Инвестиции плюс инновации: значение суммы при изменяемых слагаемых

55

 

 

 

Инвестиции плюс инновации: значение суммы при изменяемых слагаемых

Инвестиции – это основа экономического роста, а инновации – инструмент для повышения конкурентоспособности экономики

Специалисты утверждают, что инновации невозможны без инвестиций и наоборот, независимо от того, о каком секторе экономики идет речь. Если эти два понятия так взаимосвязаны, то возникают вопросы: как управлять инновациями, чтобы привлечь инвестиции? Какие инвестиции нужны для того, чтобы компания заявила об инновациях в реальном секторе? Можно ли в историческом прошлом страны найти решения нынешних проблем? На эти и другие вопросы попытались ответить участники секции «Управление инвестициями и инновациями в реальном секторе», прошедшей в рамках Второй научной конференции «Управленческие науки в современном мире» в Финансовом университете при Правительстве Российской Федерации.

– Инвестиции – это основа экономического роста, а инновации – инструмент для повышения конкурентоспособности экономики, – открыла дискуссию Елена Тютюкина, заведующая кафедрой «Инвестиции и инновации» Финансового университета при Правительстве РФ, д.э.н., профессор. – Реальные инвестиции реализуются через инвестиционные и инновационные проекты. И когда принимаются решения об их осуществлении, перед инвесторами возникает целый ряд проблемных вопросов: как отобрать эффективные инвестиционные и инновационные проекты, какие методологические подходы к оценке эффективности выбрать, как учитывать и оценивать риски, а также управлять ими, как отслеживать эффективность проекта в процессе его реализации, когда выходить из проекта и как оценивать стоимость активов и бизнеса в случае выхода? Совокупность всех этих отношений и их участников и есть инвестиционный рынок, успешное функционирование которого невозможно без соответствующей инфраструктуры и институтов. Поэтому совершенно правильным и обоснованным является озвученная несколько лет назад нынешним премьер-министром РФ Дмитрием Медведевым позиция о том, что сегодняшняя российская экономика – это экономика «четырех и»: институты, инфраструктура, инвестиции и инновации. Это может быть девизом нашей секции.

– Инновационные технологии менеджмента тесно соприкасаются с инновациями и управлением инвестициями в реальном секторе, поскольку конкурентоспособность достигается тем, что наряду с инновациями в реальном секторе необходимо использовать инновации в менеджменте, – поддержала модератора Марина Савельева, представляющая Российскую Академию народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации. – Конкурентоспособность организации достигается за счет гибкого и динамичного реагирования на изменения внешней среды и в то же время создания новой среды. Это своевременная реакция на существующие и перспективные тенденции. С учетом ускорений во внешней среде и усиления конкуренции возникла необходимость искать новые методы менеджмента, в том числе и те, которые становятся самостоятельными, например управление репутацией компании, управление брендом компании, торговой маркой, управление имиджем компании и многое другое. Появилось такое направление, как менеджмент знаний, которое заставляет пересмотреть отношение к инновациям.

Как отметила М. Савельева, инновации становятся не просто цепочкой фундаментальных, прикладных исследований, но и процессом с участием всех заинтересованных сторон – начиная с потребителя и заканчивая конкурентами. И большую роль в этом процессе играют коммуникации, знания, вызывающие доверие. Для иллюстрации спикер привела пример, когда в Нью-Йорке один из продавцов пончиков предложил покупателям брать сдачу самостоятельно, в результате чего его прибыль увеличилась в два раза. Иными словами, доверие позволяет снизить издержки и улучшить отношения с потребителями.

В рамках stakeholder-management, то есть управления взаимоотношениями с заинтересованными сторонами, есть концепция, которая опирается на то, что организация старается выявить все связи с заинтересованными сторонами, их интересы, объединить в единую систему и на основании удовлетворения интересов выстраивать долгосрочные доверительные отношения с ними. За счет этого создаются новые конкурентные преимущества организации.

В последнее время в компаниях большое внимание уделяется управлению талантами. Все стремятся к тому, чтобы привлечь уникальных сотрудников и сделать конкурентные преимущества этой организации некопируемыми и непереносимыми. Как этого добиться? Один из зарубежных экспертов в области кадрового менеджмента предлагает три условия: широкие возможности для профессионального развития работников, нацеленность организации на принесение пользы миру, соблюдение этических принципов самими руководителями.

