«Гигиеническими» мерами не стоит подменять «лечебные» решения

835

 

 

 

«Гигиеническими» мерами не стоит подменять «лечебные» решения

На круглом столе в Росимуществе поделились технологиями антикризисного управления

Экономический кризис уже отразился на деятельности многих российских предприятий. По словам представителей Росимущества, число организаций-банкротов заметно растет, и государство делает все возможное, чтобы помочь компаниям госсектора преодолеть кризис. О том, кто сегодня должен взять на себя повышенные обязательства, на каких мерах сконцентрировать внимание и где найти успешного антикризисного управляющего, говорили участники круглого стола «Развитие системы антикризисного управления в современных условиях функционирования национальной экономики», прошедшего в Федеральном агентстве по управлению государственным имуществом.

Масштабные задачи

Приветствуя участников, советник руководителя Росимущества, модератор дискуссии Олег Зенков и заведующая кафедрой «Стратегический и антикризисный менеджмент» Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, ректор Института экономики и антикризисного управления, д.э.н., профессор, заслуженный экономист РФ Антонина Ряховская подчеркнули, что проблематика антикризисного менеджмента актуальна как для ведомства, так и для страны в целом.

По словам Олега Зенкова, сегодня в число приоритетных задач Росимущества входит организация слаженной работы по недопущению банкротства предприятий, которые включены в программу массовой приватизации, а также налаживание механизмов по восстановлению платежеспособности, повышению устойчивости предприятий, попавших в процедуру банкротства.

Заместитель начальника управления Росимущества, к.э.н., доцент Александр Курьянов добавил, что в прошлые годы наблюдалась положительная тенденция, связанная с уменьшением количества организаций госсектора, которые находятся в процедурах несостоятельности. Этого удалось достичь благодаря работе, проводимой Росимуществом и его территориальными органами. Однако нынешний кризис негативно сказывается на соответствующей динамике.

Очевидно, масштабность задач, которые сегодня стоят перед Росимуществом, требует серьезной экспертной поддержки (экспертизы) принимаемых решений. Для этого в 2013 году в Росимуществе создан экспертно-консультационный совет, в состав которого в том числе входят Комитет по банкротству, предупреждению и несостоятельности организаций госсектора и Комитет по управлению рисками и внутреннему контролю. Александр Курьянов отметил, что в состав комитетов вошли наиболее авторитетные специалисты, и рассказал об эффективности их работы:

– За небольшой период времени Комитет по банкротству подготовил целый пакет предложений по внесению изменений в законодательство РФ о банкротстве, методические рекомендации для территориальных органов, которые в последующем были одобрены Росимуществом, – сообщил эксперт.

Он напомнил, что Росимущество как федеральный орган исполнительной власти осуществляет полномочия собственника имущества должника, которые по своей сути уникальны. Дело в том, что если полномочия собственника функционирующего в обычном режиме предприятия, помимо Росимущества, осуществляют и другие ведомства – Министерство сельского хозяйства РФ, Министерство промышленности и торговли РФ, Федеральное дорожное агентство и т. д., – то работа с «проблемными» организациями практически полностью сосредоточена в Росимуществе.

Функционал ведомства можно разделить на два основных направления: судебно-правовая работа, связанная с защитой интересов РФ, и работа по предупреждению банкротства организаций госсектора.

Что касается судебной работы, здесь немало проблем связано с несовершенством законодательства: как в базовом законе, так и в подзаконных нормативно-правовых актах имеются мертвые нормы – зафиксированные на бумаге, они не работают на практике. Представители Росимущества заверили, что принимают активное участие в подготовке изменений для внесения в законодательство, и, хотя базовый закон периодически дополняется, предложения, касающиеся госсектора, воспринимаются достаточно консервативно.

Александр Курьянов рассказал, что ранее ведомство постоянно сталкивалось с отсутствием санкций за неисполнение руководителем организации обязанности по направлению собственнику сведений о наличии признаков банкротства. Поэтому Росимущество инициировало соответствующие дополнения в Кодекс РФ об административных правонарушениях (КоАП РФ). Теперь, после внесения поправок в КоАП РФ и базовый Закон о банкротстве, если руководитель юридического лица вовремя не направит собственнику имущества сведения о наличии признаков банкротства, то вынужден будет заплатить штраф в размере от 25 до 50 тыс. рублей или будет дисквалифицирован на срок от шести месяцев до двух лет.

