Риск потери вложенных инвестиций остается высоким

97

 

 

 

Риск потери вложенных инвестиций остается высоким

Но это – не единственный риск, с которым сталкивается компания, работающая сегодня в сфере ЖКХ

ОАО «Российские коммунальные системы» – крупнейшая частная федеральная компания, работающая в коммунальном секторе. Насколько сегодня это совместимые понятия – ЖКХ и частный бизнес? Об этом в интервью журналу «Эффективное антикризисное управление» рассказал президент ОАО «Российские коммунальные системы» Игорь ДИБЦЕВ.

– Игорь Николаевич, РКС были созданы в 2003 году, и тогда в качестве цели компании называлось «формирование нового рынка коммунальных услуг». В какой степени удалось решить эту задачу? Можно ли говорить, что сегодня в России существует новый рынок коммунальных услуг?

– За это время элементы рыночной культуры в ЖКХ действительно пришли. С одной стороны, тому способствовала государственная политика по реформированию отрасли. В частности, перевод всей системы оказания коммунальных и жилищных услуг на договорную основу, формирование на месте муниципальных жилищных контор конкурирующих управляющих компаний, привлечение частных компаний-операторов к управлению коммунальной инфраструктурой. С другой стороны, надо отдать должное и крупным частным операторам, таким, как РКС, кото- рые «ввязались» в эту историю и на собственном примере испытали новую модель хозяйствования в ЖКХ.

Уже тогда, в 2003 году, было понятно, что бизнес в ЖКХ может прийти и работать только на основе партнерства с властью. Никто не питал иллюзий насчет полной коммерциализации коммунального комплекса. Как особый с точки зрения социальной нагрузки сектор, он имеет свою специфику контроля, ценового регулирования и управления. Поэтому уже тогда «Российские коммунальные системы» как пионер в деле прихода частного бизнеса в ЖКХ заявляли новый формат рынка коммунальных услуг на базе партнерства с органами власти.

Сегодня, по прошествии семи лет, мы можем констатировать, что идея ГЧП (государственно-частного партнерства) в ЖКХ является наиболее актуальной. На основе этой модели удалось запустить и реализовать многие региональные проекты, инвестировать около 7 млрд рублей в обновление коммунальной инфраструктуры. Появилась конкуренция за право аренды коммунальных объектов. Муниципальное имущество передается в управление коммунальным компаниям на основе конкурса.

То есть институциональные преобразования действительно имеют место. Но важно, чтобы эти преобразования отражались и на качестве поставляемых потребителю услуг.

— Как вы сегодня оцениваете степень конкурентности коммунальной сферы – в том числе с учетом собственного опыта работы в ряде российских регионов?

– Конкуренция существует, и мы это видим на примере публичных конкурсов на право аренды или покупки муниципальных коммунальных комплексов. Например, в 2009–2010 годах такие конкурсы проводились по электрическим сетям Брянской области, Самараводоканалу, коммунальным объектам в северных районах Амурской области, в Красноярском крае, Ленинградской области и в других регионах. О своем намерении привлечь арендатора объявили томские власти, причем они ориентируются на привлечение иностранной компании, что также возможно.

При всем при этом нельзя не отметить, что конкурсные механизмы еще плохо отработаны. По многим конкурсам возникают спорные ситуации или даже отмена результатов.

Ограничителем конкуренции в коммунальном секторе сегодня можно назвать сам объект конкурсного предложения – то есть имущественный коммунальный комплекс. Он находится не в лучшем состоянии, его эксплуатация высокозатратна, при этом цены на услуги регулируются «извне» (далеко не по рыночным формулам), объем требуемых инвестиций измеряется миллиардами, а размер инвестиционных надбавок в тариф – копейками, что растягивает срок возврата инвестиций на десятилетия. Управлять такой инфраструктурой и нести за нее полную ответственность – профессиональную, репутационную и, не дай бог, уголовную – захочет далеко не каждый. Поэтому борьбу за коммунальный актив можно видеть не так часто – только когда власть, как собствен- ник инфраструктуры, делает бизнес-структурам более-менее конструктивное предложение.

– Насколько остро, на ваш взгляд, в коммунальной отрасли стоит проблема угрозы техногенного (связанного с износом оборудования) и финансового кризисов? Или пик кризиса в коммунальной сфере сегодня преодолен?