– С одной стороны, меняются условия и среда, которая заставляет нас увидеть несостоятельность, неэффективность методов, которые обычно применялись в менеджменте, с другой стороны, это заставляет нас искать новые методы менеджмента, – отметила Савельева. – В России пока немного примеров гибкого реагирования на запросы рынка, но все же они есть. Одна из немногих компаний, занимающихся тестированием программного обеспечения, под каждый новый проект формирует новую команду. Проект заканчивается – команду распускают. Но сотрудников набирают, можно сказать, с улицы. Люди приходят, учатся, приобретают навыки тестирования программного обеспечения, что может освоить не каждый, равно как и не каждый пройдет обучение до конца. Получается, с одной стороны, более-менее гибкое отношение к найму работников, с другой стороны, специфика способствует тому, что остаются те, кто является специалистом или профессионалом в данной области.

Свои трактовки понятия инновационных способностей как комплекса свойств организации, характеризующих умение динамично планировать, создавать, интегрировать инновационные ресурсы, а также использовать их в операционных процессах для реализации инновационной деятельности, предложили Анатолий Казанцев, профессор кафедры «Операционный менеджмент» Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского государственного университета, д.э.н., и Анна Логачева, ассистент кафедры «Операционный менеджмент» Высшей школы менеджмента Санкт-Петербургского государственного университета, в докладе «Ключевые факторы управления развитием инновационных способностей организаций».

– Согласна, что инновационные способности способны менять окружающую среду, – отметила А. Логачева. – Инновационные способности стоят между инновационными ресурсами и ключевыми компетенциями компании, которые в свою очередь позволяют ей развивать конкурентные преимущества. Мы провели исследование на 55 промышленных предприятиях России, включив в анкету вопросы в том числе и по инновационным ресурсам и инновационным способностям. Конечно, это были больше качественные вопросы, попытка проанализировать те конкретные механизмы управления, которые существуют в компании. Отталкиваясь от структуры ресурсов, мы предложили собственную структуру инновационных способностей, включающую пять составляющих: финансовый, кадровый, технологический, информационный и организационный факторы.

По результатам исследования эксперты сделали ряд выводов. В отношении значения информационных технологий в современном менеджменте получилось, что все больше знаний, управленческих практик можно закодировать и реально перенести не из компании в компанию, но от сотрудника к сотруднику, и тогда становится все меньше индивидуальных знаний. Технологический фактор тоже показал высокую значимость и сильное влияние, характеризуя способность поиска, развития и применения прогрессивных технологических решений. То есть об открытых инновациях говорят больше, чем о собственных разработках. Организационный фактор показал способность к сбалансированным организационным решениям, планированию ресурсов и выстраиванию эффективного стиля управления. И кадровый фактор имеет меньшую значимость, он характеризует способность формировать и управлять структурой квалифицированного персонала, что опять-таки подчеркивает неиндивидуальность этих знаний. Интеллектуальный фактор был еще меньше, он отвечал за индивидуальные характеристики персонала, применение ресурсов. И самое меньшее влияние оказывает финансовый фактор.

– Пользуясь такими данными, можно выстроить цепочку решений, которые необходимо применять исходя из задач, которые стоят перед самой компанией, а затем посмотреть, к чему хотим прийти за счет инновационных способностей и их развития, – отметила А. Логачева. – После этого, по предложенной нами методике, компаниям необходимо оценить те ресурсы, которые у них есть, и те уровни развития способностей, которым она на данный момент соответствует. Наиболее значительными факторами оказались информационный, технологический и организационный, а не кадровый и финансовый, которые с точки зрения ресурсов были бы ключевыми. Вывод – формирование инновационных способностей происходит на операционном уровне, в качестве рутин, а не на индивидуалистическом уровне персонально каждого менеджера или какого-то сотрудника, талантливого или не очень.

