Климатические риски: особенности и эффекты

93

Трансформация глобального климата обсуждается не только научным сообществом, но и бизнесом. Антропогенное влияние на окружающую среду создает новые риски для предприятий и компаний, а это перспектива серьезных убытков и нарушения деятельности. Однако, по мнению экспертов, при грамотной стратегии бизнеса можно не только минимизировать эти риски, но и извлечь пользу. В рамках Недели рисков – RAW 2021, прошедшей в апреле 2021 года, основатель компании «Разумный замысел» Павел Смолков рассказал о том, какие риски могут сопровождать бизнес в рамках глобального потепления климата и какие возможности извлекают компании из этих рисков.

 

– Исторически климат на Земле постоянно меняется, начиная с образования планеты и атмосферы, и продолжит меняться до момента гибели Земли. Одна из ближайших соседок нашей планеты – Венера – характеризуется крайне неблагоприятным климатом для живых организмов, атмосферой, состоящей преимущественно из СО2. Хотя, по мнению ученых, изначально на Земле и Венере было одинаковое содержание углерода. Его содержание на обеих планетах остается таким и сейчас. И миллиарды лет назад Венера могла выглядеть, как Земля, на ней могла быть органическая углеродная жизнь, но есть мнение, что углерод на Земле и Венере «пошел» разными путями. На Земле большая часть углерода находится в твердом виде – известняк, уголь, или в соединениях углеводородов – нефть, газ. На Венере, напротив, углерод в основном находится в газообразном состоянии, став результатом давнего преобразования этого химического элемента из твердого в газообразное состояние путем испарения с мощным парниковым эффектом, и теперь мы, по сути, наблюдаем раскаленную планету. Возможно, этот путь проделает и Земля. Мы этого не знаем, но можем наблюдать динамику изменений, которая, к сожалению, сейчас достаточно печальная.

Некоторые факты: если бы углерода не было в атмосфере вообще, то есть не существовало бы даже минимального парникового эффекта, поверхность Земли была бы очень холодной. Парниковый эффект предполагает, что молекулы СО2 в атмосфере поглощают часть инфракрасного излучения от Солнца и возвращают его в виде тепла на поверхность Земли. Именно благодаря этому создаются комфортные условия жизни на нашей планете.

 

Павел Смолков – основатель компании «Разумный замысел», практик и исследователь по управлению рисками и внутреннему контролю, автор книг и статей. Имеет многолетний опыт практической работы, включая методологию персональной ответственности за управление рисками и внутренний контроль в одной из крупнейших промышленных групп России.

Компания «Разумный замысел» создана Павлом Смолковым в 2015 году. Компания оказывает консультационные услуги в области управления рисками и внутреннего контроля, привлекая лучших экспертов в необходимой области компетенций и отрасли по проектному принципу.

 

Существует множество теорий, объясняющих наблюдаемые в наше время изменения климата. Теория глобального потепления связывает процессы изменения климата на планете с ростом содержания в атмосфере парниковых газов, и прежде всего углекислого газа СО2, концентрация которого растет не без участия антропогенных и техногенных тенденций. Еще в 1896 году шведский ученый Сванте Аррениус рассчитал, что удвоение содержания СО2 в атмосфере растопит арктические льды. В 1938 году английский ученый Гай Стюарт Каллендар собрал данные, подтверждающие, что содержание СО2 и средняя температура по всему миру взаимосвязаны и совместно растут из года в год. И по сей день ученые дискутируют на тему последствий глобального потепления, утверждая, что если не остановить антропогенные выбросы СО2 в атмосферу, то скоро на Земле станет, как на Венере.

Осознание глобальной проблемы пришло к человечеству в конце XX века. В 1988 году ООН создала Межправительственную группу экспертов по изменению климата МГЭПИК (англ. IPCC–Intergovernmental Panel on Climate Change – организация, созданная для оценки риска глобального изменения климата, вызванного техногенными факторами). Из доклада МГЭПИК следует, что «было установлено влияние человека на повышение температуры атмосферы и океана, изменение глобального гидрологического цикла, уменьшение количества снега и льда, повышение глобального среднего уровня моря и на некоторые экстремальные климатические явления… Чрезвычайно вероятно, что влияние человека было основной причиной потепления, наблюдаемого с середины ХХ века». И в данном случае неважно, верим мы или нет в глобальное потепление, его антропогенное происхождение – это уже глобальная повестка, которая объединяет ведущие мировые государства.

