«Надо уметь работать в тех условиях, которые есть»

875

 

 

 

«Надо уметь работать в тех условиях, которые есть»

На вопросы журнала «Эффективное антикризисное управление» отвечает президент Национального союза водоканалов, генеральный директор ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» Феликс КАРМАЗИНОВ.

– Национальный союз водоканалов объединяет как частных операторов рынка, так и государственные компании. На ваш взгляд, сегодня есть зависимость между формой собственности и эффективностью работы?

– Некоммерческое партнерство «Национальный союз водоканалов» было создано полтора года назад. В него вошли ОАО «Российские коммунальные системы», ОАО «Евразийский», группа компаний «Росводоканал», ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга», водоканалы Екатеринбурга и Уфы. Это действительно предприятия разных форм собственности. Однако было бы ошибочно считать, что именно форма собственности определяет успех или неуспех той или иной компании. Сегодня мы видим, что государственное или муниципальное пред- приятие может работать эффективно, добиваясь успеха, а может балансировать на грани банкротства. Аналогично – и для частных предприятий: есть примеры успешных компаний, а есть – еле сводящих концы с концами, с трудом выполняющих свои обязательства перед потребителями.

Все дело в организации бизнес-процессов, в способности менеджмента того или иного предприятия эффективно решать стоящие перед ним задачи.

По большому счету, потребителям все равно, от кого они получают воду – от государственного унитарного предприятия или от частного оператора. Главное, чтобы эта вода была чистая, безопасная и чтобы она поступала бесперебойно.

— Чего сегодня не хватает отрасли для того, чтобы работать более эффективно?

– Прежде всего, я хочу отметить, что сегодня в отрасли есть предприятия, кото- рые работают эффективно. Причем их эффективность признана в том числе и на международном уровне. К примеру, ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» в апреле этого года получило сертификат Европейского фонда качества менеджмента (EFQM) «Признанное совершенство». Этому предшествовал серьезный анализ со стороны европейских специалистов всех бизнес-процессов петербургского Водоканала, изучение результатов предприятия как для потребителей, так и для общества.

Значительных результатов добились и ведущие частные операторы отрасли – «Росводоканал», компании «РКС» и «Евразийский», управляя водоканалами в десятках российских городов.

Но если говорить о том, чего не хватает, – я бы отметил в первую очередь необходимость принятия единого отраслевого закона – о водоснабжении и канализовании, который бы являлся законом прямого действия, позволил бы расставить все точки над i в вопросах управления собственностью, в природоохранном регулировании деятельности водоканалов, в тарифном регулировании и так далее. Национальный союз водоканалов подготовил проект концепции такого закона. Она была представлена на суд коллег во время Второго Международного форума «Чистая вода», состоявшегося в конце октября в Москве.

Обсуждение и принятие закона – дело непростое и небыстрое. Поэтому я хочу еще раз подчеркнуть: то, что на данный момент законодательная база не является совершенной, не дает отрасли индульгенции на неэффективную работу. Мы должны уметь качественно работать в тех условиях, которые есть, – параллельно занимаясь совершенствованием этих условий.

Завод по сжиганию осадка сточных вод на Юго-Западных очистных сооружениях– Привлекательна ли водная отрасль для инвестиций?

– Инвесторы в очередь сегодня, конечно, не стоят. Тот закон, о котором я уже упомянул, помимо прочего, должен будет повысить инвестиционную привлекательность отрасли. Однако опыт предприятий, входящих в Национальный союз водоканалов, показывает: инвестиции можно привлекать и в нынешних условиях. И «РКС», и «Евразийский», и «Росводоканал» осуществляют сегодня крупные инвестиционные проекты в регионах.

Показателен и пример петербургского Водоканала. Мы сейчас ведем строительство Главного канализационного коллектора. Это сложнейший объект, точнее – целый комплекс инженерных сооружений: две нитки тоннелей длиной 12,2 км и диаметром 4 м каждая, проложенные на глубине 40–90 метров; десятки шахт, многие километры микротоннелей, современная технологическая «начинка». Это очень сложный и очень дорогой объект – речь идет о десятках миллиардов рублей. И, несмотря на объявленный экономический кризис, нам удалось не только сохранить, но даже ускорить темпы работ. В 2009 году, в разгар кризиса, мы заключили кредитные соглашения с ведущими европейскими финансовыми институтами – Европейским банком реконструкции и развития, Северным инвестиционным банком, Европейским инвестиционным банком. Причем эти кредиты не предполагают предоставления каких-либо гарантий со стороны города – банки согласились выделить деньги, по сути, под честное имя петербургского Водоканала, с учетом его безупречной кредитной истории.

Могу также вспомнить опыт строительства Юго-Западных очистных сооружений в Санкт-Петербурге (они были запущены в 2005 году). Это был первый в России пример государственно-частного партнерства. Финансирование этого объекта велось из 15 источников. Это были и российские, и зарубежные деньги; и государственные средства, и частные; и кредиты, и гранты…

Сегодня петербургский Водоканал готовит новые крупные проекты, которые будут осуществляться также с использованием механизма государственно-частного партнерства.

