Как обеспечить доступ к капиталу

906

 

 

 

Как обеспечить доступ к капиталу

Если знания приходят позже денег, то деньги могут закончиться раньше, чем придет успех

Показатели окупаемости в российских регионах считаются более привлекательными, чем в центре. При этом малому и среднему бизнесу в регионах многого не хватает для полноценного развития. Какую поддержку осуществляют финансовые структуры предпринимательству и чего инвесторы ждут от малого бизнеса, обсудили участники панельной сессии «Как обеспечить доступ российских предпринимателей к капиталу?», прошедшей в рамках Петербургского международного экономического форума в июне 2013 года.

В центре Сергей БорисовПредседатель All Capital Пекка Вильякайнен хорошо знаком с российским малым бизнесом: будучи консультантом российского правительства по инвестированию, советником президента фонда Сколково по предпринимательству, г-н Вильякайнен много ездит по России и постоянно общается с молодыми бизнесменами, прекрасно понимая проблемы финансирования, с которыми сталкиваются в российской глубинке, а также возможности, которые предоставляются бизнесу.

– Я выполняю две функции, – сказал Пекка Вильякайнен. – С одной стороны, All Capital – небольшая инвестиционная компания, готовая поделиться большим опытом по финансированию компаний-стартапов. С другой, являясь советником главы Сколково, я поддерживаю идею инвестиций в высокие технологии, анализируя опыт не только Санкт-Петербурга, Москвы или Сколково, в частности, но и в целом России.

Меня часто спрашивают: «Зачем вы едете в Новосибирск, Владивосток и Ростов?» Ответ прост: потому что большие возможности есть не только в Москве и Санкт-Петербурге. В ходе поездок я с удивлением увидел, что в российских регионах за последние пять лет заметны большие изменения в плане развития нового бизнеса. И мотивация очень четкая – России нужны новые бизнес-проекты, чтобы перестать быть страной, зависимой от нефтегазовой отрасли. Включив в себе инвестора, отмечу, что России необходимы не просто деньги, а умные деньги. Здесь много денег, но стартапам требуются советы, активные сотрудники, руководители, в этом ощущают необходимость многие компании. Инвестиции будут очень результативными, но при этом важно правильно оценить, куда их вложить.

Для меня гораздо больший интерес представляют отдаленные регионы, чем «перегретые» зоны – Москва и Санкт-Петербург. Но при этом в регионах самым крупным барьером для инвесторов является не коррупция, не недостаток конкуренции – не хватает доверия. Когда в городах я предлагаю молодым предпринимателям миллион долларов, они боятся меня как инвестора, они удивляются моей мотивации, думают, какой у меня план, может быть, я пришел сюда, чтобы забрать их бизнес. На мой взгляд, Россия – это, прежде всего, личностные отношения и доверие. Если я хочу утроить свой капитал в ближайшие пять-десять лет, то Россию можно рассматривать как рынок высоких технологий.

Главные проблемы

Саймон Никсон, сэр Сума ЧакрабартиПредставители инвестиционных структур полагают, что проблемы в российском предпринимательстве гораздо шире, чем просто географическая локализация. Результаты исследований в области финансирования России представил президент Европейского банка реконструкции и развития сэр Сума Чакрабарти:

– Самым большим убийцей новых российских предпринимателей является концентрация экономической мощи в трех сферах: во-первых, в нефтегазовой отрасли, доля экспорта которой составляет более 60 процентов, и она создает проблемы на макроэкономическом уровне; во-вторых, в географическом плане – слишком много сосредоточено в небольшой части России; в-третьих – государственный контроль над многими отраслями. Если вы концентрируете мощь в этих областях, то инвестиции тоже идут сюда, инвестиционный климат России зависит от этого, и бюрократические барьеры до сих пор являются серьезными проблемами. Что касается маркетинга, если я рекламирую инвесторам Россию для вложения средств, то не всегда известно, как соблюсти «навигацию» по системе – Россия часто является чем-то новым для инвесторов, которые только собираются прийти сюда.