Кроме того, в прошлом году премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал распоряжение об утверждении дорожной карты по совершенствованию законодательства о банкротстве. Сейчас Росимущество, как и другие заинтересованные ведомства, работает в ее рамках.

Александр Курьянов обратил внимание на то, что институт банкротства в нашей стране не всегда используется с точки зрения решения базовых задач по урегулированию взаимоотношений между кредитором и должником.

– Зачастую банкротство используется в качестве механизма завладения собственностью, вывода высоколиквидных активов. Более того, растет число преднамеренных банкротств, случаев неправомерных действий арбитражных управляющих, адресной продажи в рамках конкурсных процедур достаточно дорогостоящих активов по заниженным ценовым характеристикам. По этим нарушениям работаем совместно с правоохранительными органами. Выигрывая судебные разбирательства, связанные с банкротством организаций госсектора, мы не только отстаиваем интересы нашей страны, возвращаем имущество в федеральную собственность, но и даем определенный сигнал сообществу арбитражных управляющих, лицам, задействованным в сфере банкротства, о том, что действовать нужно, следуя букве закона, – отметил Александр Курьянов.

Немало проблем и в части предупреждения банкротства. Ключевая связана с недостатком инструментов реализации мероприятий по санации организаций госсектора. Хотя в базовом законе зафиксировано, что собственник имущества должника имеет право и должен принимать меры по санации, предупреждению банкротства организаций госсектора, на деле осуществить привлечение внешних источников финансирования весьма непросто. Однако банковские организации, которые по теории должны кредитовать предприятия, в текущих условиях больше ориентированы на фондовый рынок и операции на валютном рынке, чем на кредитование в реальном секторе экономики. Поэтому рассчитывать на банковские кредиты в большинстве случаев не приходится. В то же время средства из бюджетных источников серьезно ограничены.

Объединив усилия

Антонина Ряховская поддержала коллег и добавила: чтобы в непростой обстановке максимально сохранить предприятия реального сектора экономики, в первую очередь находящиеся в государственной собственности, необходимо объединить усилия.

– Сейчас, как никогда, ситуация с экономикой России, введенные против нас санкции, отношение народа к происходящему сигнализируют о том, что нам нужно объединить усилия и работать вместе, пытаться разрабатывать программы. Также в качестве экспертов принимать участие в обсуждении разрабатываемых и утверждаемых законодательных актов и попытаться, чтобы они соответствовали реальному времени, – считает Антонина Ряховская. – В настоящее время появляется много предложений, которые якобы направлены на совершенствование нормативно-законодательной базы, но они не всегда учитывают имеющийся опыт и просчитывают последствия. Поэтому, объединив усилия, мы должны эти моменты по возможности нивелировать.

Антонина Ряховская подчеркнула, что Институт экономики антикризисного управления заключил соглашение с Росимуществом, согласно которому стороны будут координировать работу в сфере выработки предложений по совершенствованию нормативно-правовой базы и оптимизации алгоритмов осуществления функций Росимущества. Кроме того, несколько сотрудников ведомства уже прошли обучение по специальным программам повышения квалификации в сфере антикризисного управления в институте на безвозмездной основе.

– Мы готовы бесплатно обучить ваших региональных представителей, поскольку только вместе мы сможем остановить процедуры преднамеренного и фиктивного банкротства, – обратилась к коллегам заслуженный экономист РФ.

Заведующий сектором Института экономики РАН, д.э.н., профессор Олег Сухарев согласился с необходимостью реализации плана антикризисных мероприятий, отметив, что денежно-кредитная политика должна влиять не на денежную массу, а на структуру процентной ставки. Кроме того, бюджетная политика и прямое регулирование оказывают влияние на насыщение экономики деньгами и капитализацию, поэтому необходима связь между денежно-кредитной и бюджетной политикой.

Говоря о связи финансов и промышленности, докладчик отметил, что финансовая система должна обслуживать потребности реального сектора и учитывать, что малому и среднему бизнесу не хватает капитала; что эмиссии ценных бумаг и, в частности, акций не могут покрыть потребности промышленных предприятий различных форм собственности и различного размера в капитале.

