкономическим показателям. Так, валовый внутренний продукт уровня 2008 года Россия восстановила в 2012 году. Уровень промышленности, грузооборота и розничной торговли – в 2011 году. Внешнеторговый оборот восстановился в конце 2011 года, строительство и инвестиции – к концу 2012 года. Безработица после кризиса довольно быстро пошла на спад, и в 2012 году занятость восстановилась.

Послекризисное развитие не было каким-то особенно плохим – темп упал, но тем не менее он был выше, чем в других странах в 2010–2011 годах, произошел отскок. Но с 2012 года в нашей стране началось довольно серьезное сокращение экономического роста – неожиданное и не очень понятное. Особенно это видно по промышленности – сокращение на 8 процентов в 2010 году, на 5 процентов в 2011 году, на 2,6 процента в 2012 году. Валовый внутренний продукт и другие показатели тоже серьезно сократились. Особенно удивляет внешнеэкономический оборот – рост в 2010–2011 годах был 32 процента, а потом упал до 3 процентов.

В начале 2013 года Министерство экономического развития прогнозировало, что валовый внутренний продукт будет расти на 3,5 процента. Позднее возможный рост сократили сначала до 2,6 процента, а затем до 1,8 процента. Сейчас считают, что годовой темп будет 1,4 процента.

Никто не ожидал, что промышленность будет на нуле, что строительство, транспорт будут падать. Впервые после кризиса сокращаются инвестиции, а значит, сокращается производство машинооборудования. По данным за три квартала, часть макроэкономических показателей растет, а часть серьезных показателей сокращается. Сейчас справедливо говорить о том, что у нас рецессии нет, но положение близко к стагнации.

Что происходит, почему такая тенденция? Дело в том, что в ходе кризиса коренным образом изменились условия, определяющие наш социально-экономический рост, – они ухудшились. А некоторые условия и факторы, которые толкали экономику вперед, ушли, зато усилились условия, которые тянут ее вниз. Некоторые из них совершенно новые, до кризиса их не было.

Первый фактор, тянущий нашу экономику вниз, – это отток капитала. Если суммировать отток за последние годы, это уже больше 400 млрд долларов. Капитал – кровь экономики, он имеет основополагающее значение. Капитал несет во все части народного хозяйства инвестиции, которые являются вложениями в будущее, – это то, от чего в основном зависит экономический рост. Когда капитал убывает из страны, это приводит к недофинансированию всего народного хозяйства.

Кроме оттока капитала, в кризис мы сократили выручку от экспорта. Золотовалютные резервы сократились до 386 млрд долл. – на 211 млрд. Резервный фонд и доходы бюджета сократились. Речь идет не просто об оттоке капитала, но и о других потерях, которые изменили коренным образом финансовую ситуацию.

В основе оттока капитала в каком-то смысле лежит огромный внешнеэкономический корпоративный долг наших предприятий и организаций. Этот долг на 1 января 2013 года составлял 568 млрд долларов, сейчас он достиг порядка 650 млрд – это долг предприятий и организаций, включая долги Газпрома, Роснефти, но не включая долги правительства и Центрального банка, которые являются государственными. Долг предприятий и организаций очень быстро растет. И если взять предприятия и организации, к которым он относится – здесь нужно вычесть бюджетную сферу – и взять валовый продукт всей внебюджетной сферы, то он уже достиг 50 процентов ВВП. Это показатель, близкий к критическому.

Накоплен огромный долг перед банками – около 200 млрд долларов, и он продолжает довольно быстро расти. Чтобы обслужить этот долг, предприятия и организации должны возвращать иностранным инвесторам с учетом процентов все большую сумму с каждым годом, в последние годы – 150 млрд долларов в год, и это одна из причин оттока капитала.

Кроме оттока капитала, еще одним негативным фактором, тянущим экономику вниз, является очень большое снижение инвестиций. В кризисном 2009 году инвестиции снизились на 17 процентов, это не введенные сейчас в эксплуатацию мощности и не построенные дома.

В России до кризиса действовало правило: если вы хотите увеличить экономический рост на 1 процент, надо инвестиции увеличить на 2 процента. И у нас инвестиции росли крайне быстро – за десять лет докризисного подъема они выросли в 2,8 раза при росте валового продукта на 90 процентов. А сейчас никакого роста нет, нет роста инвестиций – это существенный фактор, тянущий вниз.