На принятие инвестиционных решений влияют глобальные факторы, считает Георгий Федин, профессор Санкт-Петербургского государственного экономического университета. Давно изучая проблемы глобализации, руководствуясь сравнительным анализом ситуации в различных странах, автор разделил тему глобальных факторов принятия инвестиционных решений на три части: инвестиции как фактор экономического развития, причины глобализации инвестиционной деятельности и глобальные инвестиционные решения.

– Действительно, инвестиции, с одной стороны, это самая изменчивая часть валового национального проекта, – отметил спикер. – С другой стороны, инвестиции, вне всякого сомнения, источник экономического развития. Нехватка инвестиционных ресурсов – это одна из ключевых проблем российской экономики.

Если во времена плановой экономики СССР был полностью ориентирован на то, чтобы оберегать национального производителя, не подставлять его под конкурентный удар, то, когда при переходе к рынку ситуация изменилась, она стала неожиданно обостренной – наша страна резко ощутила нехватку инвестиционных ресурсов.

– Можно сколько угодно заявлять об инновационной модели развития, говорить, что надо перейти от ресурсной модели к инновационной, но мы сегодня живем в эпоху абсолютно бездефицитной экономики, а в такой ситуации найти свою рыночную нишу очень трудно, – отметил Г. Федин. – Поэтому инвестор, принимая решение – вкладывать деньги или нет, понимает, что он столкнется с такой конкуренцией, с такой занятостью всех сфер, что риск будет очень большой. И проблема оттока капитала во многом состоит в бездефицитности рынка, в его очень большой степени насыщенности, в сложности найти свою рыночную нишу.

По мнению докладчика, в глобализации инвестиционной деятельности «виновны» три предпосылки: технологическая, экономическая и культурная. Технологическая предпосылка многоаспектна – для развития нужны технологии. При этом, отметил спикер, любая технологическая инновация не обязательно создается в рамках одной страны, разработчикам приходится выходить за рубеж. В данном случае очевидна глобализация инвестиционных решений.

Вторая предпосылка – экономическая, связанная с необходимостью снижения издержек. Либо с теми же издержками давать больший результат, либо с меньшими издержками давать тот же результат. Применимо к инвестициям можно говорить о постоянном поиске наиболее эффективного пути, затраты – результаты. Если в 1960-е годы предприниматель из Западной Германии даже не помышлял о переводе своего производства в Китай, то спустя 50 лет размещение производства в Китае приняло по-настоящему массовые масштабы.

Отсюда, по словам докладчика, идет и третья предпосылка – культурная, когда принимаются глобальные инвестиционные решения наравне со сложным культурным взаимодействием. То есть инвестор не просто считает свои затраты, он, безусловно, сталкивается с местной культурой.

– Мне рассказывал немецкий предприниматель, что, сотрудничая с китайскими партнерами, он пришел к выводу, что у них много общего, – сказал Георгий Федин. – И подобная культурная общность во многом определила успешность инвестиционных проектов в Китае. Я бы сказал, что это культурное взаимодействие, вне всякого сомнения, обусловило глобализацию инвестиционных решений. Конечно, если говорить о глобализации в принятии инвестиционных решений, здесь очень много более важных, чем просто культурная общность, аспектов. Например, выбор целевых регионов. Существуют очень интересные процедуры, разработанные специалистами-практиками. Например, существует список из 20–25 регионов мира, куда имеет смысл инвестировать. При этом инвесторы очень тщательно изучают этот список, сокращают его до самого минимального и тогда еще более внимательно рассматривают все характеристики региона, включая рыночные. Несмотря на то что в настоящее время в мире есть достаточно много стран, в которых инвесторы могут найти интерес, они все еще вкладывают средства в развитые страны с высоким уровнем дохода, более совершенной инфраструктурой и надежным законодательством. В свою очередь, развивающиеся страны, так называемые формирующиеся рынки, зачастую хоть и привлекают инвесторов, но и одновременно их отпугивают.

Спикер привел некоторые данные по инвестициям крупнейших игроков на рынке с 1970 по 2011 г. В частности, в 1975 году 41 процент прямых иностранных инвестиций приходился на Европейский Союз, 11 процентов – на США, 48 процентов – на остальной мир. В 1990 году ситуация изменилась: уже США и Евросоюз аккумулировали большую часть всех инвестиций, на остальной мир приходилось 28 процентов. В 2011 году доля США резко уменьшилась, а страны остального мира стали инвестировать 30 процентов средств.