Три налога и «инвестиционный червонец»

Обсудили участники круглого стола и методы стимулирования отечественной экономики. Председатель правления ОАО «Банк Российский Кредит», к.э.н., доцент кафедры «Стратегический и антикризисный менеджмент» Финансового университета при Правительстве Российской Федерации Петр Ушанов напомнил об инициативе декана экономического факультета, заведующего кафедрой прикладной институциональной экономики МГУ им. М. В. Ломоносова, д.э.н. Александра Аузана, предложившего провести налоговую реформу.

– Я считаю, это правильная и нужная мера. Уверен, что частным предпринимателям, малому и среднему бизнесу некогда читать сложившийся фолиант Налогового кодекса, а нанять налоговых консультантов не позволяют доходы. Им проще изловчиться и не платить налоги вообще, работая «в черную», для чего у малого бизнеса много возможностей. Поэтому, на мой взгляд, Налоговый кодекс нужно упростить до нескольких страниц, добившись, чтобы его, словно скрижали Моисея из Ветхого Завета, прочли все потенциальные предприниматели и не боялись налоговой политики государства. Налоговый кодекс должен содержать три понятных обывателю налога: налог на имущество, налог с покупок и рентный налог, – считает Петр Ушанов.

По его мнению, ключевым должен стать налог с покупок:

– Все дело в наших привычках. Приходя в ресторан, люди, например, совершенно добровольно оставляют на чай официанту до 10% от суммы счета, а также с готовностью уплачивают комиссионные посредникам в том же размере, и таких примеров много. Однако когда дело доходит до налогов, начинаются «оптимизации», то есть желание экономить на затратах. Поэтому с продавца и производителя вообще никаких налогов брать не надо. Налог должен платить покупатель со своих покупок. Таким покупателем будут не только физические лица, но и предприятия и организации в том случае, если они покупают сырье, оборудование или рабочую силу. Подобная мера помогла бы «вытащить» нашу экономику из кризиса, так как собираемость этого налога была бы очень высокая, – подчеркнул эксперт.

Он напомнил о политике количественных смягчений, проводимой на Западе, которая помогает решать две важные задачи: задает драйв экономике, мотивируя предпринимателей вкладывать недорогие кредиты, которые они легко получают в банках, в новые проекты; и позволяет обесценить старые долги («скелеты в шкафах» корпораций), образовавшиеся из-за неудачных стартапов и иных просчетов в бизнесе.

– Профессиональное сообщество волнует вопрос: если все понимают, что экономике нужны деньги, то почему их не дают? Дело в том, что у нас очень плохая «дренажная система»: как только на рынке появляется дополнительная ликвидность, либо усиливается инфляция, либо эти деньги уходят на валютный рынок, – отмечает Петр Ушанов. – Чтобы «дренажная система» была эффективной, Центральному банку необходимо рефинансировать фондовый рынок, сделав его привлекательным для инвесторов. Сейчас у кредитных институтов практически нет «длинных» денег, чтобы кого-то кредитовать, а, имея «короткие» деньги, банки не могут себе это позволить, ведь это сказывается на нормативах ликвидности, которые контролирует Центральный банк. В сложившейся ситуации, считаю, нужно переключить спекулятивный спрос с валютного рынка на фондовый. Если это сделать, все те, кто покупал валюту, чтобы заработать на изменении курса рубля, будут покупать с той же целью акции и облигации предприятий. Понимая, что индекс фондового рынка имеет устойчивый тренд к росту, спекулятивные игроки будут покупать акции и облигации за «короткие» кредиты банков, имея возможность выйти из этих активов без потерь. В результате наш рынок изменится качественно: «короткие» деньги будут конвертироваться в долгосрочные ресурсы без кредитного риска и риска ликвидности для коммерческих банков.

Докладчик акцентировал внимание на том, что сегодня, когда существуют риски высокой инфляции, необходимо защищать не только предприятия малого и среднего бизнеса, но и население так, чтобы люди не потеряли свои накопления.

– На мой взгляд, необходимо ввести новый рыночный инструмент, «инвестиционный червонец». Иными словами, надо выпустить в обращение золотые монеты с правом для инвесторов размещать их в депозитариях в обмен на документарные и бездокументарные сертификаты, которые будут первоклассным залогом в банках. Если провести хорошую маркетинговую кампанию, люди захотят заменить доллары в ячейках банков на реальные золотые монеты. Указанные меры защитят обывателя от инфляции и помогут с дедолларизацией экономики, – уверен эксперт.

