Государство должно стать платформой

882

 

 

 

Государство должно стать платформой

Эксперты полагают, что пришло время менять подходы к госуправлению

В последние годы дискуссия о роли государственного управления стала одной из ключевых в повестке дня разных государств. Тем более глобальные вызовы формируют новые требования к государственному управлению. В рамках тематической сессии эксперты «Гайдаровского форума-2018» разбирались, какие стратегические вызовы сегодня стоят перед российской системой госуправления.

Не нужно транслировать «вчерашний» день

– Тема эффективности госрегулирования неисчерпаема.

Если мы попробуем определить самую главную «болезнь», с которой сталкиваются Российская академия наук, Сбербанк, любой регион или государство в целом, окажется, что это проблема управления. Я не знаю ни одной структуры, где люди не ломали бы голову над тем, как улучшить модель управления, как сделать ее гибкой, приспосабливаемой к тому, что происходит в так быстро развивающемся мире, – говорит президент, председатель правления Сбербанка Герман Греф. – Учитывая, что сами по себе государства не гибкие, то придание государственной модели управления гибкости – фундаментальная задача. Впрочем, универсального решения, как это сделать, нет, но, безусловно, нужно использовать лучшие мировые и российские практики. Причем самые лучшие практики в этой области реализует не государство, а бизнес, который вынужден работать в конкурентной среде. Поэтому не помешало бы сделать трансфер лучших практик из бизнеса в государственную систему.

А вот реализацию реформы системы госуправления, по мнению эксперта, нужно начать с уточнения роли государства, которое должно стать своего рода платформой – «фабрикой» по обработке данных.

– Об успехах государства можно судить по количеству правильно принятых решений в общем объеме принимаемых решений. Точность таких решений зависит, прежде всего, от наличия или отсутствия информации, которая, в свою очередь, извлекается из данных. Поверьте, самый большой страх любого менеджера связан с необходимостью принимать решение в условиях неопределенности и отсутствия данных, – комментирует Герман Греф. – Новый подход к государству как к платформе позволит принимать решение, основываясь не на эмоциях или субъективных предпочтениях, а исключительно на анализе больших данных, появилось даже специальное определение – Data driven decision making.

Спикер считает, что простые решения, например, относительно регистрации бизнеса, выдачи свидетельства о рождении или пенсионного удостоверения вскоре будут приниматься без участия человека. Сложные же все‑таки останутся за людьми.

– Долгое время ведутся дискуссии с профессиональным сообществом о том, что такое государство как платформа. Мнения на этот счет расходятся. На наш взгляд, эта платформа должна объединить государство, бизнес, граждан, современные технологии, в частности интернет вещей, чтобы сообща они способствовали наполнению ее информацией. Подобный проект еще не реализован ни в одном государстве, но многие на пути к этому, дальше всех ушел Сингапур, – уточнил глава Сбербанка. – Речь идет о совсем другом подходе к реформе государства, когда не нужно пытаться воспроизводить «вчерашний день», транслируя лучшие образцы того, что сделано в мире, а нужно сразу пойти вперед. Хотим мы того или нет, государство меняет свой облик, становится незаметным и удобным для граждан. А значит, нужно сделать акцент на создании глобальных облачных сервисов, которые умеют справляться с хранением и обработкой огромного объема информации в режиме реального

времени.

Вице-президент Центра стратегических разработок, руководитель направления «Институты и общество» Мария Шклярук добавила: в результате реализации проекта «Государство-платформа» к 2024 году данные 100% государственных информационных ресурсов должны будут быть доступны в реальном времени через программные интерфейсы, а 50 наиболее востребованных госуслуг – оказываться мгновенно.

– Чтобы сделать государство-платформу, кроме единого архитектора и технологической базы потребуется обеспечение очень мощного реинжиниринга всех процессов: проведение межведомственного реинжиниринга процессов, внедрение процессного подхода в государственном управлении, – комментирует представитель ЦСР.



Госуправление как инструмент проведения реформ

С другой стороны, прежде чем строить такую платформу, нужно решить ряд проблем госуправления. Мария Шклярук обозначила основные из них, в частности, отметив, что нередко наименее проработанные и обсужденные решения принимаются быстро, а наиболее подготовленные «тонут» в процедурах согласования.