Биологические очистные сооружения Перми, объект находится в ведении ООО «НОВОГОР-Прикамье» (работает под управлением ОАО «РКС»). В реконструкцию БОС с 2008 г. вложено более полумиллиарда рублей– Проблемы техногенного характера стоят достаточно остро. Но если раньше эту проблему можно было формулировать как техногенную угрозу и риск заморозить зимой целые города, то сейчас я бы не стал настолько драматизировать ситуацию. В последние годы определенная прочность в системе ЖКХ появилась за счет стабилизации финансовой ситуации, увеличения реального финансирования и, соответственно, увеличения объемов ремонтных работ.

Вместе с тем, мы недавно подсчитали, сколько лет потребовалось бы для обновления коммунальной инфраструктуры при существующих темпах работ. Получилось, что в среднем по контуру РКС более-менее благополучно обстоят дела с заменой воздушных электролиний. При нормативном сроке замены 25–33 года показатель по системам РКС составил 35 лет. В тепловом хозяйстве потребовалось бы 53 года, в водопроводных сетях – более ста лет. Но хуже всего обстоят дела с канализационными сетями. Они практически не меняются. Гипотетическая цифра, которую мы высчитали исходя из анализа ремонтных работ прошлых лет, составляет почти 500 лет. Проще говоря, внимания к этой инфраструктуре никакого. Срабатывает остаточный принцип. Но, хотя потребитель не может непосредственно оценить качество услуги водоотведения и очистки стоков, он все равно чувствует это опосредованно, через экологию городского пространства и используемых водоемов, через аварии на магистральных коллекторах, из-за которых приходится отключать водоснабжение целых городских районов.

Одним словом, технологические проблемы в отрасли остаются, и их предстоит решать. Причем наиболее эффективный способ – ремонты и замена отработавшего оборудования и сетей, а институциональные преобразования – вспомогательный механизм.

Что касается так называемого «финансового кризиса» в отрасли, то он перманентен. Те или иные факторы его обостряют, но в целом до финансовой стабильности ЖКХ еще очень далеко. Пока что отрасль держится на плаву за счет урезания до минимума объемов производственных программ, экономии на фонде заработной платы. В частности, рекомендованный Федеральной службой по тарифам индекс роста фонда оплаты труда на 2010 год составил 1,0, то есть рост зарплаты коммунальных работников – нулевой.

– Что сегодня мешает коммунальной сфере развиваться более энергично, работать более эффективно? И с точки зрения законодательной базы, и с учетом «человеческого фактора»?

– Первое – несовершенство тарифного регулирования. Это давняя история, о которой на всех форумах и профессиональных площадках ведутся дискуссии. Если в системе тарифного регулирования не заложен механизм стимулирования снижения затрат, то отрасль неминуемо будет высокозатратной. Так оно и есть. Даже если сейчас внедрить систему тотального учета и контроля за объемом отпуска-потребления услуг – строго по приборам учета, – затраты все равно «вылезут», потому что их провоцирует сама система тарифного регулирования. Поэтому необходимо предусматривать стимулы снижения затрат.

Система тарифного регулирования должна быть ориентирована в том числе и на инвестиционный процесс. Нормативно-правовые решения на этот счет уже существуют, однако здесь мы сталкиваемся с другим фактором, а именно – с большой политизированностью отрасли и принимаемых решений, когда экономика коммунального предприятия зависит не столько от экономических показателей, сколько от выборного процесса и смены глав регионов.

По эффективности предприятия очень сильно бьют такие не решенные с правовой точки зрения вопросы, как наказание недобросовестных пользователей коммунальных услуг. До сих пор законодательство было «заточено» на гуманное отношение к должнику. И только сейчас приходит понимание того, что должник фактически паразитирует на добросовестных плательщиках и на предприятии, долги в совокупности вредят хозяйственной деятельности предприятия, сокращают объемы ремонтных работ, дестабилизируют работу коммунальных объектов. Принцип «потребил – заплати» должен реализовываться последователь- но и жестко с привлечением к ответственности должников. Заниматься ежегодным списанием миллионных долгов, которые просто невозможно взыскать, – это порочная практика. Мы сейчас в РКС к этой проблеме подходим очень жестко: су- димся, через службу судебных приставов ограничиваем должникам выезд за границу, инициируем выселение должников.

– С какими основными рисками сегодня приходится сталкиваться бизнесу, который работает в коммунальной сфере?

