Совершенствование разработки и утверждения планов внешнего управления

390

Институт несостоятельности является одной из наиболее динамично развивающихся сфер российского законодательства. Например, за десять лет Федеральный закон № 127-ФЗ от 26.10.2002 «О несостоятельности (банкротстве)» [1] претерпевал изменения не менее 34 раз, причем более половины изменений проведено за последние три года (2009–2011). Изменению подверглись различные разделы закона, начиная с вознаграждения арбитражного управляющего и заканчивая существенными изменениями, касающимися банкротства финансовых организаций. Вместе с тем некоторые разделы не обновлялись уже много лет. Среди них необходимо выделить регулирование процесса составления и утверждения плана внешнего управления, поскольку он остался практически неизменным еще со времени действия Федерального закона № 6-ФЗ от 08.01.1998 «О несостоятельности (банкротстве)». Вопрос проведения реабилитационных процедур несостоятельности в очередной раз показал свою актуальность в условиях экономического спада, начавшегося в 2008 году, последствия которого сказываются по сей день. Отсутствие изменений в данном разделе «О несостоятельности (банкротстве)» не является свидетельством успешной практики проведения внешнего управления и, соответственно, отсутствия необходимости что-либо менять. В данной статье приведены основные проблемы практики составления планов внешнего управления и намечены направления их решения.

План внешнего управления имеет двойственную сущность. Во-первых, это комплексный документ экономического характера, содержащий обоснование возможности восстановления платежеспособности должника. Во-вторых, как план внешнего управления, утверждаемый собранием кредиторов, он обладает характеристиками коллективного договора между кредиторами должника. Необходимо отметить, что данный документ затрагивает интересы широчайшего круга лиц, который не может быть ограничен только лицами, принимающими непосредственное участие в его составлении и утверждении.

При всем многообразии современных методов и инструментов планирования, прогнозирования и принятия управленческих решений практика составления планов внешнего управления оставляет желать лучшего. Известны случаи, когда собранием кредиторов были утверждены планы внешнего управления, изложенные на восьми страницах, а в тексте не упомянут даже номер дела о банкротстве организации, в рамках которого такой план был составлен. Возникают вполне закономерные сомнения в том, может ли подобный план содержать обоснование возможности восстановления платежеспособности должника, совокупные активы которого превышали 140 млн руб. на дату разработки плана. Данный факт характеризует то, с какой формальностью арбитражные управляющие зачастую подходят к составлению важного документа, а собрание кредиторов – к его рассмотрению и утверждению. Для обоснования возможности восстановления платежеспособности должника должны быть известны как минимум величина кредиторской задолженности к погашению и величина средств, которые могут быть найдены для этих целей [1, ст. 106, ст. 3]. К несчастью, далеко не все планы внешнего управления содержат и то и другое, а ведь из-за отсутствия любой из этих величин становится невыполнимой основная функция данного документа. Современная практика такова, что арбитражные управляющие и лица, привлекаемые ими для обеспечения проведения процедур, в большинстве своем компетентны скорее в юридических вопросах, нежели в экономических, что вызвано объективной необходимостью и современным соотношением данных аспектов в процедурах несостоятельности. В результате экономическая обоснованность и реалистичность мер, предлагаемых в планах внешнего управления, иногда могут вызвать серьезные сомнения, что подтверждается практикой.

План внешнего управления, относящийся к основным документам, составляемым в данной реабилитационной процедуре, неизбежно оказывает влияние на итог проведения мероприятий по восстановлению платежеспособности. И даже если усомниться в причинно-следственной взаимосвязи между качеством составления плана внешнего управления и итогом соответствующей процедуры, несомненно, подробное и качественное планирование является эффективным инструментом для предотвращения определенных проблем или их разрешения. Так, например, при адекватном, точном и подробном планировании предстоящих платежей снижается риск возникновения просроченной задолженности после подачи заявления о несостоятельности, в частности по заработной плате. Как показывает практика, недостаточное внимание к данному вопросу может в итоге привести к существенным осложнениям в деятельности внешнего управляющего, в том числе со стороны правоохранительных органов.

Необходимо отметить, что преобладание примеров экономически некорректного составления планов внешнего управления обусловлено множеством объективных проблем законодательства и практики проведения процедур несостоятельности, каждая из которых требует разрешения.