Так что возможность привлекать инвестиции есть и сегодня. Главное, чтобы инвесторы видели эффект от сделанных вложений.

– Одна из основных проблем, с которыми сталкиваются предприятия ЖКХ – и водоканалы здесь не исключение, – неплатежи. Это проблема вечная или с ней как-то можно справиться?

– Неплатежи – это, конечно, очень серьезная проблема. Но если считать, что поделать с неплатежами ничего нельзя, что это такая вот объективная реальность, – они будут только нарастать, в конечном итоге приведя компанию к плачевному результату.

Тот кризис, о котором все говорили с конца 2008 года, заставил многие предприятия отрасли поменять свою работу с абонентами. В том числе – и петербургский Водоканал.

По сути, мы создали новую систему взаимодействия с абонентами, основанную на адресной, индивидуальной работе. Сегодня блок, отвечающий за абонентов, – самый значимый для нас в структуре предприятия.

Но для этого потребовалось провести масштабный реинжиниринг бизнес-процессов Водоканала, изменить его структуру. Мы сформировали водный баланс, который является основой для управления балансом расходов и доходов предприятия.

Безусловно, неплательщики есть. Список наиболее злостных должников мы ежемесячно размещаем на сайте. И, к сожалению, нередко приходится прибегать к крайней мере воздействия – подаче исков в арбитражные суды. Кстати, многие компании – в том числе работающие в сфере ЖКХ, то есть товарищества собственников жилья, жилкомсервисы, управляющие компании, – начинают платить сразу же после подачи исков, не дожидаясь судебных разбирательств. Такие вот особенности психологии.

Быстро переломить ситуацию здесь невозможно. Но мы уже можем говорить о том, что наметилась тенденция к снижению дебиторской задолженности.

Строительство Главного канализационного коллектора северной части Санкт-Петербурга– Что сегодня является наиболее существенными факторами развития кризисных ситуаций на предприятиях ВКХ?

– Есть факторы, которые не зависят от отрасли, – они связаны, прежде всего, с неэффективным управлением. Плюс – проблема неплатежей. Плюс – высокий износ основных фондов, притом что сегодня существует значительный разрыв между их балансовой и рыночной стоимостью, в результате чего амортизационные начисления не могут рассматриваться как адекватный источник для обновления фондов. Кстати, предложения по изменению этой ситуации мы также включили в концепцию разрабатываемого отраслевого закона о водоснабжении и канализовании.

Есть еще одна проблема, характерная именно для водной отрасли: это те штрафы, которые нашим предприятиям приходится платить за сброс загрязняющих веществ в водные объекты. Дело в том, что системы коммунальной канализации не предназначены для очистки стоков от специфических промышленных загрязнений, – и по правилам промышленные предприятия должны сами очищать свои сточные воды от таких загрязнений перед тем, как направить стоки в канализацию. Однако это по правилам, но на практике они нередко нарушаются. В результате в канализацию попадают загрязняющие вещества, которые затем оказываются в водных объектах. И хотя «хозяева» этих загрязнений – конкретные промышленные предприятия, финансовую ответственность сегодня несут водоканалы, поскольку де-факто эти загрязнения попали в водоемы через их сети. Получается, что загрязнитель – водоканал, хотя на самом деле водоканалы загрязнений не производят, они занимаются очисткой. Штрафы большие, в скором будущем они станут еще больше, и это – реальная угроза для предприятий ВКХ. Уже сегодня размеры предъявляемых штрафов, случается, достигают годового оборота водоканалов. Естественно, такой риск (которым к тому же весьма затруднительно управлять) резко снижает инвестиционную привлекательность отрасли.

В концепции закона о водоснабжении и канализовании мы предлагаем разграничить ответственность организаций ВКХ и абонентов за сброс загрязняющих веществ в водные объекты.

– На ваш взгляд, возможна ли ситуация, когда в дальнейшем более успешные водоканалы будут брать в управление менее успешные?

– Сегодня мы видим, что на рынке появляются операторы, которые управляют водоканалами. Думаю, этот процесс будет развиваться – зачастую у крупного оператора больше возможностей для привлечения инвестиций, чем у отдельного регионального водоканала. Причем в управление могут быть взяты как проблемные предприятия – в этом случае стоит говорить об антикризисном управлении, так и вполне успешные, но нацеленные на более интенсивное развитие.

Впрочем, это – возможная, но необязательная модель. Мы сегодня видим и другую тенденцию – когда региональные водоканалы обращаются, к примеру, в петербургский Водоканал за консалтинговыми услугами: по возможной реорганизации, по внедрению тех или иных технологий, по выстраиванию работы с абонентами, по формированию и реализации инвестиционных программ…

– Водоснабжение и канализование – в числе наиболее энергоемких отраслей. Каким образом сегодня решаются вопросы повышения энергоэффективности работы предприятий водной сферы?