– Кроме того, складывается впечатление, что для государства тактика превыше стратегии: процедуры целеполагания неэффективны, отсутствует системная работа на стратегические приоритеты. Ко всему прочему, сохраняется старая кадровая система, основанная на личной лояльности, а не на профессионализме, – подчеркнула она. – Еще один важный нюанс касается улучшения условий ведения бизнеса в нашей стране, о чем много говорится с 2004 года. Мы провели анализ того, как Россия продвигалась в различных рейтингах, которые так или иначе оценивают удобство ведения бизнеса и комфортность регуляторной среды. Оказалось, Россия действительно имеет некоторую положительную динамику в Индексе ведения бизнеса (Doing Business) и Индексе глобальной конкурентоспособности (Global Competitiveness Index), но, например, по показателю качества регулирования в составе Индекса качества государственного управления (Worldwide Governance Indicators) и по регулированию бизнеса в составе Индекса экономической свободы в мире (Index of Economic Freedom) у нас стабильно низкие показатели. Выходит, как бы ни было легко открывать бизнес в стране, это не поможет его хорошему развитию, поскольку уже на следующем шаге он может столкнуться с огромным количеством административных барьеров, – пояснила Мария Шклярук.

По мнению спикера, трансформация госуправления вполне может стать инструментом проведения ключевых реформ, а именно: технологической революции и развития науки; удвоения несырьевого экспорта, без которого не удастся выйти на запланированные темпы роста; снижения доли государства в экономике и многих других. Тогда существует вероятность достижения целей, обозначенных в стратегии ЦСР, которая уже передана в Администрацию президента. Речь идет о росте ВВП на 30%, росте реальных располагаемых доходов населения на 25%, снижении бедности на 25%, стабильном ежегодном экономическом росте на 3,6%, увеличении продолжительности жизни граждан до 76 лет. Аналитики предполагают, что Россия вполне может выйти на данные показатели до 2024 года.

– На наш взгляд, в обозримом будущем должен появиться Центр управления эффективностью госуправления – федеральный орган исполнительной власти, который будет отвечать за внедрение управления по результатам; повышение эффективности госуправления на всех уровнях власти; анализ соответствия функций и задач органов власти стратегическим целям; цифровую трансформацию процессов оказания госуслуг; мониторинг реализации изменений, – резюмировала Мария Шклярук.



Портрет госслужащего стал многогранным

Проректор РАНХиГС, директор Высшей школы государственного управления РАНХиГС Алексей Комиссаров отметил, что только в конце ХХ – начале ХХI века появилось новое государственное управление, которое включало такие аспекты, как клиентоориентированность, межведомственное взаимодействие, проектное управление. Однако сейчас весь мир переходит к новой доминирующей модели – государству как платформе, и эта модель предъявляет иные требования к тем, кто работает в государственном аппарате.

– Переход из века корпораций в век технологической революции ставит перед сферой госуправления много вызовов. В этой связи формируется новый портрет госслужащего – теперь это не скучный клерк, который следует определенным регламентам и ориентирован на процесс, а предприниматель высшего класса, который добивается реальных результатов. Поэтому образовательные учреждения, готовя кадры для цифровой экономики будущего, должны ориентироваться на актуальные требования, – подчеркнул спикер.

По его словам, в настоящее время российские образовательные продукты далеки от лучших мировых практик. Так, сегодня в России при подготовке госслужащих совсем не уделяется внимание развитию таких качеств, как: управление изменениями, клиентоцентричность, сторителлинг (искусство донесения поучительной информации с помощью знаний, рассказов, историй, которые возбуждают у человека эмоции и мышления) и холистический подход. Да, частично развиваются такие качества, как: предпринимательский подход, цифровая грамотность, стратегическое лидерство, инвестиционный подход и ориентированность на результат, но этого недостаточно. К слову, в США и Великобритании у будущих госслужащих развивают все обозначенные умения. Вероятно, дело в том, что в России пока не созрел спрос на таких специалистов.

Алексей Комиссаров отметил: учитывая современные требования к госуправлению (наличие стратегического видения, междисциплинарный подход, бюджетная дисциплина, балансирование приоритетов, структурная устойчивость и интегрированные инновации), портрет современного чиновника должен быть многогранным. Теперь ему не обойтись без системного мышления и эмоционального интеллекта, толерантности к риску и предпринимательских навыков, понимания глобального контекста и навыков кросс-культурной коммуникации, ориентированности на результат и мультидисциплинарности.

– Если мы хотим конкурировать глобально и строить государство как платформу, у нас нет другого выхода, кроме как переобучать нынешних госслужащих или находить новых управленцев. Новая реальность предполагает, что человек должен учиться в течение всей жизни, осваивать разные сферы, однако у наших сограждан сохранилось настороженное отношение к тем же курсам повышения квалификации – для них это как признание, что они чего‑то не знают, а это стыдно и неудобно. Кстати, в чиновничьей среде это особенно ощутимо. Поэтому, на мой взгляд, важно продвигать среди госслужащих простую, но важную идею – учиться не стыдно, стыдно не учиться, – резюмировал спикер.

 

Алена Бехметьева. Фото пресс-службы РАНХиГС