По мнению г-на Чакрабарти, России необходима связь с мировой экономикой, в этом случае наша страна получит больше предпринимательских знаний и навыков. Кроме того, полагает сэр Сума Чакрабарти, нужно сформировать некий слой средних и малых предприятий, который будет представлять интерес для инвесторов.

Действительно ли так ощущается нехватка знаний и опыта в отечественном предпринимательстве? Представитель структуры большого капитала считает, что отчасти да, но при этом есть гораздо более важные проблемы.

– Я 10 лет возглавлял организацию малого и среднего бизнеса «Опора России», поэтому хорошо осведомлен в этих вопросах, – сказал вице-президент по развитию малого бизнеса Сбербанка России Сергей Борисов. – Если с крупными предприятиями все понятно и доступ к капиталу очевиден – есть предмет залога, бизнес-план, расчеты не только на сырьевую составляющую, но и на развитие производства, то в малом бизнесе появляется спектр других проблем. Мы традиционно спрашиваем предпринимателей: какие проблемы для вас наиболее значимы? Предприниматели отвечают, что на первом месте проблемы, связанные с нехваткой знаний, навыков, а такие провалы означают неосуществленный бизнес-план, неотданные кредиты, трагедии и разочарования. На втором – новые ставки налогов и требования по социальным выплатам. На третьем месте – доступ к капиталу и нехватка кредитов. Хотя последняя проблема становится меньше: если в позапрошлом году 30 процентов предпринимателей сетовали на нехватку, недоступность или высокие процентные ставки кредитов, то сегодня конкуренция среди банков усилилась, и только 22 процента бизнесменов говорят о сложностях в получении кредитов. Действительно конкурентная борьба за малый бизнес нарастает, появляются новые продукты.

Безусловно, мы формируем новые предложения, в частности, для стартующих предпринимателей. В Сбербанке есть такой продукт, как бизнес-старт, или предложение по бизнесу через франчайзинговую компанию. Понятно, что вероятность неуспеха для малых предпринимателей значительно ниже, чем для тех, кто уже прошел эту цепочку. И сейчас по данному продукту к нам подключаются целые отраслевые ассоциации, формируя свои франшизы, например Союз парикмахеров-косметологов, Союз пекарей, Союз рестораторов. Это будущее. Но мы столкнулись с тем, что 60 процентов предпринимателей, имея деньги, компанию, одобрение проекта франчайзером, бизнес-план, не могут открыть свое дело, потому что не хватает инфраструктуры, электричества, например, подключения которого можно ждать годами.

В поисках капитала

В каждом государстве своя схема доступа к капиталу. Главное – обеспечить полноценное консультирование будущей сделки. И, по мнению представителя сферы по управлению капиталами и поставщика финансов – главы инвестиционного направления UBS Марка Хефеле, у России в этом плане хорошие перспективы:

– Мы затрагиваем разные рынки и уровни капитала, с 1997 года присутствуя в России и являясь ведущей мировой организацией по управлению капиталом. Когда мы говорим об умных деньгах, у нас есть целый пул специалистов, которые выступают в качестве советников по сделкам. Миллиарды долларов мы ежегодно передаем банковскому сектору, который передает средства малым и средним предприятиям. Мы видим перспективы на российском рынке и возможности организации структуры капитала. Приведу пример: Великобритания в соответствии с оценками Всемирного банка считается первой страной, где просто получить доступ к финансам малым и средним предприятиям. И сейчас правительство страны ищет возможности для привлечения дополнительных средств. Иными словами, все государства по-разному подходят к решению этого вопроса.

