Долги нуждаются в общей координации

853

 

 

 

Долги нуждаются в общей координации

Платить по счетам или наращивать заимствования – об этом говорили на панельной сессии, посвященной глобальной долговой проблеме

Начиная с 2007 года общий мировой долг ежегодно рос на 5,3 процента и к началу 2015 года увеличился на 57 триллионов долларов США. При этом за тот же период в среднем общий государственный долг одних только развитых стран вырос с 50 процентов до почти 80 процентов от их совокупного ВВП и составляет сейчас около 59 триллионов долларов США. Мировая экономика столкнулась с проблемой глобального долга, превышающего значения мирового ВВП. К каким последствиям приведет дальнейший рост долгов в мире? Существуют ли пути выхода из глобального долгового тупика и возможны ли скоординированные действия правительств и глобальных институтов на пути к решению данной проблемы в текущих условиях? Об этом размышляли участники панельной сессии «Глобальная долговая проблема. Кто платит по счетам?», прошедшей в рамках 20-го Петербургского международного экономического форума в июне 2016 года.

– Людям нравятся цифры, и самые главные – это финансовые потоки, – сказал заместитель министра иностранных дел Греческой Республики Димитрис Мардас. – Что такое долг? Это структурные несоответствия между входящими и исходящими ресурсами. Посмотрите на Китай: те, кто заимствует, не имеют достаточно средств и доходов для того, чтобы обслуживать этот долг, поэтому долговая нагрузка увеличивается.

– Откуда идет долговая нагрузка? – задал вопрос главный исполнительный директор «Дойче Банка Россия» Павел Теплухин и ответил: – Правительства одних европейских стран брали на себя частный долг, освобождая тех, кто не мог нести эту нагрузку, и помогая частному сектору и местной экономике. В других странах причина долга заключается в дефиците бюджета – несоответствии между поступлениями и обязательствами правительства, и это самый худший тип долга. Есть также ситуации, когда государство намеренно увеличивает долговую нагрузку, как вариант, для того, чтобы помочь национальной экономике, стимулировать темпы роста, потребления, а может быть, и чтобы нарастить государственные расходы, включая инвестиции.

По мнению Теплухина, финансируется долг также разными способами. Местным способом, как, например, в Италии, где сформировалась относительно стабильная долговая нагрузка. Финансирование за счет внешних источников может приобрести опасный аспект. Если речь идет о том, что в период кризиса каждое правительство должно тратить, чтобы помочь экономике восстановиться, то сейчас этот способ не везде актуален – да, он может быть эффективен в таких странах, как США, но в маленьких европейских государствах – нет. Спикер отметил, что в каждой стране в отдельности нужно рассматривать причины, источники долга, возможности его использования для наращивания темпов роста экономики.

– То есть государства могут наращивать долг? – задала вопрос участникам модератор сессии телеведущая CNBC Джулия Чаттерлей.

Как ответил на этот вопрос председатель совета директоров ПАО «МДМ Банк» Олег Вьюгин, можно «устаканить» ситуацию с долгом, если использовать дешевые деньги, но сама по себе ситуация не изменится, и это хороший пример для любых центральных банков, которые пытаются «накачивать» экономику дешевыми деньгами. Это в реальности выглядит, как простой способ потушить пожар экономического кризиса, но не будет решением проблемы.

– Если в стране большой долг, это означает отсутствие доверия инвесторов, – подчеркнул Вьюгин. – Ситуация может решиться ограниченным числом вариантов: напечатать деньги и спровоцировать инфляцию; вызвать дефолт или реструктуризацию; разработать какую-то гениальную технологию по созданию новых рынков, производственных возможностей. Сейчас ни один из вариантов не срабатывает – в экономики вкачиваются дешевые деньги для заморозки долгов. Но когда-нибудь это придется решать. Единственный способ – создать новые технологии, которые докажут инвесторам, что у этой экономики прекрасное будущее.

Европейские экономики находятся в не очень хорошем состоянии, и это может спровоцировать отрицательную тенденцию для развития стран. Но при этом, отметил Павел Теплухин, все видят, как, например, китайская валюта становится хорошим подспорьем для мировых игроков и резервной валютой, которая эффективно используется.

– Если в случае с Россией рублевый долг придется рефинансировать внутренними средствами, то в Китае будто есть некая волшебная палочка – крупные мировые игроки начнут инвестировать в китайский долг, – подчеркнул Теплухин. – Кроме того, Китай имеет определенное пространство для маневра – там есть возможность по повышению производительности, эффективности экономики. Иными словами, не все современные технологии сейчас применяются в китайской промышленности – у них есть возможность заимствования, тем самым они могут поднять коэффициент использования своих ресурсов. Но если Китай и дальше будет увеличивать свои долговые обязательства, это превратится в большую мировую проблему.