При составлении плана внешнего управления наиболее очевидной проблемой является отсутствие подробного нормативного регулирования данного процесса. Арбитражные управляющие вынуждены руководствоваться устаревшими нормативными актами либо нормативными актами смежных областей законодательства. Действующая редакция закона «О несостоятельности (банкротстве)» содержит отсылки к федеральным стандартам профессиональной деятельности арбитражных управляющих (далее – федеральные стандарты), однако на сегодняшний день существуют два федеральных стандарта профессиональной деятельности арбитражных управляющих, и они не регулируют составление плана внешнего управления. Проект стандарта, определяющего принципы разработки плана внешнего управления, описывается в работе [15, с. 296], однако отсутствует в открытом доступе и на сайте разработчика – Российского союза саморегулируемых организаций арбитражных управляющих [12]. Соответствующих стандартов нет и на локальном уровне – такие выводы сделаны на основе исследования документов, представленных на сайтах 15 крупнейших саморегулируемых организаций арбитражных управляющих. Таким образом, на сегодняшний день процесс составления плана внешнего управления прямо регламентирован только требованиями закона «О несостоятельности (банкротстве)» [1, ст. 106]. В то же время даже наличие такого регулирования может не оказать существенного влияния на эффективность и качество составления данного документа, что подтверждается практикой проведения арбитражными управляющими финансового анализа (формальный подход, отсутствие существенной информации), на сегодняшний день подробно регулируемого отдельным нормативным актом [2]. Сложность регулирования процесса составления плана внешнего управления состоит в уникальности каждой ситуации неплатежеспособности. Меры и методы, показавшие свою эффективность в управлении одним должником, могут обернуться лишь расходованием драгоценных ресурсов в другом случае. Следовательно, при регулировании процесса и механизма составления плана внешнего управления невозможно ограничиться только формальными критериями.

Другая проблема практики составления планов внешнего управления – срок, отведенный на данный процесс, составляющий максимум два месяца. За это время арбитражный управляющий должен успеть дополнить анализ финансового состояния должника более актуальными данными, сделать прогноз факторов, способных повлиять на финансово-хозяйственное состояние должника в перспективе, рассмотреть кратчайшие пути к намеченным целям и др. При этом каждый элемент планирования требует обоснованного количественного выражения и уточнения по срокам. Времени, отведенного на составление плана, не всегда достаточно для достижения необходимой степени подробности и обоснованности. Нарушение арбитражным управляющим сроков представления плана внешнего управления, указанных в [1, ст. 107, п. 5], является существенным и служит безусловным основанием для отстранения его от исполнения обязанностей, это подтверждено судебной практикой [10]. Нельзя также упустить из виду тот факт, что в период составления плана внешнего управления арбитражный управляющий не может пренебрегать иными своими правами и обязанностями, к которым отнесены: прием в управление имущества должника и проведение его инвентаризации, выполнение текущих управленческих обязанностей, перечень которых может оказаться шире, нежели полномочия руководителя должника, отказ от исполнения договоров должника [1, ст. 102] (на данный процесс отведено три месяца с даты введения внешнего управления), оспаривание сделок [1, гл. III. 1]. Данный перечень может быть дополнен другими обязанностями и правами [1, ст. 20.3, 99]. В то же время для увеличения срока, отведенного на составление плана внешнего управления с момента утверждения внешнего управляющего, необходимо рассмотреть широкий круг вопросов, начиная от срока самой процедуры внешнего управления и заканчивая балансом интересов кредиторов и должника, предусмотренного современной законотворческой парадигмой. С 2005 года процедуры внешнего управления показали успешный результат лишь в 2,95 % случаев [13, 14], а значит, вместо ожидаемого эффекта увеличение длительности данной процедуры может привести только к затягиванию дела о несостоятельности.

Исходя из анализа иностранного законодательства [16, с. 151; 5, с. 20] о несостоятельности, необходимо отметить, что в западных странах планирование реорганизации должника происходит параллельно с анализом его финансового состояния. В данном процессе задействованы все заинтересованные лица, и предложения по восстановлению платежеспособности начинают рассматривать уже на этапе наблюдения за деятельностью должника. На сегодняшний день нормативное регулирование проведения финансового анализа должника в процедурах банкротства в России находится в процессе реформирования. Данный факт представляет возможность рассмотреть предложения о внесении в формируемый федеральный стандарт деятельности арбитражных управляющих в отношении анализа финансового состояния должника разделов, направленных на совершенствование механизма составления планов внешнего управления. Речь идет о возложении на временного управляющего обязанности изучить и включить в документы, содержащие анализ финансового состояния должника, сведения о предполагаемых мерах по восстановлению платежеспособности должника в случае, если им сделан вывод о наличии такой возможности. Данный раздел финансового анализа должен включать:

• направления восстановления платежеспособности;
• конкретные действия, необходимые для реализации предполагаемых мер;
• сроки реализации данных мер;
• количественные оценки эффекта данных мер в сравнении с потенциальной реестровой задолженностью к погашению по итогам реабилитационной процедуры.