Еще один фактор, тянущий экономику вниз, – технологическое отставание нашей материально-технической базы, которая очень устарела. Средний срок службы оборудования в развитой стране 7–8 лет. У нас средний срок службы машин и оборудования составляет 17 лет. Это требует больше ремонта, обслуживания. Из-за этого больше простоев, больше отставания от современных технологий. На устаревшем оборудовании нельзя производить новую продукцию. На таком оборудовании не может быть высокой производительности и низкой энергоемкости. Все это тянет экономику вниз с каждым годом все больше. Потому что обновление фондов явно ниже тренда их устаревания, они с каждым годом стареют все больше. В последние шесть лет после кризиса инвестиции не увеличивались, а фонды на шесть лет устарели. Это очень серьезный фактор. Модернизация, техническое обновление позволят за 10 лет поднять производительность труда в 2,5 раза, сократить энергоемкость ВВП в 2 раза, снизить материалоемкость ВВП в 1,5 раза.

В современной экономике быстрее всего растет экономика знаний – наука, образование, информационные технологии, биотехнологии, здравоохранение, и ее удельный вес все выше с каждым годом. У России эти отрасли занимают 15 процентов валового внутреннего продукта, в Европе – 35 процентов, а в США – 45 процентов от всей экономики. Еще одна быстрорастущая сфера – это высокотехнологические отрасли, но в нашей стране их удельный вес крайне низок – 11 процентов (для сравнения: за рубежом более 20).

Еще один очень серьезный фактор – это отсталость структуры нашей экономики. У нас преобладают капиталоемкие отрасли с низким потенциалом развития. Это отрасли топливно-энергетические, сырьевые, производство полуфабрикатов и материалов. Производство готовой продукции с высокой добавленной стоимостью – очень низкий удельный вес среди валового продукта. Еще ниже удельный вес инновационных отраслей.

Мы занимаем 70-е место в мире среди стран по развитию высокотехнологических, наукоемких, инновационных отраслей. Виной тому отсталая структура экономики, потому что мы сидим на нефтегазовой игле.

Еще одним важным фактором являются цены на нефть. Им уделяется особое внимание, потому что 60 процентов российского экспорта – это нефть и нефтепродукты и еще 10 процентов – газ, цена которого коррелирует с ценами на нефть. Еще 15 процентов экспорта – лес, уголь, зерно, удобрения, металлы, то есть материалы и полуфабрикаты. Если цены на экспорт растут, это огромный источник экономического роста, потому что идет большая валютная выручка и это толкает экономику вперед. В 1998 году цена за баррель нефти Urals была 12 долларов, а в 2008 году 95 долларов – выросла в восемь раз.

Модернизация – главный источник экономического роста

До 2008 года мы жили в условиях высокого роста, Россия была страной с высоким уровнем дохода на душу населения. Рост экономики во многом был обусловлен благоприятным стечением факторов, но фундаментальные проблемы остались и обострились после кризиса. Теперь настало время их решать.

Ожидается, что в 2014 году инвестиции не увеличатся. Экономический рост может произойти за счет технического обновления, модернизации, которая позволит за десять лет поднять производительность труда в 2,5 раза, сократить энергоемкость ВВП в 2 раза, снизить материалоемкость ВВП в 1,5 раза.

По прогнозу Минэкономразвития РФ, в 2008–2014 гг. импорт вырастет на 67 процентов, а промышленность – только на 15. Конкурентоспособность российской промышленности крайне низка. В 1999–2008 гг. импорт вырос в 5 раз, промышленность – на 80 процентов. В 2004–2008 гг. импорт рос по 30 процентов, промышленность – по 4–6 процентов в среднем в год. Необходимо проводить модернизацию – структурную перестройку народного хозяйства, направленную на сокращение доли топливных и сырьевых отраслей, а также полуфабрикатов и материалов к общему объему ВВП вдвое – с 40 до 20 процентов и увеличение доли готовой продукции с высокой добавленной стоимостью к общему объему ВВП – с 60 до 80 процентов.