Кроме того, по его мнению, необходима мера по валютному регулированию, которая должна ограничить движение капитала. Такой опыт имеется как у западных стран, так и в России.

– Еще одна мера, которая сыграла бы роль драйвера экономического роста, – введение беспроигрышных земельных лотерей. В России много земель, и если их просто раздать, то у людей к этому «подарку» может сложиться отношение, как к ненужной вещи. А если проводить земельные лотереи, то они повлекут за собой формирование земельного рынка. Начнут появляться инфраструктурные проекты на этих землях, в том числе частные дороги, ветряные электростанции и так далее для того, чтобы повысить капитализацию этих земель. К этим проектам подключатся банки и другие финансовые институты, и Россия получит быстрое развитие рынка недвижимости, который выступит стимулом для экономического роста – резюмировал Петр Ушанов.

Кризис внешний = кризис внутренний?

Другой вопрос – всегда ли кризис в экономике равнозначен возникновению кризиса внутри предприятия? По мнению независимого директора, партнера управляющей компании «Менеджмент 911+» Сергея Елисеева, если управляющее звено в компании предпринимает адекватные и эффективные антикризисные меры, то внешний кризис «купируется» и не превращается во внутренний кризис предприятия. Внешнее неблагоприятное воздействие частично проникает внутрь компании, однако не разрушает ее, а останется в статусе значительной, но контролируемой и решаемой проблемы.

– Ключевое значение имеют два фактора: антикризисный план и фокус управления менеджмента. Если план не содержит эффективных антикризисных мер, его исполнение принесет вред в виде потери времени и средств. Если управленцы не действуют адекватно, и при отсутствии внешнего кризиса компания может уйти в свой рукотворный кризис. А при наличии внешнего – еще быстрее придет к разрушению, – уверен Сергей Елисеев.

Эксперт отметил, что появилась волна антикризисных рецептов разного свойства – от инфобизнесменов и эзотериков до профессоров философии, но только без критериев отбора результативных (конкретно, здесь и сейчас) решений. На суд аудитории докладчик представил свою методику оценки антикризисных решений, учитывающую три фактора: время (срок получения результата должен быть раньше death-line – «линии смерти»); управленческий КПД – соотношение затрат и результатов; антикризисное влияние – способность «лечить» кризисную ситуацию по двум осям: адаптация к внешней среде и интеграция внутренней среды.

В качестве примера Сергей Елисеев сравнил два решения по управлению финансами для среднего промышленного предприятия в условиях кризиса 2008 года, когда death-line была равна 10–12 месяцам. Первое решение заключается в управлении по маржинальному доходу. Все подразделения, менеджеры, проекты, заказы, продукты, клиенты оцениваются по показателю маржинального дохода и развиваются, финансируются наиболее маржинальные. Положительные результаты можно получить в течение четырех-шести месяцев – раньше, чем наступит death-line. Затраты на внедрение решения составят 3–4 млн рублей, а его эффективность (на конкретном примере) – это рост маржинального дохода с 15% до 35%, то есть более 20%. Что касается антикризисного влияния, то управление по маржинальному доходу обеспечивает высокую адаптацию к внешней среде (развиваются выгодные и эффективные для предприятия и клиентов продукты); высокую интеграцию внутренней среды (все имеют один приоритет – маржинальный доход, считают его, могут на него влиять и мотивированы от роста). Заключение – данное решение проходит по всем трем критериям в категорию антикризисных.

Второе решение заключается во внедрении традиционной системы бюджетирования на базе некоторого программного комплекса. Оно заметно проигрывает предыдущему: результатов удастся добиться в срок от 12 месяцев (в идеале) и более – позже наступления death-line. Затраты на его внедрение составят от 7–10 млн рублей и более. Да и антикризисное влияние оставляет желать лучшего: внешняя адаптация – низкая; внутренняя интеграция – низкая или средняя. Решение не проходит по критериям в категорию антикризисных, по сути являясь долгосрочным и предупреждающим, т. е. «гигиеническим».

Эксперт призвал не пренебрегать подобными «гигиеническими» решениями и внедрять их до наступления кризиса, однако и не злоупотреблять, поскольку во время кризиса их польза невысока, а затраты существенные.