– Посмотрите, что происходило в Китае во второй половине прошлого года? – добавил заместитель министра финансов РФ Максим Орешкин. – Некогда был разговор о повышении ставок, потом – о снижении ставок. Сейчас мы видим замедление роста. Таким образом, у них только остается возможность увеличивать масштаб структурных проблем, и чем быстрее произойдет в Китае взрыв, тем лучше будет для него.

Стоимость заимствований для развивающихся экономик вышла на максимальный уровень за 5 лет. И сейчас экономисты многих стран испытывают неуверенность в том, какова будет стоимость заимствований дальше, а это большая проблема для выполнения поставленных задач, в частности по повышению эффективности экономик.

– Через дефолт за многие века прошли 90 стран, – сказал Димитрис Мардас. – Если посмотреть на историю этих явлений, то первый дефолт случился 2,5 тысячи лет назад в Афинах. Ситуация очень похожа на нынешнюю, в том числе и в отношении путей решения проблем: похожие бюджетно-налоговые практики, правила по реструктуризации, увеличение долговых обязательств. Нам следует отыскать другие решения этой проблемы, поскольку мы постоянно обсуждаем одни и те же решения и это не снимает проблемы. Мы должны увидеть другую сторону, а именно повышение взаимосвязей экономик разных стран, и найти решение проблемы путем международного сотрудничества.

– У всех стран есть долги, но история этих долгов разная, и они по-разному влияют на экономический рост, – высказался заместитель председателя – член правления Государственной корпорации «Банк развития и внешнеэкономической деятельности «Внешэкономбанк)» Андрей Клепач. – В России корпоративный долг рос очень быстро в первое десятилетие 2000-х годов – были высокие цены на нефть, открытый доступ на мировые рынки и другое. А после кризиса 2008 года у нас наступила стагнация корпоративного долга в номинальном выражении. Сейчас он немного увеличился, но это связано с девальвацией рубля. Мы видим также стабильное состояние банковских долгов, но при этом нет роста. В будущем мы не сможем ускорить рост без новой волны заимствований.

Димитрис Мардас, в свою очередь, вновь обратил внимание на необходимость комплексной интегрированной системы, что на примере с Грецией является почти единственным способом решения проблемы долга, ведь Греция, находясь в еврозоне, страны которой имеют единую денежно-кредитную и налоговую политику, не имеет общей с другими странами политики по обслуживанию долгов. Сейчас страна находится в процессе создания такой системы, однако она не может быть жизнеспособной, если будет индивидуальной только для Греции.

Если очень много долгов и страна не может продемонстрировать инвесторам возможности обслуживания и выплат этих долгов, что четко связано с эффективностью экономики, то, уверен Олег Вьюгин, требуются иные средства спасения. Без этого компании будут тратить свою энергию на борьбу с кредиторами – не будет роста, прогресса и перспектив для страны. Нужен инструмент, который позволит выиграть время, чтобы придумать новые способы решения проблемы, создать прогрессивные технологии, которые дадут толчок в сторону роста – цифровизация может быть одним из таких вариантов.

Есть более актуальная проблема – банки финансируют неприбыльные проекты, это актуально как для Китая, так и для самых сильных европейских стран. Кроме того, влияет миграционный кризис, расширение Евросоюза – все эти стимулирующие меры для внутренней экономики становятся неэффективными, поскольку деньги из одной страны утекают в соседние страны, государственные программы стимулирования не помогают внутренней экономике. В чем смысл увеличения долговой нагрузки, если деньги все равно утекают.

По мнению Павла Теплухина, не исключено серьезное влияние внезапных событий. Участники упомянули проблему Brexit, выход Великобритании из ЕС, и эта проблема одинаково касается и других стран, ведь в этом случае общеевропейская система окажется в дисбалансе. Хотя, если верить министру финансов Великобритании, заявившему, что страна потеряет собственные 30 миллиардов фунтов в следующие 4 года и сэкономит при этом миллиарды на платежах в Евросоюз, то речь идет об идеально сбалансированной системе.

Однако, понятно, принцип свободного перемещения людей в ЕС будет нарушен, ради привилегий, которые выторговала себя Великобритания. Возникнет угроза, что у каких-то стран будут преференции, то есть для каждой страны нужна будет своя Европа. Участники панельной сессии видят два возможных варианта развития событий: либо разрешить долговую ситуацию в краткосрочной перспективе, когда все бюджетные механизмы, профициты должны быть потрачены на избавление от долговой нагрузки в течение трех лет; либо положительные ожидания будут снижены, и тогда возникнет проблема экономического развития для страны, которая находится в такой ситуации. Но известны положительные примеры реализации первого сценария – за три года Турции, Корее, Израилю и Швеции удалось найти решение долговой проблемы. Тогда как в Греции вот уже пять лет безуспешно ведутся поиски механизмов, заново формируются положительные ожидания и доверие, но за день и даже за несколько месяцев это сложно сделать – инвесторы думают по-другому. В этой связи Греция либо должна выйти из зоны ЕС и самостоятельно заниматься денежно-кредитной политикой, либо найти еще какой-то способ. Может быть, дефолт даже лучше, чем независимое действие в принятии денежно-кредитного решения.