Андрей Шаронов– Доступ к капиталу – это задача рыночных институтов, а не федерального и тем более регионального правительства, – считает заместитель мэра Москвы по вопросам экономической политики Андрей Шаронов. – Часто мы пытаемся по старой российской традиции браться за что-то всем миром, не разделяя функций и не разграничивая компетенций, из этого ничего хорошего не получается. Поэтому правительство, безусловно, влияет на доступность капитала, но капитал должен приходить из соответствующих рыночных институтов и государство не должно их подменять. Правительство должно отвечать за макро-экономическую стабильность и условия, которые во многом определяют доступность капитала, ту самую пресловутую стоимость денег, за которые малые предприниматели очень критикуют и банки, и правительство, хотя в данном случае я соглашусь с позицией банков, с их оценкой общей ситуации макроэкономики, которая выливается в стоимость денег. Кроме того, государство отвечает за институты, состояние среды, и это ключевая задача государства. И наконец, роль правительств велика в содействии, облегчении малому бизнесу доступа к капиталу.

Очень часто сами предприниматели, а вслед за ними и правительственные органы все проблемы сводят к недостатку капитала. На мой взгляд, гораздо важнее вопросы менторства (постоянной работы предпринимателей с экспертами из разных областей. – Прим. автора), потому что если знания и умения приходят позже денег, то деньги заканчиваются раньше, чем приходит успех. Как правило, это бывает связано с ошибочными действиями, с некомпетентным поведением, это касается не только начинающих предпринимателей, но их в первую очередь. Мы видим, что при ближайшем рассмотрении предприниматели чаще всего нуждаются в знаниях и общении с людьми, которые уже несколько раз прошли этот путь и уже имеют опыт ошибок.

Правительство Москвы использует несколько инструментов для привлечения капитала. Первый – субсидии. Мы не должны брать на себя функции выявления анализа проектов в том случае, когда работают специально обученные люди и созданы рыночные институты. Мы должны дополнять их активность, опираясь на их экспертизу и разделяя с ними риски. Если они ошиблись, то должны потерять свои деньги; лучше, если они потеряют их первыми, мы должны потерять их вторыми, и это правило должно обязательно работать. Я считаю, что практически везде, где участвует бюджетный рубль, он должен сопровождаться частными деньгами, с тем чтобы избежать в том числе и морального риска. Здесь я назову в качестве примера два московских института. Гарантийный фонд, который берет на себя до 50 процентов рисков в случае дефолта заемщика, невозврата кредита. Несколько тысяч компаний уже получили в кредит довольно большие суммы, и не факт, что они получили бы, если бы не эта гарантия. Случаев невозврата немного, наша задача – увеличить масштаб и дать возможность большему количеству предпринимателей и финансовых институтов воспользоваться механизмом Гарантийного фонда. Новый инструмент, который был создан в прошлом году, – Фонд микрофинансовой поддержки, он, опять же, базируется на разделении рисков, мы работаем с рыночными структурами, которые с помощью наших денег выбирают конечных бенефициаров, имея специальные технологии и обученных специалистов. Такая поддержка – речь идет о стартовом кредите до 1 миллиона рублей для начинающих предпринимателей – направлена на раннюю фазу предпринимательства.

Чрезвычайно важно со стороны государства не только давать доступ к деньгам, но и содействовать снижению издержек.

Нужны бизнес-ангелы

По словам Пекки Вильякайнена, не всегда деньги – это хороший стимул для предпринимателя:

– Гранты и поддержка правительства приводят к тому, что предприниматели становятся ленивыми. От лица советника главы Сколково могу сказать, что мы кардинально поменяли политику – мы не финансируем те компании, которые не могут привлечь частного соинвестора на самой ранней стадии. В Финляндии лично я инвестировал в 20 стартапов, и ни один из них не занимал деньги у банков – у финских банков очень сложно получить деньги, если вы стартап, у вас должно быть 125 процентов гарантий, а какая компания может заявить о стольких гарантиях? Мне кажется, что единственный способ продвинуть эту тему – это привлекать бизнес-ангелов, венчурные фонды, компании, которые не только финансируют, но и осуществляют интеллектуальные вложения, а значит, подстегивают привлечение капитала в регион.