– Чистить зубы нужно до того, как заболел зуб, а когда уже заболел, чистка не помогает, нужно идти к стоматологу. Аналогично, «гигиеническими» (предупреждающими) мерами не стоит подменять «лечебные» (антикризисные) решения, – поделился мнением Сергей Елисеев.

Взять на заметку

Ценным опытом прогнозирования и предупреждения банкротства предприятий с государственной долей на ранних стадиях поделился генеральный директор ОАО «Центральный депозитарий Республики Татарстан» Рустем Ибрагимов.

В период кризиса 2008–2009 годов президент Республики Татарстан поставил задачу – не допустить банкротства предприятий госсектора, как государственных унитарных предприятий, так и акционерных обществ с государственным участием. В результате появилась Государственная информационная система анализа и прогнозирования состояния организаций в Республике Татарстан, успешно эксплуатировавшаяся в течение пяти лет.

На основании сведений о финансово-хозяйственной деятельности организации, содержащихся в системе электронного анализа, Министерство экономики и Министерство имущественных отношений Республики Татарстан осуществляли финансовый анализ объекта, выявляли угрозы банкротства, разрабатывали рекомендации по их устранению.

– Система работала эффективно. Регулярно проводились балансовые комиссии, где руководители предприятий и главные бухгалтеры отчитывались о финансовом состоянии своей организации. Проблемные предприятия вызывали на комиссию регулярно, – рассказывает специалист. – Вскоре сами руководители организаций стали заходить в электронную систему, расположенную по адресу www.gisap.tatar.ru, чтобы посмотреть подробный анализ деятельности своего предприятия.

До 2012 года над наполнением системы работал целый отдел, который собирал, аккумулировал, анализировал информацию. Благодаря кропотливой работе до 2012 года ни одно предприятие госсектора республики не вошло в процедуру банкротства. Система существует и сегодня, но не наполняется данными. Отдел, отвечавший за это, расформирован.

Рустем Ибрагимов добавил, что регулярно приходилось сталкиваться с колоссальным сопротивлением со стороны предприятий, которые не желали предоставлять информацию о своей деятельности. Тогда приходилось прибегать к помощи административных ресурсов, в том числе запрашивать отчеты о деятельности организаций в налоговой службе, брать данные с сайта арбитражного суда.

Выслушав коллегу, Антонина Ряховская предложила руководству Росимущества подробнее изучить этот опыт:

– В Москве тоже был опыт вызова руководителей проблемных предприятий в первой стадии банкротства на балансовую комиссию правительства Москвы. Это была результативная работа. Думаю, стоит вернуться к подобной практике, тем более, создана такая замечательная и эффективная программа, – отметила она.

Не только предотвращать, но и предугадывать

Об участии Федеральной налоговой службы России в совершенствовании института несостоятельности (банкротства) рассказал заместитель начальника отдела методологии и сопровождения процедур банкротства управления по работе с задолженностью и банкротством ФСН России, к.э.н. Вадим Солдатенков. Он подчеркнул, что налоговая служба является администратором в делах о банкротстве и в части регулирования в вопросах самостоятельности подчиняется Мин-экономразвития РФ, а в части регулирования налогового законодательства – Минфину РФ.

– На 1 января 2013 года налоговая служба представляла интересы Российской Федерации в той или иной степени в делах о банкротстве 26 тысяч компаний, индивидуальных предпринимателей. На 1 января 2014 года таких компаний было уже 28 тысяч, а на 1 января 2015 года – 30 тысяч. Ежегодный средний годовой прирост компаний-банкротов составляет порядка 7,5%, тем не менее ежегодно мы инициируем примерно на 15% банкротств меньше, чем в прошедшем году.

Следующим взял слово член комитета «Управление рисками и внутренний контроль» Экспертно-консультационного совета Росимущества Александр Полтавцев. Он рассказал о том, что органы управления и, прежде всего, советы директоров могут сделать для того, чтобы возможные кризисные процессы не допустили перехода предприятий от категории «нормально работающих» в категорию «попавших в не очень хорошую кризисную ситуацию».

– При разработке стратегии нужно не допускать формализма, делать ее не кирпичом, который будет где-то лежать, а максимально рабочим инструментом, – считает Александр Полтавцев. – Более того – рассмотрение и подготовка годовых планов, утверждение бюджетов также могут использоваться для того, чтобы не позволить предприятию скатиться в кризисное состояние.