Как отмечают многие авторы, основные меры по восстановлению платежеспособности можно разделить на три группы:

• получение необходимых денежных средств от основной или вспомогательной деятельности;
• получение денежных средств от реализации активов;
• определение дополнительного внешнего финансирования.

Наличие и достаточность ликвидных активов для восстановления платежеспособности должника становятся очевидными по итогам анализа активов должника с учетом результатов ежегодной инвентаризации имущества и документов, удостоверяющих государственную регистрацию прав собственности должника. Поиском данной информации арбитражный управляющий занимается еще на этапе наблюдения, она составляет основу соответствующего раздела анализа финансового состояния [1, ст. 70, п. 3]. Форма представления дополнительного финансирования должнику зависит от пожеланий такого лица и согласия (ходатайства) на это органа управления должника, уполномоченного на это [1, ст. 94, п. 2], однако вопрос о наличии лиц, заинтересованных в предоставлении должнику дополнительного финансирования, как правило, также становится ясным по итогам процедуры наблюдения. Наконец, аналогичное утверждение справедливо и в отношении наличия у организации возможности получить достаточные для расчетов с кредиторами денежные средства от основной и вспомогательной деятельности в установленный законодательством срок. Выявление такой возможности производится арбитражным управляющим на основе анализа механизма функционирования должника, его расходов, доходов, факторов внешней среды и т. д., то есть в общем случае в ходе процедуры наблюдения, поскольку требование о проведении подобного анализа содержится в [2].

Исходя из вышеизложенного, арбитражный управляющий может сделать предварительные выводы о направлениях и мерах по восстановлению платежеспособности должника уже в ходе составления анализа финансового состояния. Поскольку процедура наблюдения, как правило, занимает около 4–7 месяцев, представляется целесообразным возложить вышеописанную обязанность на арбитражного управляющего, проводящего анализ финансового состояния должника, если он делает вывод о возможности восстановления платежеспособности. В данном случае возникает дополнительный вопрос о целесообразности утверждения в качестве внешнего управляющего того арбитражного управляющего, который провел данный анализ и обосновал вывод о возможности восстановления платежеспособности.

Перечень возложенных на внешнего управляющего прав и обязанностей свидетельствует о необходимости привлечения иных лиц для их своевременного выполнения, в том числе для составления плана внешнего управления. Однако, как показывает практика, кредиторы могут выступить против привлечения сторонних лиц, несмотря на то что такое право предоставлено арбитражному управляющему [1, ст. 20.3, п. 1]. При этом у крупных кредиторов зачастую есть иные рычаги воздействия на арбитражного управляющего, помимо тех, что предусмотрены законом. Нередко конкурсными кредиторами могут быть крупные организации, в частности кредитные. Спрос на услуги конкретного арбитражного управляющего во многом зависит от лояльности таких кредиторов к нему. Подобное положение вещей приводит к нарушению баланса интересов как между кредиторами и должником, так и между самими кредиторами, оно может проявляться в выражении неявного или косвенного предпочтения одного кредитора перед другими в ходе составления плана внешнего управления. В российской практике банкротства утверждение плана внешнего управления находится в компетенции собрания кредиторов должника. Правом голоса на таких собраниях обладают только конкурсные кредиторы и уполномоченные органы. Как следствие, интересы наименее защищенных групп кредиторов и иных лиц могут оказаться неучтенными. Собрание кредиторов не способно учитывать интересы всех групп кредиторов и заинтересованных лиц.