Если обратиться к странам БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южная Африка), то наибольшее инвестиционное оживление стало наблюдаться в 2010 году – когда в регион было направлено 20 процентов всех инвестиций, пятая часть всех мировых инвестиций. Если посмотреть на ситуацию в России, то 1990-е и начало 2000-х годов для России были «мертвым» периодом. После принятия новой редакции закона о прямых инвестициях в 1999 году началось некое оживление, особенно сильно проявившееся после 2005 года, со значительным спадом в 2008–2009 гг. и подъемом в 2010 и 2013 годах.

– Российская экономика стала более привлекательной для прямых инвестиций, я считаю, что именно они имеют наибольшее значение, – подчеркнул спикер. – Потому что именно они способны давать приток новых технологий, реально изменять структуру отрасли, модернизировать производственные мощности. Сейчас, конечно, с новой ситуацией Россия может потерять свою привлекательность для иностранных инвесторов. Да, мы владеем собственными средствами, но внутри страны они ограничены. Кроме того, у иностранных инвесторов очень большой опыт функционирования в определенных условиях, в условиях рыночной экономики. Очень большой инновационный опыт. То есть понятно. И наконец, когда мы говорим о принятии инвестиционных решений, надо учитывать роль законодательства.

Государственно-частное партнерство едва ли можно назвать теоретическим подходом в решении проблем по привлечению инвестиций. Примерами удачных «сделок» по схеме ГЧП Россия пока тоже не может похвастаться. Возможно, поэтому эксперты предпочитают обсуждать ГЧП как перспективную схему взаимодействия участников бизнеса, имеющую свои преимущества в определенных сферах экономики и при наличии гарантий.

– На Петербургском международном экономическом форуме в ходе обсуждения инвестиций известный эксперт Стэнли Марк сказал о том, что в России очень большие возможности, но недостаточно быть рынком возможностей – нужно иметь механизм привлечения инвестиций, – сказала Диана Гуц, заместитель председателя рабочей группы по улучшению инвестклимата в регионах при Комитете по энергетике Государственной Думы. – И государственно-частное партнерство, по мнению эксперта, – важнейший и универсальный механизм развития экономики, значение которого в России с каждым годом возрастает и которое приносит обществу необходимый социально-экономический эффект. Причем партнерство во всех сферах экономической и социальной политики. Россия может привлекать и деньги, и инвестиции, и частных инвесторов. У нас хорошие позиции относительно других стран. И стоит этим воспользоваться.

По мнению Д. Гуц, наиболее перспективными и быстроокупаемыми проектами с участием ГЧП могут стать проекты IT-сферы, коммунальной инфраструктуры, энергетики, образования, здравоохранения, жилищного строительства, транспортного, оборонно-промышленного комплексов. На сегодняшний день все проекты в России по ГЧП реализуются на концессионных соглашениях. В нашей стране только ожидается принятие закона о государственно-частном партнерстве, на сегодняшний день эта деятельность регламентируется в основном законом о концессионных соглашениях, о защите конкуренции, об инвестиционной деятельности.

– В сфере ГЧП есть две глобальные проблемы: несовершенство законодательной системы и невысокий уровень компетентности как инвесторов, так и представителей органов исполнительной власти на местах, которые не совсем понимают, как им все это оформлять и какая модель применима под тот или иной проект, – подчеркнула Д. Гуц. – Потому что понятно, чего хочет инвестор: инвестор хочет вложить деньги и вернуть их максимально быстро. У государства другая проблема: оно хочет закрыть какие-то социальные «дыры» в здравоохранении, образовании, ЖКХ или транспортной инфраструктуре и не потратить на это деньги.

Д. Гуц предложила нестандартное решение проблемы: при участии ведущих вузов страны разработать некую учебную программу и совместно с представителями государственной власти, инвесторами и другими заинтересованными сторонами проводить семинары и мастер-классы по всем вопросам, связанным с государственно-частным партнерством.

 

Ирина КРИВОШАПКА