В последние годы усилилось как глобальное мировое регулирование в области выбросов парниковых газов, так и национальное регулирование Российской Федерации в этой сфере.

В связи с этим для бизнеса, наряду с традиционными рисками влияния климата и его изменений на деятельность, усиливаются риски глобального и национального регулирования выбросов парниковых газов, торговли углеродными единицами, трансграничного углеродного регулирования и другие риски, связанные с климатической повесткой.

Возникает необходимость структурировать данные риски, разрабатывать меры реагирования на них, а иногда и пересматривать стратегию развития организаций из‑за влияния климатических рисков, включая регуляторные.

 

Опасности и возможности

– На основе имеющейся информации и аналитики я разработал структуру климатических рисков, разделив риски на группы и представив возможности, которые может извлечь бизнес из климатических рисков.

Первая группа – это структура рисков национального климатического регулирования в Российской Федерации, включая информацию о действующем в нашей стране климатическом регулировании и сведения о проектах нормативных актов, федеральных законов, постановлений Правительства Российской Федерации, связанных с регулированием выбросов парниковых газов. Законопроекты, актуальные на апрель 2021 года, проистекают из действующего регулирования в РФ и касаются принятия нашей страной Парижского соглашения в 2015 году, распоряжения Правительства РФ о национальном плане мероприятий и Указа Президента РФ о целях по сокращению выбросов парниковых газов. Эти документы нашли свое продолжение в проектах нормативно-правовых актов – постановления Правительства РФ, программы долгосрочного развития с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года, федеральном законе о государственном регулировании выбросов парниковых газов.

Рассмотрим риски в контексте климатического регулирования на разных уровнях.

 

 

 

Риски организаций в контексте климатического регулирования в РФ

Первая группа рисков – будущая плата за выбросы парниковых газов и финансовые ограничения, которые для крупного бизнеса могут исчисляться огромными суммами. Это надо рассматривать как риск в стратегической перспективе (как следует пересмотреть ведение бизнеса в рамках национального регулирования). Вторая группа рисков – не финансовые, а производственные ограничения, квотирование самой эмиссии в случае, если компания вовремя не перестроила свой бизнес, и это может быть перспективой уже завтрашнего дня. Третья группа – это будущие особенности системы торговли выбросами парниковых газов в России. Здесь уже есть примеры: Сахалин – первый в России декарбонизированный регион. Логично, что у участников процесса торговли будет риск не попасть на эту площадку либо нарушать правила торговли, это тоже регламентируется существующими законопроектами. Четвертая группа – специфические для организации риски в контексте будущего климатического регулирования. Например, риски распределения государственной поддержки – государство будет поощрять низкоуглеродный бизнес, и об этом неоднократно заявлялось, но эта поддержка не безгранична.

 

Риски глобального климатического регулирования

Есть действующее регулирование и ближайшая повестка в мире, и затем станет понятно, какова структура рисков, связанных с глобальным климатическим регулированием. Действующими документами, на которых основано такое регулирование, являются Рамочная конвенция ООН об изменении климата и Парижское соглашение по климату (взамен Киотского протокола), принятое в 2015 году, подписанное Россией тоже в 2015 году и ратифицированное в 2019 году. Кстати, команда нынешнего президента США Джо Байдена объявила это соглашение главным действующим пунктом повестки и ввела должность специального представителя по климату в лице Джона Керри.