Докладчик привел пример: при подготовке Росимуществом долгосрочных программ развития совет директоров одной из компаний проанализировал риски и пришел к выводу, что для них наиболее значим валютный риск, поскольку они используют большое количество импортных комплектующих. Еще до наступления кризиса руководство организации решило заполнить склады импортными комплектующими и, как показало время, не прогадало.

По мнению эксперта, в каждодневной деятельности совет директоров должен предугадывать возникновение кризисных явлений, контролировать реализацию программных документов и анализировать возникающие риски.

Партнер McKinsey&Company Владимир Кулагин добавил, что в условиях кризиса руководители вынуждены добиваться достижения гораздо более амбициозных целей, совету директоров и топ-менеджменту компании необходимо брать на себя повышенные обязательства. Ведь чтобы добиться реальных результатов, компании необходимо разработать и провести очень много мероприятий.

Владимир Кулагин отметил, что в условиях кризиса важным факторов является мотивация менеджмента. Часто за средний, хороший, отличный и превосходный результат команда руководителей получает примерно одинаковое вознаграждение. Если результат действительно низкий и приходится срезать бюджет, нужно наказывать рублем или долларом, не выплачивая премию.

Безусловно, помимо мотивации, есть и другие значимые факторы: готовность пересматривать бизнес-процессы, правильно расставлять приоритеты. Немаловажную роль играет сам руководитель, который стоит во главе трансформации – процесса структурного изменения работы компании.

Лучших – в реестр

Многие докладчики говорили, что антикризисное управление заключается в предвидении кризисных явлений. Чтобы успешно справляться с этой задачей, по мнению начальника управления государственных программ и проектов ОАО «Московский индустриальный банк» Натальи Шабуниной, руководящие кадры и команда должны обладать определенным набором характеристик.

– В первую очередь, у них должна быть заинтересованность в антикризисных мероприятиях, понимание всех процессов, происходящих в компании, определенный уровень профессиональных знаний и большой опыт, – отметила Наталья Шабунина.

Однако в условиях кризиса многие предприятия вынуждены сокращать расходы, не все могут содержать эффективную антикризисную команду. Если подобной команды нет, а уходить в банкротство не хочется, Наталья советует обратиться за помощью в банк, который заинтересован в возврате партнером кредита, обладает огромным опытом в разных отраслях, видением экономики и процессов в целом, доступом к обширным базам данных, умеет их обрабатывать, проводить теоретический и практический их анализ. Кроме того, в банках есть методики стратегического планирования для предотвращения или преодоления кризисных явлений.

Очевидно, что, какими эффективными ни были бы антикризисные меры, без участия профессиональных сотрудников их вряд ли удастся реализовать в полной мере. Так каким должен быть успешный антикризисный управляющий? На этот вопрос ответила проректор Института экономики и антикризисного управления, председатель комитета «Банкротство и предупреждение несостоятельности организаций госсектора», к.псх.н, доцент Наиля Халимова.

– В рамках соглашения, подписанного между нашим институтом и Росимуществом, мы сформировали реестр антикризисных управляющих, – рассказывает Наиля Халимова. – В реестр включали людей, имеющих соответствующий опыт: наших выпускников; тех, кто проходил несколько раз обучение в нашем вузе; имеющих ученые степени, звания, допуск к гостайне, Специалистов с большой буквы. Чтобы наша жизнь стала лучше, мы должны использовать все возможности – нашего комитета, федерального агентства, коллегии независимых директоров, соответствующих специалистов консалтинговых организаций и в том числе рассматривать тот полк антикризисных управляющих, которых мы в своем институте создали и которые громко называют себя антикризисными управляющими.

По словам Наили Халимовой, эти люди имеют опыт восстановления платежеспособности предприятия, они не только работали арбитражными управляющими, руководителями предприятий, но в силу своей жажды знаний оканчивали всевозможные курсы, в том числе и курсы по преодолению конфликтных ситуаций для того, чтобы с позиции руководителя решать как можно больше вопросов. Сегодня реестр включает порядка тридцати человек и будет расширяться далее.

Подводя итоги круглого стола, организаторы поблагодарили участников за активное участие в обсуждении и отметили, что многие предложения будут отражены в итоговой резолюции. А также выразили надежду на то, что подобные встречи с экспертным сообществом будут регулярными и принесут практическую пользу, ведь бороться с кризисом нужно сообща.

 

Елена ВОСКАНЯН, фото автора