– Объявление о дефолте должно быть результатом дискуссии, а не просто спонтанной автономной реакцией государства, – сказал Димитрис Мардас. – Если мы говорим об автономном решении, это станет повторением ситуации в Аргентине: помните, каковы были ожидания и как сложно и долго строилась экономика Аргентины, и что она представляет сегодня.

Нынешняя ситуация в мировой экономике достаточно сложная и не поддается экстренным корректировкам. Но действительно ли этот кризис проходит тяжелее, чем было в 2007–2008 годах?

По словам Олега Вьюгина, мировая экономика продолжает наращивать отрицательную динамику в будущем. Чтобы поддерживать устойчивость долга сегодня, можно продолжать наращивать его объемы. Очень сложно сократить его объем без серьезных изменений в уровне производительности труда, без структурных реформ такие решения непросто принимать политикам. Если сравнивать ситуацию с кризисным периодом 2008 года, то сейчас, по мнению спикера, есть гораздо больше знаний об этом, однако очевидно, что страны наступают на те же грабли.

– У российской экономики был низкий уровень долга до кризиса, согласно статистике ЦБ РФ, но мы не знали об огромном уровне долга в отношении акционеров, это было вне российских границ на международном рынке, – сказал Павел Теплухин. – Кризис пришел, и мы были не подготовлены, именно поэтому кризис 2008 года был для России очень сложным. Сейчас мы осмотрелись, получили больше информации, и дальнейшие шаги зависят от того, насколько тщательно мы будем анализировать ситуацию.

– Дефолт в кризис – это нормальный способ выхода из ситуации, он помогает банкам не брать значительный риск на будущее, а также смягчить дисбалансы в экономике, – подчеркнул Димитрис Мардас, уточнив, однако, что дефолт – это последняя надежда. В Греции предпочитают использовать механизм снижения процентных ставок или спасение за счет кредиторов – в каких-то случаях это действует. Самое главное – сохранить положительные ожидания, а это можно сделать и без дефолта.

– Сложно найти выход из ситуации на уровне всех стран, но можно подыскать способ выйти на более высокие темпы роста с помощью такого скоординированного общения, – обратилась к участникам дискуссии Джулия Чаттерлей. – Но сейчас больше слов, чем дел. Самое главное – координация темпов роста на уровне многих правительств. В России, кажется, экономика восстанавливается, выходит на положительную динамику и видны положительные прогнозы, по данным ЦБ, уже на следующий год. И все же, есть опасение, что экономика по-прежнему будет слабой. Как же сформировать положительные ожидания?

На этот вопрос ответил Андрей Клепач, подчеркнув, что на Россию часто смотрят как на эксперимент: в условиях жесткой бюджетной политики, сокращения бюджетного дефицита до нуля едва ли может быть рост каких-то институтов. Поэтому без адаптации бюджетной политики, без смягчения денежно-кредитной политики, то есть наращивания корпоративного долга и долга домохозяйств, в России не будет повышения темпов роста, если только не вырастет цена на нефть.

– Проблема долга касается не столько его величины, сколько стоимости его обслуживания, – заметил А. Клепач. – Если для корпоративных заемщиков ставки 10 процентов, а для суверенных – 3 процента, то кто будет брать в долг по таким ставкам? Нужно создать условия для сокращения не только номинальных, но и реальных процентных ставок.

Олег Вьюгин, в свою очередь, отметил, что, возможно, долговая проблема преувеличивается. Да, долгов много, нужны корректировки в каждой отдельно взятой стране, но в целом проблема не в том, как развиваться без заимствования, а в том, как можно развиваться с увеличивающейся долговой нагрузкой, причем с обслуживаемой нагрузкой. Как сделать так, чтобы заимствование помогало росту.

В сложившейся ситуации мирового экономического кризиса все страны испытывают сложности, возможно, каждая из стран по-своему, но бороться с ними лучше сообща. И все же эксперты полагают, что в мире есть государства, которые можно назвать привлекательными для инвесторов. Участники дискуссии высказали мнение, что это вполне может быть Китай, но явно не Греция, несмотря на то что она проделала большую работу и интегрировалась в европейскую систему.

 

Ирина КРИВОШАПКА