– Я как вице-президент часто убеждаю ответственных за принятие решения, чтоб они поверили тем, кого я знаю десятилетиями, они надежные, но у меня не всегда это получается, – поддержал тему гарантий Сергей Борисов. – В банке работают сложные законы риск-менеджмента, от этого никуда не уйти. Да, предприниматели говорят, что процентные ставки неподъемные для них. В странах Евросоюза тоже ругают высокие ставки, но они несопоставимы с нашими. Я считаю, что резервы для снижения ставок есть, и они связаны не только с банковским сектором, у нас есть определенная методика оценки рисков, которую предлагает по специальным документам Центральный банк. Эти методики рассчитаны на предпринимателей независимо от того, крупный он или мелкий. Поэтому нам нужно поучиться у европейских стран, которые существенно сократили требования по рискам по малым предприятиям. Мы создали сервис услуг для малого бизнеса, некие два коридора: специализированное подразделение отделения Сбербанка – центра развития бизнеса, это не просто отделение, где вам дают кредит, вы там получаете консультацию по финансам, знания, можете провести встречи и т. д. Мы открыли 140 таких центров в России и собираемся довести их число до 450. Помимо этого, открыли портал «Деловая среда» – дочернюю структуру банка, это, прежде всего, образовательные курсы, это наша страховка при выдаче кредитов.

Рейтинги: за и против

Пекка ВильякайненПо мнению инвесторов, для того чтобы бизнес стал стоить 100 миллионов, нужно посмотреть на его масштаб. Для того чтобы увидеть масштаб, возможно, нужно изучить много бизнес-информации, а может быть, составить рейтинг. Насколько он целесообразен в бизнесе и по каким параметрам должен быть составлен, специалисты высказали разные мнения.

– Я против рейтингов, я заинтересован создавать новые компании в России, – сказал Пекка Вильякайнен. – Шесть лет назад я впервые приехал сюда, и тогда нужно было время и много разрешительной документации для открытия бизнеса. В феврале этого года мы создали компанию в структуре Сколково, и это произошло за 42 дня. Для того чтобы начать бизнес здесь, нужны региональные венчурные компании, ведь иначе как могут московские специалисты оценить то, что делается в Москве.

По мнению сэра Сума Чакрабарти, в нашей стране проще всего начать бизнес на региональном уровне, поскольку устранены многие бюрократические барьеры.

– Посмотрите на международный капитал – это умные деньги, – сказал Марк Хефеле. – Но мы смотрим на отрасли, а не на регионы. Чтобы привлечь капитал, нужно говорить на одном языке с теми, кто этот капитал предоставляет.

– Когда мы строим рейтинги, на нас обижаются многие губернаторы, – отметил Сергей Борисов. – Мы говорим, что эти рейтинги составляют профессиональные методологи. У нас одна из серьезнейших проблем – нефтедоллары кормят нас и нарушают многие законы рыночного пространства. У главы региона больше мотивации обратиться в федеральный центр и попросить субсидии для себя, нежели поднимать бизнес в регионе. Если мы повернем руководителей 24 тысяч муниципалитетов к желанию выращивать своих предпринимателей, включится зеленый свет в бизнесе.

– Любимая русская забава сейчас – выстраивать рейтинги городов, регионов и стран, – сказал Андрей Шаронов. – Мы, конечно, смотрим на позиционирование Москвы, она замечаема, и это дает нам большую пищу для размышления. В качестве примера приведу рейтинг Всемирного банка, который сделали для 30 городов России, и он касался условий ведения бизнеса, так вот Москва из 30 городов заняла 30-е место. На первых местах были Ульяновск и Владикавказ. Но, вопреки этим рейтингам, очередь стоит в Москву. Вывод следует такой: действительно издержки ведения бизнеса в Москве высоки, но преимущества и выгоды несопоставимы с 29 городами.

– Московская область занимает второе место по привлекательности бизнеса, согласно рейтингу Всемирного банка, вести бизнес, получается, можно совсем недалеко от столицы, – подытожил Сергей Борисов.



 

Ирина КРИВОШАПКА