Станция обезжелезивания воды на ВЗУ-7 в Тамбове. Построена «Тамбовскими коммунальными системами». Торжественный пуск в эксплуатацию состоялся в октябре 2009 г.– Один из существующих рисков – невозврат инвестиционных вложений. Как правило, в настоящее время бизнес работает в коммунальном комплексе на основе договоров аренды, которые могут быть расторгнуты досрочно. И всякий раз после смены главы муниципалитета такой риск действительно возникает. При этом инвестиционные обязательства прописаны отдельно в инвестиционных соглашениях, и механизм возврата инвестиций чаще всего очень неопределенный, он может предполагать принятие определенных та- рифных решений в будущем, но гарантий никаких нет. Поэтому риск потери бизнеса и вложенных инвестиций остается сегодня очень высоким.

Достаточно велик также риск снижения платежной дисциплины и роста неплатежей за коммунальные услуги. Ситуацию усугубляют снижение уровня жизни населения и усиление протестных настроений, отсутствие поэтапности и последовательности в действиях местных властей. Так, после скачка тарифов по отдельным муниципальным образованиям в начале 2010 года, который получился из-за наложения индексации тарифов в рамках инфляции, отмены перекрестного субсидирования и увеличения доли платежей населения в покрытии себестоимости услуг, собираемость платежей резко упала. Мы приложили максимум усилий, чтобы не допустить резкого роста дебиторской задолженности. При этом РКС распространили через СМИ свою позицию по вопросу аудита тарифов, которая заключалась в том, что там, где давно и последовательно занимаются реформой ЖКХ, резких скачков тарифов допущено не было. Кому-то со стороны может показаться, что предприятия ЖКХ заинтересованы в как можно большем росте тарифов. Но это не так. Резкие скачки чреваты неплатежами и саботажем.

В последнее время в части расчетов с потребителями появился и такой риск, как недобросовестные управляющие компании, работающие в многоквартирном жилищном фонде. УК задерживают платежи, копят задолженность, не ведут никакой работы с должниками – владельцами квартир, не ведут учета потребления услуг на общедомовые нужды, не распределяют расходы по общедомовым нуждам на всех жильцов и так далее. Такое впечатление, что единственная их функция – собрать средства, которые самотеком платят добросовестные жильцы, и на этом успокоиться. Себе на зарплату хватит, а ресурсоснабжающей коммунальной компании можно просто сказать, что денег нет. Отключить услуги в доме все равно нельзя, ведь среди жильцов есть и добросовестные плательщики. Такой вот получается риск на сотни миллионов рублей.

– Как сказался на деятельности вашей компании экономический кризис?

– Наиболее чувствительным оказался вопрос по замораживанию уровня заработной платы персонала. Фактически в течение двух лет – 2009–2010 годы – многие компании группы РКС в рамках принимаемых регулирующими органами тарифных решений были вынуждены не индексировать заработную плату. В результате мы имели внутренние конфликты и даже судебные разбирательства с персоналом.

Мы почувствовали на себе удорожание кредитных ресурсов, ведь коммунальная сфера предполагает постоянное использование кредитов из-за отсрочки платежей конечных потребителей.

Как я уже говорил, из-за общего ухудшения платежеспособности потребителей в период кризиса возникла угроза роста дебиторской задолженности. Однако благодаря предпринятым мерам нам удалось сохранить собираемость платежей на докризисном уровне – выше 90 %.

– Каким образом вы сегодня решаете проблему неплатежей?

Основное направление – использование всех законных мер воздействия на должников. Выселение злостных неплательщиков – это законная мера, которая, однако, практически не использовалась. Мы решили, что достаточно попустительствовать неплатежам, необходимо привлекать должников, которые по несколько лет не платят за коммунальные услуги, к ответственности и переселять их, если они того заслужили, в общежития или в специальный маневренный муниципальный фонд. Компании группы РКС инициировали более 20 исков о выселении должников. Во всех случаях долги были погашены полностью или частично, и дело до выселения пока не дошло.

Кроме того, мы усилили совместную работу со службой судебных приставов – ограничиваем выезд за рубеж должников, организуем совместные рейды по изъятию ценного имущества и так далее.

Во всей этой работе мы исходим из того, что борьба с должниками – это наш долг перед добросовестными плательщиками. Потому что исправно оплачивающие услуги граждане не должны страдать от своих нерадивых соседей или от того, что коммунальная компания закрывает на должников глаза. Недосборы платежей – это недоремонты, это угроза отключения услуг и ухудшение качества коммунальной инфраструктуры.