Предпосылкой для учета намного более широкого круга интересов является утверждение плана внешнего управления арбитражным судом. Подобная практика распространена за рубежом, где арбитражный суд зачастую выполняет функции контроля соответствия плана реорганизации законодательству и отсутствия признаков мошенничества. В отличие от западных коллег, российские арбитражные суды не настолько хорошо осведомлены об экономической стороне практики ведения бизнеса. В этих условиях целесообразно проведение подробной экспертизы данного документа, на основании которой арбитражный суд мог бы сделать выводы об экономической обоснованности предложенных в плане мер, соответствии их законодательству и соблюдении прав и законных интересов всех групп кредиторов и заинтересованных лиц. Идея экспертизы является актуальной с учетом готовящегося проекта поправок в закон «О несостоятельности (банкротстве)» в части повышения эффективности защиты прав кредиторов первой и второй очереди [4]. В соответствии с ним предполагается наделить представителя работников должника правом голоса на собраниях кредиторов, поскольку работники должника могут не обладать необходимыми знаниями и компетенциями для оценки обоснованности и соответствия законодательству утверждаемого плана.

Обеспечение и регулирование деятельности арбитражных управляющих является функцией саморегулируемых организаций [1, ст. 2], при этом среди их обязанностей [1, ст. 22, п. 2] также названы:

• контроль профессиональной деятельности арбитражных управляющих – членов саморегулируемой организации в части соблюдения требований законодательства;

• осуществление анализа деятельности своих членов на основании информации, представленной ими в саморегулируемую организацию.

С учетом перечисленных обязанностей проведение подобной экспертизы целесообразно возложить на саморегулируемые организации арбитражных управляющих. Похожая система экспертизы уже создана в оценочной деятельности. Если экспертиза отчетов об оценке проводится специализированным экспертным советом саморегулируемой организации оценщиков, то в саморегулируемой организации арбитражных управляющих такая функция может быть передана создаваемому органу, который должен осуществлять контроль за соблюдением членами саморегулируемой организации требований федеральных законов, иных нормативных правовых актов Российской Федерации, федеральных стандартов, стандартов и правил профессиональной деятельности [1, ст. 21.1, п. 9]. Поскольку штат саморегулируемых организаций невелик, вызывает сомнение возможность провести глубокую экспертизу плана внешнего управления исключительно силами ее сотрудников. Ввиду этого целесообразным является допустить привлечение саморегулируемыми организациями сторонних лиц, в качестве которых могут выступать аккредитованные при саморегулируемой организации лица, а также арбитражные управляющие – члены этой организации. Для введения практики составления подобных экспертных заключений саморегулируемые организации должны будут провести:

• формирование механизма отбора привлекаемых для экспертизы лиц;
• обеспечение независимости и отсутствия заинтересованности привлеченных экспертов;
• выработку единых правил разработки и утверждения экспертного заключения, включая способы и формы документооборота в процессе проведения экспертизы;
• утверждение тарифов на проведение экспертизы, которые не должны зависеть от содержащихся в экспертном заключении выводов;
• координацию деятельности привлеченных лиц для выработки единого мотивированного экспертного заключения.

Объектом проводимой экспертизы должен являться готовый план внешнего управления с приложенными к нему документами, необходимыми для ее осуществления. Цель экспертизы – не составление нового плана внешнего управления, а выявление неточностей, ошибок, недостаточной обоснованности предлагаемых в документе мер, несоответствия законодательству и нарушений интересов отдельных групп лиц. Экспертизу проводят по трем направлениям:

• экспертиза соответствия федеральному законодательству, федеральным стандартам, стандартам и правилам профессиональной деятельности, а также иным нормативным правовым
актам;

• экспертиза экономической обоснованности предложенных в плане внешнего управления мер, их реализуемости и достаточности;

• экспертиза соблюдения планом внешнего управления прав и законных интересов отдельных групп лиц, как участвующих в деле о несостоятельности, так и иных заинтересованных лиц.

По итогам проведенной экспертизы обязательно составляют мотивированное заключение. Положительное экспертное заключение составляется в том случае, если план внешнего управления полностью соответствует требованиям законодательства, представленная в нем информация обеспечивает исчерпывающее обоснование возможности восстановления платежеспособности должника в установленные законодательством сроки, а также отсутствуют основания полагать, что интересы той или иной группы кредиторов будут нарушены в ходе проведения указанных в плане мер. Препятствием для выдачи положительного экспертного заключения не должны становиться опечатки, технические и арифметические ошибки, не влекущие за собой существенного искажения информации, представленной в документе. При наличии отрицательного экспертного заключения в нем должны быть перечислены и обоснованы все выявленные нарушения. Экспертизу следует проводить в соответствии с требованиями законов, федеральных стандартов профессиональной деятельности арбитражных управляющих, правил, установленных для членов данной саморегулируемой организации, и т. д. В зависимости от вида экспертизы саморегулируемой организацией арбитражных управляющих указывают допущения и ограничительные условия, с учетом которых такая экспертиза проводится.