В результате удельный вес технологий, биотехнологий и здравоохранения в ВВП может вырасти с 15 до 35 процентов. Следует сократить в структуре экспорта долю топлива, сырья и материалов с 85 до 40 процентов, а долю готовой продукции и услуг повысить с 15 до 60 процентов увеличив в том числе долю инновационной и высокотехнологической продукции с 2 до 15 процентов.

Технологическое обновление материально-технической базы страны способно обеспечить дополнительно 2 трлн рублей инвестиций в год. Перестройка структуры промышленности и экспорта потребует дополнительно до 1,5 трлн рублей инвестиций в год. Для увеличения жилищного строительства до 150 млн квадратных метров в год с соответствующим коммунальным и социально-бытовым строительством потребуется дополнительно до 1,5 трлн рублей инвестиций в год. Для удвоения инвестиций в транспортную инфраструктуру ежегодно дополнительно потребуется до 1,5 трлн рублей инвестиций. В развитие экономики знаний ежегодно дополнительно потребуется 0,5 трлн рублей инвестиций. Таким образом, дополнительная потребность в инвестициях составляет 7 трлн рублей в год (при условиях 2012 г.)

В 2012 году инвестиции в основной капитал России составят около 12,5 трлн рублей. С учетом ежегодного увеличения инвестиций на 7 трлн рублей их общий объем достигнет 19,5 трлн рублей, или немногим более 30 процентов ВВП. При этом нежелательно наращивать корпоративные внешнеэкономические долги предприятий и организаций, особенно госсектора, которые уже сегодня приближаются к опасной критической зоне.

Модернизация социально-экономической системы России должна затронуть все сферы. Так, среди возможных мер, направленных на модернизацию отношений собственности, – приватизация коммерческой госсобственности с сокращением доли госсобственности в ВВП с 65–70 до 35–40 процентов; организация автономных организаций госсобственности.

Модернизация финансовой системы предполагает банкизацию страны с доведением активов коммерческих банков с 75 до 150 процентов; формирование рынка капитала; развитие рыночных фондов «длинных» денег, по общему объему превышающих ВВП страны; всемерное развитие стимулирующей функции налогов вместо преобладания чисто фискального интереса государства.

При модернизации экономической среды необходимо развивать конкуренцию во всех сферах народного хозяйства в противовес монополизации со стороны госпредприятий и организаций и олигархического бизнеса и осуществлять последовательный переход к рыночному антимонопольному законодательству, особенно в банковской сфере.

Модернизация также должна глубоко затронуть агропромышленный комплекс, региональное управление и социальную сферу. Кроме того, предлагается провести реформу жилищно-коммунальной сферы путем перехода к рыночным ценам и реформу образования – в частности, путем перехода к преимущественно платному высшему и профессиональному образованию. Все эти социально-экономические реформы необходимо подкрепить соответствующей модернизацией в политической и судебно-правовой сфере, с мерами по формированию гражданского общества.

Еще один локомотив, толкающий экономику вперед, – жилье. Это коммунальная сфера, инфраструктура, стройматериалы, денежное обслуживание, операции с недвижимостью, ремонт, строительство детских садов и школ. В течение десяти лет до кризиса прирост строящегося жилья составлял 8 процентов в год, а частного жилья – 10 процентов. Если удвоить жилищное строительство, все вместе это даст огромный эффект.

Конечно, негативные факторы не исчезнут. Отток капитала будет еще несколько лет тянуть экономику вниз – нельзя думать, что это временные факторы и все само собой образуется. Но скоро наступит время, когда отступать будет некуда, нужно что-то делать. Как сказал герой Французской революции – «Промедление смерти подобно».

Мы остаемся оптимистами в том смысле, что наша страна обладает колоссальными возможностями, и эти возможности нужно использовать. Все зарубежные организации, которые делают прогнозы, также исходят из того, что Россия будет развиваться достаточно быстро и останется одной из тех стран, которые определяют развитие мира. В перспективе после посткризисного восстановления экономики можно при приросте ВВП в 5–6 процентов в год ожидать, что Россия через несколько лет превзойдет Германию по размеру ВВП и выйдет на пятое место в мире, а через 25–30 лет – превзойдет Японию и выйдет на четвертое место после США, Китая и Индии.