Одновременно в последние два года РКС системно проводит поощрительные акции с призами для добросовестных плательщиков. Это акции «Коммунальная весна-2009» с Николаем Валуевым, акция «В Новый год – без старых долгов!» с суперпризом – поездкой на Олимпиаду в Ванкувер, акция «уДачный сезон-2010».

В первом полугодии 2010 года средний уровень собираемости платежей по группе РКС составил 94 %, что в ЖКХ считается высоким показателем.

– Насколько сегодня коммунальная отрасль интересна для инвесторов? Есть ли перспективы развития у частногосударственного партнерства, концессий?

Формы государственно-частного партнерства необходимо совершенствовать. С точки зрения законодательства можно расценить как прорыв на стратегически важном направлении принятие в июле текущего года поправок в Федеральный закон «О концессионных соглашениях», которые делают концессию реально применимым механизмом в ЖКХ. До сих пор концессия в ЖКХ существовала только на бумаге. Теперь, благодаря корректировке законодательства, отрасль получила привлекательный механизм сотрудничества бизнеса и власти, в котором прозрачны взаимные обязательства сторон, понятна долгосрочная перспектива, продуманы способы привлечения дополнительных кредитных ресурсов. Остается перевести все это в практическую плоскость. И, в частности, РКС над этим вопросом вплотную работают.

Уже законодательно прописана перспектива перехода отрасли на долгосрочные тарифные решения. Прорабатываются новые методики тарифного регулирования, в частности в соответствии с доходностью инвестированного капитала – методика RAB.

Всего этого бизнес ожидал, и можно утверждать, что такие шаги повышают инвестиционную привлекательность коммунального сектора. В то же время действующая система сдерживания тарифов индексами предельного роста зачастую сводит на нет все шаги по повышению коммерческой привлекательности. Естественным ограничением выступает и уровень жизни населения. По этой причине сегодня инвестору интересны только крупные города – административные центры с более-менее высокими доходами населения и высокой плотностью проживания потребителей услуг. Там работа коммунальной инфраструктуры может быть рентабельной. В малых городах и тем более в сельских поселениях коммунальное хозяйство очень проблемное, зачастую до сих пор – дотационное. Естественно, инвесторам эти активы неинтересны.

Что касается ОАО «РКС», то и прошлый год, и текущий компания вела активную инвестиционную деятельность и увеличивала объемы инвестиционных вложений, хотя динамика всего экономического фона была отрицательной. С учетом всех источников в 2009 году объем инвестиционных вложений по реализуемым нами проектам вырос на 47%, в 2010 году ожидается рост на 33 %. Уже принятые обязательства и начатые проекты мы не имели права замораживать.

– Закон «Об энергосбережении» предполагает установку приборов учета энергоресурсов до конца 2011 года. По вашим оценкам, удастся ли выполнить требование закона? Что сегодня тормозит этот процесс? И какого эффекта вы ждете от повсеместного внедрения приборов учета?

– Анализ положения дел с оснащенностью многоквартирных домов общедомовыми приборами учета показал, что в контуре РКС уровень «оприборивания» составляет в среднем 67 %, притом что по электроэнергии – практически близкий к ста процентам показатель, а по теплу – очень низкий.

По нашим оценкам, в контуре РКС (а это около 4,5 млн бытовых потребителей коммунальных услуг) для «оприборивания» частных домов и установки общедомовых приборов учета на многоквартирных домах потребуется порядка 3 млрд рублей. Это достаточно внушительная сумма, и без поддержки со стороны властей явно не обойтись. Скорее всего, сроки придется законодатель но продлевать. Собственников жилья, которые не смогут или не захотят выполнить требования закона, окажется не так мало.

Сама по себе установка приборов учета и отказ от расчетных нормативов потребления – это бесспорное благо. Полное «оприборивание» позволит установить объемы реального потребления услуг и масштабы существующих утечек в сетях и на внутридомовых коммуникациях. При этом, на наш взгляд, целесообразно сразу устанавливать такие приборы, которые позволяют дистанционно считывать показатели, чтобы упростить и, главное, удешевить работу абонентских служб.

Установка трубы на строящейся блочно-модульной котельной в Бежицком районе г. Брянска, 2010 г., инвестиционный проект ОАО «Брянские коммунальные системы»– Насколько важна для вас работа по повышению лояльности ваших конечных потребителей – граждан?