Отметим, что нормы, регулирующие проведение экспертизы саморегулируемыми организациями арбитражных управляющих, могут быть включены в федеральные стандарты профессиональной деятельности арбитражных управляющих, которые разрабатываются Национальным объединением арбитражных управляющих и утверждаются Министерством экономического развития. Для того чтобы обеспечить утверждение плана внешнего управления арбитражным судом, соответствующие положения должны быть закреплены в законе «О несостоятельности (банкротстве)».

Сегодня понятие несостоятельности выходит далеко за рамки конкурсных отношений. Как уже было отмечено, вокруг отношений, возникающих в процессе несостоятельности, образуется большое число заинтересованных лиц. Среди них особое место занимают лица, участвующие в деле о несостоятельности, однако список лиц, имеющих по отношению к должнику права и законные интересы, не может быть ограничен несколькими пунктами [1, ст. 34]. Прежде всего, ими являются собственники должника (или собственники имущества должника – унитарного предприятия) и работники должника. Текущая редакция закона «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает немалое количество правовых возможностей для защиты имущественных интересов собственников должника [6, с. 129], тогда как работники должника остаются одной из наиболее незащищенных групп лиц в процедурах несостоятельности. Меры, предусмотренные планом внешнего управления, могут затрагивать интересы очень широкого круга лиц, включая работников должника, причем не только тех, перед которыми должник имеет задолженность, собственников должника, контрагентов и других лиц. Так, например, у арендаторов имущества должника могут возникнуть законные возражения по поводу чрезмерного повышения арендных ставок. Решение такого спора арбитражным судом невозможно без проведения экспертизы экономической обоснованности предусмотренных планом внешнего управления арендных ставок (их соответствия рыночным условиям и влияния на платежеспособность должника), а утверждение такого плана только затянет процедуру. Еще одна категория лиц, чьи законные права и интересы могут быть затронуты планом внешнего управления, – поставщики, подрядчики и потребители. Наконец, отдельно необходимо выделить широчайший круг интересов, связанных с должниками, в собственности которых находятся активы социального характера (жилой фонд, объекты коммунальной инфраструктуры и пр.), а также с должниками, деятельность которых привела к появлению дополнительного обслуживающего бизнеса. Меры по восстановлению платежеспособности подобных должников способны оказать существенное влияние на различных лиц (как физических, так и юридических) из непосредственного окружения должника, которые не попали в список конкурсных кредиторов, но их социально-экономические права и законные интересы могут быть затронуты.

Таким образом, предполагается, что лицами, имеющими право ходатайствовать перед арбитражным судом о проведении экспертизы плана внешнего управления, должны являться лица, чьи права и законные интересы могут быть нарушены планом внешнего управления, а также лица, на деятельность и финансовое состояние которых могут оказать существенное влияние меры, предусмотренные планом. Разумеется, при расширении круга лиц, которым предоставлено право ходатайствовать о проведении экспертизы, возникает ряд дополнительных вопросов, которые связаны, в частности, с особенностью применения норм, обеспечивающих соблюдение коммерческой тайны.

Ходатайство о проведении экспертизы должно быть представлено в арбитражный суд до даты вынесения судом определения об утверждении предлагаемого плана внешнего управления. В случае представления такого ходатайства после даты утверждения проведение экспертизы не препятствует реализации мер, предусмотренных планом, что снижает риск затягивания дела о несостоятельности в результате предложенных нововведений. По итогам рассмотрения плана внешнего управления арбитражный суд должен иметь возможность вынести определение об утверждении плана внешнего управления, о его направлении на экспертизу саморегулируемой организации арбитражных управляющих, об отказе от утверждения плана внешнего управления и направлении его на повторное рассмотрение собранием кредиторов. По итогам экспертизы у суда должна быть возможность отказать в утверждении плана внешнего управления полностью или частично и направить его на доработку арбитражному управляющему либо на повторное голосование собрания кредиторов, при этом возможность признания арбитражным судом плана внешнего управления недействительным полностью или частично также должна быть сохранена. В общем случае схема утверждения плана внешнего управления представлена на рисунке.

