Региональные стратегии следует обсуждать коллективно, но оценивать индивидуально

273

Одним из самых концептуально значимых мероприятий XXI Общероссийского Форума «Стратегическое планирования в регионах и городах России», определяющих вектор дальнейшего развития территориального стратегирования в России, стала организованная Правительством Санкт-Петербурга экспертная дискуссия «Возможен ли рейтинг региональных стратегий?».

В ходе обсуждения руководители региональных структур, отвечающих за стратегическое планирование, из Амурской, Вологодской и Липецкой областей рассказали о стратегиях развития своих регионов, а эксперты дали этим разработкам оценку.

Виолетта Зубань, заместитель министра экономического развития и внешних связей Амурской области, подробно описала специфику своего региона и пояснила целесообразность его стратегирования силами местных, а не внешних экспертов: «Понять специфику Дальнего Востока может, наверное, только его житель. Поэтому и заказчиком, и разработчиком стратегии является правительство региона, сторонние организации с этой задачей не справились».

Светлана Пономарева, начальник Департамента стратегического планирования и совершенствования управленческих процессов Правительства Вологодской области обрисовала специфику стратегии Вологодской области и обратила внимание на то, что Вологодская область одной из первых заявила в своей стратегии концепцию народосбережения, что обусловило приоритетность таких направлений как комфорт (проживания, обучения, работы), развитая инфраструктура, безопасность и т.д.

Кирилл Дождиков, начальник управления экономического развития Липецкой области, по предложению модератора, сосредоточил внимание на оценке качестве того стратегического плана, который был разработан для области при поддержке Консорциума Леонтьевский центр — AV Group.

Спикер отметил, что липецкие власти остались удовлетворены тем анализом, который предложил Липецкой области ЛЦ — AV Group при разработке стратегии. Формирование целей и приоритетов опиралось на результаты широкого общественного обсуждения, что в итоге позволило наметить «несколько направлений, на которых у нас действительно, на мой взгляд, получилось найти то зерно, ту нишу, в которой целесообразнее всего действовать».

В своей экспертной оценке заместитель председателя Комитета по экономической политике и стратегическому планированию Санкт-Петербурга Людмила Старкова подчеркнула полезность обмена положительным стратегическим опытом между регионами, у которых зачастую оказываются разные стратегические цели.

Эксперт Татьяна Красникова исполнительный директор ООО «Научные разработки» отметила, что у регионов могут быть разные цели, поэтому и оценивать успех их развития по одной системе не получится: «Для меня самый главный критерий — это наличие качественного анализа, чтобы было видно лицо региона, чтобы была конкретика (что, куда, зачем). У Амурской области нет сравнительного анализа с другими регионами. Но есть живость. У Вологодской области есть анализ, но нет мировых трендов. У Липецкой области есть сравнительный анализ, есть лицо, но — очень перегруженный текст, хотя и хорошо структурированный.

Подводя итоги дискуссии, модератор, д.э.н, профессор Борис Жихаревич продемонстрировал результаты экспертного опроса, в котором в процессе заседания смогли участвовать присутствовавшие. Анкету, в которой экспертам прилагалось из 22 качеств текста стратегии социально-экономического развития субъекта федерации выбрать 10, наиболее важных в текущих условиях, заполнили 25 человек.

Больше 50% голосов набрали следующие шесть качеств (в порядке убывания):

  1. Адекватность — соответствие специфике региона.
  2. Качество стратегического анализа.
  3. Соответствие национальным целям, Указам Президента, федеральным документам.
  4. Системность / методичность / стройность логики.
  5. Реалистичность в учете ресурсных ограничений и объективных процессов.
  6. Четкость приоритетов.

Модератор отметил, что дискуссия позволила акцентировать внимание на следующих важных параметрах успешного стратегирования:

— глубокий анализ социально-экономического состояния региона с получением инсайтов (то есть новых и неочевидных результатов);

— учет рисков, проработка вопросов шокоустойчивости;

— четкость расстановки приоритетов;

— социальная ориентированность стратегий;

— участие населения и стейкхолдеров;

— использование механизма флагманских проектов, которые задают «лицо» стратегии и позволяют структурировать контроль реализации;

— наличие надежных инструментов контроля реализации в виде закрепления за каждой задачей ответственного исполнителя, оцениваемого соответствующими KRI (ключевыми показателями эффективности).