ESG — это не только безальтернативный выбор и дополнительные обязательства, но и новые преимущества

59

ESG — это не только безальтернативный выбор и дополнительные обязательства, но и новые преимущества. Об этом заявила старший вице-президент по ESG Сбербанка Татьяна Завьялова в ходе выступления на экспертной дискуссии «Факторы ESG. Ответственное инвестирование в будущее», которая состоялась на Красноярском экономическом форуме.

По ее мнению, финансовые институты создают новые правила, которые транслируют ESG-практики и постепенно перенастраивают целые отрасли, делая «зеленые» трансформационные процессы привлекательными для них. Сбер, как крупнейший финансовый институт в стране, может мотивировать компании меняться за счет предоставления новых финансовых продуктов. В то же время, Россия пока находится в начале пути формирования ESG-культуры.

Татьяна Завьялова сообщила, что Сбер предоставляет корпоративным клиентам возможность, с одной стороны, получить лучшие условия для развития ESG-практик, с другой — разобраться в ESG-рисках, с которыми они могут столкнуться, если не встанут на путь внедрения ESG.

При этом Сбер, как коммерческая структура, соблюдая интересы акционеров и инвесторов, также продвигает внедрение ESG-повестки в бизнес, принимая во внимание требования долгосрочной устойчивости. Задача Сбера — сформировать систему ESG-управления и помочь своим клиентам во внедрении таких практик.

В этом направлении компания не ограничивается блоком Environment и развитием «зеленых» инструментов финансирования, имея многолетнюю передовую практику в области Governance и множество собственных проектов в части Social. Деление ESG на три отдельных блока — экологический, социальный и управленческий — достаточно условно.

Все они неразрывно связаны: к примеру, чтобы внедрить фактор, относящийся к Environment, нужно внести изменения во многие процессы — от риск-менеджмента до корпоративного управления, которые относятся к блоку Governance. Недавний отчет SberCIB Investment Research подтвердил актуальность ESG-повестки и для потребителей. Респондентам задали вопросы о том, как они оценивают экологическую и социальную ситуацию в стране.

Оказалось, что наличие экологических проблем признают 76% россиян, а социальных — 80%. Больше всего потребителей беспокоят проблемы, которые напрямую влияют на качество жизни: загрязнение воздуха, состояние воды и утилизация мусора. При этом 26% готовы отказаться от потребления товаров, которые наносят большой ущерб экологии, а 16% — больше платить за экологичные товары.

«Со стороны потребителей мы видим большой запрос на ESG-изменения, который будет возрастать, стимулируя скорейшее внедрение ESG-повестки во всех компаниях и на уровне государства», — отметила Татьяна Завьялова.

По ее мнению, в долгосрочном периоде ESG-переход формирует новые рынки и возможности для развития бизнеса: растет акционерная стоимость компаний и их фундаментальная устойчивость. Если не учитывать эти требования, компании могут столкнуться с трудностями в привлечении финансирования, кадровыми проблемами и оттоком покупателей.

В целом участники дискуссии обсудили значимость ESG-повестки для экономики, влияние финансовых институтов, практики внедрения ESG-подхода в корпоративное управление и появление «зеленых» финансовых инструментов.

Как подчеркнули спикеры, в 2020 году ESG-повестка стала приоритетной как для правительств многих стран, так и для бизнеса. Давление со стороны всех участников рынка — населения, клиентов, акционеров, инвесторов и регуляторов, — а также последствия пандемии способствовали тому, что многие страны использовали ESG-подход для восстановления экономики и перехода к более устойчивым моделям развития.

Коронакризис выступил мощным драйвером: до 30% фонда по восстановлению экономики Европы было решено направить на «зеленые» проекты.

По данным ООН, о достижении углеродной нейтральности к 2050–2060 гг. заявили уже более 110 стран. Эффективность ESG-трансформации экономики во многом зависит от изменений на уровне финансовых институтов, поскольку именно финансовые институты могут стать одними из основных драйверов ESG-перехода, рычагом, который помогает перенастраивать экономику.