— Казалось бы, оказание коммунальных услуг – монопольный вид деятельности. Хочешь – не хочешь, нравится – не нравится, а услугу получишь от конкретного поставщика – Водоканала, Тепловых или Электрических сетей. Несмотря на это, мнение конечного потребителя для коммунальной компании все-таки важно.

Повышая лояльность, мы укрепляем дисциплину платежей. Лояльность конечного потребителя позволяет нам грамотно выстраивать работу с так называемыми исполнителями – управляющими компаниями, ТСЖ, ЖСК и другими организациями, обслуживающими жилищный фонд и выступающими посредниками между ресурсоснабжающей коммунальной организацией и конечным потребителем услуг. Лояльность потребителей и формирующийся благодаря этому общий информационный фон – это, в конце концов, есть не что иное, как репутация компании, от которой зависят возможности дальнейшего развития и расширения бизнеса. Поэтому PR- деятельность РКС ориентирована на активную информационно-разъяснительную работу, оперативное взаимодействие со СМИ, открытость компании перед общественностью.

– Считается, для предприятий ЖКХ остро стоит кадровый вопрос: высокая текучка, низкая квалификация персонала… Каким образом вы решаете эти вопросы?

— В кризисный период ситуация усугубилась из-за невозможности индексировать заработную плату персоналу. Вместе с тем, руководство компании считает большой победой тот факт, что ни в одном регионе мы не допустили массовых сокращений. Вместе с профсоюзом искали компромиссные решения.

Что касается квалификации, то я бы вспомнил сентябрьское заседание Госсовета, на котором президент России Д. А. Медведев абсолютно справедливо заметил, что стране не нужно столько специалистов с высшим образованием. Мастера своего дела – нужны, специалисты с коллекцией дипломов – нет. Так вот, чтобы мотивировать персонал, мы в системе РКС ежегодно проводим конкурсы профессионального мастерства, поощряем лучших, популяризируем их опыт, в том числе через корпоративный журнал. Налажена системная работа с учебными заведениями, существует практика проведения дней открытых дверей, когда организуются экскурсии для учащихся по объектам РКС. У «Кировских коммунальных систем» есть опыт совместной реализации с аспирантами Вятского государственного университета инновационного проекта «Технологии безреагентного обеззараживания воды кавитационно-ультрафиолетовым воздействием».

– Как вы считаете, сегодня в обществе уже есть понимание, что в коммунальной сфере могут работать не только государственные, но и частные компании? Насколько люди готовы платить за качество оказываемых услуг?

— Мое мнение, что общество к этому готово. Тем более что с точки зрения тарифов нет разницы, работает в городе частная или муниципальная компания. Система регулирования для коммунальных предприятий всех форм собственности одна и та же.

Другое дело, что, на мой взгляд, к такому решению не вполне созрели органы власти. Именно этой нерешительностью я объясняю то, что в коммунальном секторе до сих пор по пальцам можно пересчитать частные компании. Если бы власть захотела и на самом деле дала «зеленый свет» для прихода в коммунальный сектор бизнеса, частных операторов было бы уже гораздо больше. Лишнее тому доказательство – быстрый захват частными управляющими компаниями сектора оказания жилищных услуг по управлению многоквартирными жилыми домами, хотя только недавно было принято решение о демонополизации этого сектора.

Новый фильтровальный зал водоочистных сооружений Петрозаводска, объект построен в рамках инвестиционного проекта ОАО «Петрозаводские коммунальные системы» и сдан в эксплуатацию в июне 2010 г.

 

Примечания:

ОАО «РКС» создано 29 мая 2003 года. Цель компании – развитие коммунальной инфраструктуры российских городов и предоставление качественных услуг потребителям.

В настоящее время дочерние и управляемые компании РКС работают в 9 регионах РФ: в Алтайском и Пермском краях, Амурской, Брянской, Владимирской, Кировской, Тамбовской, Тверской областях, в Республике Карелия. Долгосрочная стратегия развития компании предусматривает дальнейшее расширение бизнеса как за счет начала работы в новых регионах, так и за счет расширения территории деятельности и спектра оказываемых услуг в регионах присутствия РКС. Деятельность группы компаний ОАО «РКС» осуществляется на основе договоров аренды коммунального имущественного комплекса (от 1 года до 49 лет) с региональными и муниципальными администрациями.

100 процентов акций РКС принадлежат группе компаний «РЕНОВА».