Пионеры российского саморегулирования

874

 

 

 

Пионеры российского саморегулирования

Развитие института саморегулирования началось с создания СРО арбитражных управляющих

Процесс саморегулирования в России был запущен в 2002 году, когда в саморегулируемые организации (СРО) были объединены арбитражные управляющие. На протяжении нескольких лет законодатели изучали опыт нового для России способа управления, который был признан удачным, и начался новый этап развития системы саморегулирования. За арбитражными управляющими в СРО были объединены оценщики и аудиторы. В 2009 году на смену лицензированию в строительной области пришли саморегулируемые организации.

Для государства введение системы саморегулирования в первую очередь означает отказ государства от избыточных функций при регулировании предпринимательской деятельности за счет передачи части своих функций в некоммерческие организации и повышение управляемости процессом за счет возможности взаимодействия с объединениями, а не с отдельными компаниями.

Попробуем оценить положительные моменты и проанализировать сложности переходного периода к системе саморегулирования в России на примере СРО арбитражных управляющих как первопроходцев данного процесса.

Очевидные плюсы

Одним из ключевых аспектов саморегулирования является существенное повышение финансовой ответственности СРО в случае причинения ее членами убытков третьим лицам. Это происходит за счет возможности выплат из компенсационного фонда, который пополняется компаниями при вступлении в саморегулируемую организацию и может значительно превышать стоимость самой компании (например, в СРО строителей минимальный размер компенсационного фонда составляет 30 млн руб. при первоначальном взносе одной компании в 300 тыс. руб.). Это запускает механизм коллективной ответственности.

Как показывает опыт, с введением системы саморегулирования происходит отсев «плохих» (непрофессиональных) членов СРО. В этом заинтересованы сами СРО, дабы не допускать взыскания из компенсационного фонда. Происходит своеобразная «чистка рядов», причем не принудительная, а естественная.

Объединение в СРО сократило численность арбитражных управляющих в России практически в разы. По мнению специалистов, случайные люди покинули профессию, рынок стал более профессиональным.

Создание СРО позволило значительно снизить количество заказных банкротств и коррупцию в этой сфере. Теперь не отдельный чиновник выбирает, какому арбитражному управляющему отдать банкротить предприятие, имеющее долги перед государством. Разработан и действует целый механизм распределения предприятий-банкротов между СРО. Заранее определить, какой саморегулируемой организации достанется тот или иной должник, – проблематично.

В СРО также действует механизм конкурсного отбора арбитражных управляющих для ведения конкретной процедуры.

Большинство СРО объединились в национальное объединение – Российский союз саморегулируемых организаций арбитражных управляющих. Этот союз обеспечивает представление профессионального сообщества в государственных структурах и органах законодательной власти. Он стал площадкой для выработки единых правил и стандартов работы на рынке несостоятельности.

Нормы и правила саморегулирования могут дополнять и конкретизировать действующее законодательство. И что немаловажно, зачастую нормы, утвержденные СРО, жестче, чем нормы закона.

С другой стороны, правоприменение в саморегулировании, как правило, гибче, легче адаптируется к изменяющимся обстоятельствам, позволяет быстрее заполнять имеющиеся пробелы в законодательстве.

Болезни роста

Нельзя сказать, что у нового для России института нет недостатков – здесь, как у всего нового, еще хватает «неровностей и шероховатостей». Но по мере накопления опыта их становится меньше.

Например, одним из существенных недостатков первой редакции закона 2002 года было отсутствие у саморегулируемой организации статуса лица, участвующего в арбитражном процессе по делу о банкротстве. Тогда сложилась парадоксальная ситуация: контролировать деятельность арбитражных управляющих можно и нужно, но не было никаких гарантий, что СРО дадут возможность ознакомиться с материалами дела в суде. Этот вопрос полностью был отдан на усмотрение судов.

В 2008 году в действующий Закон «О несостоятельности (банкротстве)» были внесены поправки, позволившие СРО принимать участие в арбитражном процессе при рассмотрении вопросов, связанных с утверждением, освобождением, отстранением арбитражного управляющего и при рассмотрении жалоб на действия арбитражного управляющего. Данная поправка значительно упростила для СРО возможность контроля за деятельностью арбитражных управляющих.

Тогда же на СРО были возложены дополнительные обязанности. Например, по раскрытию информации. Теперь СРО обязана размещать практически всю информацию о деятельности на своем интернет-сайте. Это повлекло дополнительные затраты для СРО, но они, безусловно, оправданны.

Но кроме обоснованных нововведений появились и спорные.

Одно из них связано с процессом выбора кандидатуры арбитражного управляющего для назначения на процедуру банкротства.

В новой редакции Закона предусматривается право заявителя указывать при подаче заявления в суд не саморегулируемую организацию арбитражных управляющих, а конкретного арбитражного управляющего.

По мнению специалистов, это достаточно спорное нововведение, поскольку заявителем может быть выбран недостаточно квалифицированный, малоопытный арбитражный управляющий, который своими действиями может нанести вред какому-либо участнику процедуры банкротства.

А что делать в этом случае саморегулируемой организации, которая отвечает своим компенсационным фондом перед потерпевшей стороной? Ведь выплата из компенсационного фонда автоматически влечет за собой необходимость его восстановления в короткие сроки. При этом СРО не выбирала арбитражного управляющего на коллегиальной основе, а только подтвердила его соответствие требованиям Закона.

Пути решения этой проблемы есть, они обсуждаются и с законодателями, и с участниками рынка несостоятельности. Один из вариантов – обязательная дополнительная страховка арбитражного управляющего, выбранного без участия СРО.

Стоит отметить, что основной кредитор – государство в лице уполномоченного органа – все же лишен возможности выбора конкретной кандидатуры арбитражного управляющего, но не в силу Закона, а в силу своих внутренних распоряжений. Это безусловный плюс и показатель взвешенного подхода руководства ФНС.

Тем не менее процесс саморегулирования в системе банкротства живет и развивается. Может быть, слишком часто вносятся изменения в Закон, но точка равновесия уже близка, и рынок приходит в фазу стабильности.

В целом саморегулирование в России постепенно становится зрелой, прогрессивной формой регулирования рынков, которая со значительной долей вероятности затронет большинство сфер деятельности.

 

Артур ТРАПИЦЫН