Кроме того, целесообразно рассмотреть необходимость установления особенных случаев, когда проведение экспертизы плана внешнего управления является обязательным. В частности, арбитражный суд без решения собрания кредиторов может вынести определение о введении внешнего управления, если есть существенные основания полагать, что платежеспособность должника может быть восстановлена и нет оснований для введения финансового оздоровления [1, ст. 75]. Данный случай является одним из тех, когда предлагаемая экспертиза обязательно должна проводиться, причем за счет средств должника (в отличие от случая проведения экспертизы по ходатайству заинтересованного лица за счет средств такого лица), при этом данные расходы должны оплачиваться в размере фактических затрат (вне лимитов, предусмотренных в [1, ст. 20.7, п. 3]) наряду с расходами на проведение оценки, почтовыми расходами и иными расходами [1, ст. 20.7, п. 2]. В случае введения процедуры внешнего управления по основаниям [1, ст. 75] суд должен обязать внешнего управляющего представить план внешнего управления, утвержденный собранием кредиторов, в саморегулируемую организацию арбитражных управляющих, членом которой он является, для проведения соответствующей экспертизы. Закон «О несостоятельности (банкротстве)» также предусматривает особенности проведения процедур банкротства в отношении отдельных категорий должников. Поскольку некоторые категории должников являются социально или экономически значимыми организациями, экспертизу плана внешнего управления такими организациями также следует проводить в обязательном порядке. В частности, это относится к субъектам естественных монополий, градообразующим организациям и стратегическим организациям. В этом случае обязательная экспертиза должна быть осуществлена до даты проведения собрания кредиторов по утверждению плана. В случае проведения процедуры в отношении стратегической организации такую экспертизу можно проводить параллельно с подготовкой заключения федерального органа исполнительной власти, обеспечивающего соблюдение единой политики в отрасли, в которой действует должник, заключения о плане внешнего управления. Такие же требования могут быть предъявлены в случае внесения в план внешнего управления существенных изменений.

Введение практики экспертизы планов внешнего управления саморегулируемыми организациями арбитражных управляющих не противоречит практике проведения судебной экспертизы, а также позиции Высшего арбитражного суда [3]. Проведение экспертизы планов внешнего управления позволит существенно повысить качество составляемых планов внешнего управления с точки зрения экономической обоснованности, а утверждение арбитражным судом обеспечит соблюдение и учет прав и законных интересов большего числа лиц, что соответствует первоначальной сущности института несостоятельности. Экспертиза планов внешнего управления саморегулируемыми организациями даст возможность решить проблему формального подхода к составлению данного документа, являющегося основным руководством внешнего управляющего к действию.

Излишнее затягивание процесса составления и утверждения плана внешнего управления предотвратит требование о представлении утвержденного плана в арбитражный суд в течение четырех месяцев с момента введения процедуры [1, ст. 107, п. 5] и возможность арбитражного суда вынести решение о признании должника банкротом в противном случае. В то же время целесообразно представить арбитражному суду возможность продления данного срока, особенно для указанных выше особых категорий экономически и социально значимых организаций. Возникающие в связи с предложенными мероприятиями дополнительные расходы составят незначительную сумму по сравнению с убытками, которые могут возникнуть вследствие некачественного составления плана внешнего управления. Более того, в общем случае их возлагают на лицо, заинтересованное в проведении экспертизы, а не на должника, что соответствует принципу эффективности планирования в части минимизации транзакционных издержек. Дополнительно возникшие расходы саморегулируемой организации арбитражных управляющих можно покрыть за счет разницы между размером оплаты услуг в соответствии с договором на проведение экспертизы и суммой оплаты услуг привлеченных для этого лиц. Само участие саморегулируемой организации арбитражных управляющих в процессе утверждения плана обеспечит единый уровень качества профессиональной деятельности ее членов, а также возможность учета арбитражными судами экономической стороны проблемы при утверждении плана внешнего управления.

С учетом среднего числа проводимых в год процедур внешнего управления введение механизма экспертизы планов не вызовет сильного увеличения нагрузки на данные организации. Введение же в федеральный стандарт, регулирующий проведение анализа финансового состояния должника, требования о подробном обосновании возможности восстановления платежеспособности должника, если арбитражным управляющим сделан соответствующий вывод, позволит увеличить срок, отведенный на составление плана, без затягивания самой процедуры внешнего управления.

В заключение необходимо отметить, что несовершенство законодательства о несостоятельности в части составления и утверждения планов внешнего управления могло бы не носить критичный характер, если бы все или хотя бы большая часть арбитражных управляющих руководствовались принципами полноты, добросовестности и разумности. Предложенные меры соответствуют современной законотворческой парадигме и не выходят за рамки возможности реализации.