В связи с этим в 2021 году будет рассматриваться следующая повестка. Во-первых, состоится 26‑я Международная конференция по климату в Глазго. Предыдущая конференция состояла из множества противоречий и не принятых решений в отношении регулирования выбросов парниковых газов, и большинство участников выразили надежду на то, что на предстоящей конференции эти противоречия будут сняты. В частности, предполагается актуализация определяемых на национальном уровне вкладов (ОНУВ) стран в достижение целей Парижского соглашения. Кроме того, будет рассмотрена возможность пересмотра ОНУВ, а также методик и подходов, в сторону пересмотра один раз в пять лет, а может быть, и чаще, в зависимости от того, как будет развиваться глобальное потепление. Будет также обсуждаться торговля единицами сокращения парниковых газов ITMO. И все страны-участницы соглашения по итогам заключенных договоренностей обязаны играть по этим правилам. И, наконец, в рамках ближайшей климатической повестки будет зафиксирован порядок трансграничного регулирования, например, путем введения системы акцизов, штрафов, пошлин в Евросоюзе за экспорт-импорт углеродоемкой продукции через границы. Многие российские компании уже готовятся к этому, и команды менеджмента прорабатывают варианты, как работать в новых реалиях. Есть вероятность, что трансграничное углеродное регулирование (ТУР) будет введено Евросоюзом уже с 2022 года.

 

Парижское соглашение – соглашение в рамках Рамочной конвенции ООН об изменении климата, регулирующее меры по снижению содержания углекислого газа в атмосфере с 2020 года. Соглашение было подготовлено взамен Киотского протокола в ходе Конференции по климату в Париже и принято консенсусом 12 декабря 2015 года, а подписано 22 апреля 2016 года.

 

Отсюда следует, что в контексте глобального климатического регулирования появятся новые риски для российского бизнеса. Первый риск – те же финансовые ограничения. В России функционирует достаточно много штаб-квартир отечественных компаний, являющихся международными и транснациональными корпорациями, которые ведут свою деятельность на разных континентах. И в странах, где они работают, могут тоже быть и финансовые ограничения, и системы штрафов, которые зачастую жестче, чем в России. И это тоже надо продумывать и прорабатывать, планируя дальнейшую стратегию ведения бизнеса в мире за границами РФ. Второй риск – трансграничное углеродное регулирование и финансовая нагрузка при экспортно-импортных операциях: акцизы, налоги, пошлины и штрафы. Третий риск – это особенности торговли единицами сокращения выбросов парниковых газов (ITMO). Это обязательно вызовет дальнейшие риски, связанные с ограничениями и барьерами для бизнеса. Но при этом будут определены условия допуска к этой торговле, есть риск в нее не попасть, упустить большую выгоду либо получить прямые финансовые убытки. То есть это тоже заранее следует продумать и просчитать.

 

 

В контексте глобального климатического регулирования появятся новые риски для российского бизнеса.

 

Есть и специфические для других отраслей риски глобального климатического регулирования. Например, бизнес в определенной стране сокращает выбросы, допустим, увеличивая долю возобновляемых источников энергии и применяя инновационные технологии в торговле этими единицами, и это может стать риском при учете нерыночных механизмов торговли единицами сокращения парниковых газов.

 

Риски физического влияния климата на бизнес

Также следует рассказать о структуре рисков непосредственного физического влияния климатических изменений на деятельность организаций. Эта категория рисков включает не только стихийные бедствия и связанные с этим убытки, но и влияние климатических изменений на баланс спроса и предложения, удорожание и увеличение срока реализации инвестиционных проектов и другие особенности изменений в бизнесе, связанные с физическим влиянием климата.

Первый риск в рамках физического воздействия климатических изменений на бизнес касается того, как климатические изменения влияют на динамику спроса на продукцию компании и предложений на рынке. Это актуально для сфер торговли тепловой и электрической энергией, сельскохозяйственных отраслей и др. Например, чем теплее сезон, тем меньше тепловой и электрической энергии требуется. И этот риск может внести дисбаланс в бизнес-модель компании, его стоит учитывать. Вторым риском являются стихийные бедствия (пожары, ураганы, наводнения, засухи и т. д.), вызываемые изменением климата, которые приводят к имущественным убыткам, перерывам в производстве, росту логистических ограничений при транспортировке продукции. Третий риск – несоответствие нормативно-правовых актов, регулирующих деятельность организаций, и новой реальности, вызванной климатическими изменениями. Например, факт таяния вечной мерзлоты девальвирует СНиП во многих регионах нашей страны. Расчет стоимости строительства объектов по действующим СНиП в таких регионах (Арктика, Восточная Сибирь) уже не актуален. В данном случае есть 100%-ная вероятность удорожания работ и сдвига сроков. Существует и четвертая категория этих рисков. Например, могут быть такие риски, как ограничения при проведении спортивных мероприятий из‑за предполагаемых изменений климата.