В петербургском Водоканале разработана программа повышения энергоэффективности. По ряду позиций мы работу вели уже давно – это связано, в частности, со снижением водопотребления, с использованием вторичных энергетических ресурсов. Например, осадка сточных вод – при его сжигании на заводах образуется в том числе электроэнергия и тепло, которую Водоканал использует на собственные нужды, тем самым сокращая потребности в покупной энергии. Это направление – использование вторичных ресурсов – мы будем активно развивать. Мы хотим повысить «энергетический эффект» осадка сточных вод, и сегодня ведется анализ технологических решений, позволяющих это сделать. В будущем мы бы хотели обеспечить свои крупнейшие станции аэрации на 70–80 процентов собственными энергоресурсами.

Еще одно важное направление – создание системы управления водоснабжением и канализованием. Я не раз уже говорил, что сегодня в России нет настоящего водоснабжения – есть водоподача. На водопроводных станциях воду очистили, дальше она попала в сеть – и как-нибудь добралась до потребителей. Но в XXI веке так уже нельзя. Необходимо, чтобы потребители получали воду с оптимальными параметрами, чтобы весь процесс доставки воды не просто контролировался – управлялся.

В Петербурге уже реализован первый пилотный проект по созданию такой системы – в зоне действия Урицкой насосной станции, на территории с населением около 140 тысяч человек (что сопоставимо с небольшим российским городом). Здесь было заменено все насосное оборудование (у прежних насосов КПД составлял 10–20 процентов). Также заменили запорную арматуру на сетях, установили так называемые «диктующие точки» (на основе их показаний происходит корректировка режимов подачи воды в режиме реального времени). Все, естественно, автоматизировано. Плюс – у всех абонентов установили высокоточные приборы учета воды, с передачей данных в режиме он-лайн. Благодаря созданной системе мы получили возможность диагностировать утечки на самой ранней стадии и оперативно их устранять. В целом полученные результаты – впечатляют: энергопотребление сократи- лось на 42 процента, непроизводительные потери воды – на 39 процентов, количество повреждений на сетях – на 32 процента…

В ближайший год такая система будет внедрена в Южной зоне Санкт-Петербурга (это территория с населением 1,2 млн человек), а затем – в масштабах всего мегаполиса.

Это существенно снизит энергоемкость производства кубометра воды.

– Водоснабжение и канализование – в числе наиболее энергоемких отраслей. Каким образом сегодня решаются вопросы повышения энергоэффективности работы предприятий водной сферы?

Безусловно, заинтересованы. Сегодня и петербургский Водоканал, и многие наши коллеги из других городов активно занимаются просветительской работой, формируя уважительное, бережное отношение к воде, убеждая людей использовать приборы учета. Мы не говорим об экономии – мы ведем речь об оптимальном потреблении.

Зачем нам это надо? Да, на первый взгляд, это нелогично: больше воды люди израсходовали – больше денег водоканалы получили. Однако это только на первый взгляд. Снижение объемов потребляемой воды уменьшает наши энергозатраты. Меньше требуется реагентов. Но главное – сокращаются инвестиционные затраты. Еще относительно недавно Петербург ежесуточно потреблял около 3 млн кубометров воды. Сегодня – 2 млн кубометров. Если бы мы остались на прежнем уровне, нам бы сегодня необходимо было вводить гораздо больше новых мощностей. А это – очень дорогое удовольствие: создание мощностей для производства каждого кубометра воды оценивается примерно в тысячу евро. Плюс – практически аналогичные затраты на отвод и очистку сточных вод.

Так что бережное отношение к воде выгодно не только людям, которые меньше за воду платят. Это выгодно в том числе и предприятиям ВКХ.

– Водоснабжение и канализование – в числе наиболее энергоемких отраслей. Каким образом сегодня решаются вопросы повышения энергоэффективности работы предприятий водной сферы?

– Россия находится в более выгодном, нежели многие другие страны, положении с точки зрения обеспеченности водными ресурсами. Другое дело – как мы этими ресурсами распоряжаемся. Если будем загрязнять, отравлять реки и озера – будет плохо. Если будем к воде относиться уважительно – водный кризис нам не грозит.

Новый блок водоподготовки на Южной водопроводной станции

 

Примечания:

Национальный союз водоканалов (НСВ) был образован в 2009 году по инициативе крупнейших водных операторов России. Сегодня НСВ объединяет предприятия водно-канализационного хозяйства, расположенные в 18 городах страны. На долю участников НСВ приходится более 30% общего объема реализации услуг водоснабжения и водоотведения в России. Суммарная протяженность водопроводных сетей предприятий, входящих в НСВ, – более 38 тыс. км, канализационных – около 21 тыс. км. Объем ежесуточной подачи воды – около 8 млн кубометров.

В состав НСВ входят: ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» (Санкт-Петербург), ОАО «Евразийский» (Ростов-на-Дону, Сочи), ГК «Росводоканал» (Барнаул, Калуга, Краснодар, Омск, Оренбург, Тверь, Тюмень), ОАО «РКС» (Березники, Благовещенск, Киров, Краснокамск, Пермь, Петрозаводск, Тамбов), МУП «Водоканал» (Екатеринбург), МУП «Уфаводоканал» (Уфа). Совокупный оборот предприятий, входящих в НСВ, составляет более 30 млрд рублей. Общая численность персонала – свыше 45 тыс.человек.