 

 

Помимо негативного влияния на бизнес, стоит отметить, что сами риски предоставляют возможности для бизнеса. Если Российская Федерация успешно защитит интересы бизнеса на международной арене, то это приведет к большим положительным эффектам. Например, пересмотр методики учета поглощающей способности российских лесов в рамках Парижского соглашения может привести Россию к статусу «нетто-поглотителя парниковых газов», ведь СО2 поглощается в основном растениями, а значительная часть лесов на планете находится на территории РФ. Кстати, Россия может даже больше поглощать СО2 , чем производить.

Вторая возможность предполагает, что в рамках Парижского соглашения страны должны передавать свои лучшие доступные технологии, которые делают производство более энергоэффективным и менее углеродоемким. Однозначно, такой механизм надо использовать.

 

В перечне механизмов реагирования бизнеса на климатические риски есть как «быстрые меры», так и инструменты долгосрочного горизонта планирования деятельности.

 

Государственные программы также могут оказать поддержку бизнесу в области сокращения выбросов парниковых газов. Например, госпрограммы «зеленого финансирования» и субсидирования могут снизить инвестиционную нагрузку на бизнес при модернизации устаревших производственных активов. Хорошие возможности риски дают и в виде получения конкурентных преимуществ при торговле углеродными единицами на национальном уровне.

В перечне механизмов реагирования бизнеса на климатические риски есть как «быстрые меры», так и инструменты долгосрочного горизонта планирования деятельности. Во-первых, реализация «лесных проектов». Этим могут заниматься не только компании, деятельность которых связана с лесом. Любая компания может внести свой вклад в снижение СО2 в атмосфере лесопосадками, обустройством парков и скверов, обработкой сельхозземель и т. д. Кстати, есть сведения, что 80% пожаров – рукотворные. Если компания настроена защищать леса от возгорания и вредителей, которые питаются лиственным покровом, предотвратить вырубку леса, то и этими мероприятиями можно участвовать в сокращении выбросов СО2, тем самым снижая свои риски национального и глобального климатического регулирования.

Технические мероприятия и государственные программы, требующие масштабных инвестиций и ведущие к снижению выбросов, – тоже отличная возможность. Например, замена традиционной генерации на ВИЭ, развитие водородной генерации и т. д. Упомяну также механизм повышения энергоэффективности активов, находящихся в управлении: он предусматривает внедрение наилучших доступных технологий снижения выбросов. Иными механизмами являются также создание рынка торговли «зелеными» сертификатами и углеродными единицами, который защищает интересы Российской Федерации и российского бизнеса.

 

Законопроект о проведении в Сахалинской области эксперимента по госрегулированию выбросов парниковых газов и обращению углеродных единиц разработан Министерством экономического развития России.

Сахалин станет тестовой площадкой для механизма торговли эмиссиями на выбросы парниковых газов с перспективой его возможного тиражирования на другие регионы. Документ предполагает проведение в 2021–2025 годах эксперимента по внедрению углеродного регулирования в виде системы торговли разрешениями на выбросы парниковых газов в Сахалинской области, а также установление целевого показателя по сокращению выбросов и увеличению поглощения парниковых газов для региона (цель – достижение углеродной нейтральности к концу декабря 2025 года), создание инфраструктуры поддержки климатических проектов и обращения углеродных единиц. В структуре промышленного производства Сахалина преобладают отрасли экономики, связанные с добычей полезных ископаемых (нефть, газ, уголь). На долю нефтегазового комплекса приходится около 80% всего промышленного производства области. Таким образом, введение госрегулирования выбросов парниковых газов окажет значительное влияние на отрасль ТЭКа.

 

Ирина КРИВОШАПКА