Ожидается ли стагнация страхового рынка в будущем году

88

Кризис неравномерно затронул сегменты российского страхового рынка: больше всего упали объемы продаж в инвестиционном и кредитном страховании жизни, а в автостраховании и ДМС даже выросли. Вместе с тем с точки зрения прибыли сектор во втором квартале ушел в минус — главным образом из-за отрицательной переоценки валютных активов на фоне укрепления рубля. Об этом пишет «Ъ» в приложении «Страхование».

Спад не для всех

Во втором квартале 2022 года снижение показателей страхового рынка ускорилось, говорится в материалах Банка России. По данным регулятора, во втором квартале объем страхового рынка сократился на 5,6% (год к году), до 410 млрд руб., против сокращения на 1,6% (до 452 млрд руб.) в первом квартале, который по большей части был «досанкционным» (статистика за третий квартал на момент подготовки номера в печать еще не была опубликована).

Таким образом, падение рынка за полугодие составило примерно 3,5%. Вместе с тем, как отмечает заместитель генерального директора по экономике и финансам Страхового дома ВСК Максим Чернов, сегменты «не жизнь» суммарно упали меньше рынка в целом на 2,3%.

В основных сегментах рынка тенденции обоих кварталов первого полугодия совпадали, отмечают в ЦБ. Максимальное снижение взносов произошло в ИСЖ и кредитном страховании жизни и здоровья из-за просадки кредитной активности и падения спроса на альтернативные депозитам, финансовые инструменты после резкого роста процентных ставок, а также частичного перетока средств клиентов из сегмента ИСЖ в НСЖ.

Просадку страхового рынка смягчил рост взносов по автострахованию и ДМС — этому способствовала инфляция. Так, увеличение стоимости автомобилей и запчастей сказалось на повышении стоимости полисов, в результате чего выросли объемы взносов во всех сегментах автострахования. Рост цен на медицинские товары и услуги способствовал росту взносов по ДМС.

Стоит учитывать, что санкционные ограничения не только частично снизили спрос на страхование, но и одновременно привели к увеличению его стоимости, что в итоге удержало рынок от более значительного сокращения, говорит Максим Чернов.

Этот тренд в большей мере отмечается в моторных видах: автокаско (+10,9% в сборах при росте средней премии на 19%), ОСАГО (+7,8% в сборах, средняя премия +11%) и ДМС.

Основной положительный вклад в динамику рынка внесли ДМС (+12,8 млрд руб. к аналогичному показателю прошлого года), каско (+10,1 млрд руб.), ОСАГО (+8,5 млрд руб.), рассказывает член правления—заместитель генерального директора по финансам ПАО «СК «Росгосстрах»» Евгений Решетин.

В результате падения сборов в сегментах страхования от несчастных случаев и страхования жизни, которые ранее были драйверами роста, наблюдается сокращение рынка в первом полугодии на 31,9 млрд руб.

Рост ДМС, по словам Евгения Решетина, объясняется тем, что и работодатели, и граждане на фоне пандемии стали больше заботиться о своем здоровье и, соответственно, проявлять больше интереса к медицинскому страхованию, а рост сборов по каско, ОСАГО и имущественному страхованию обусловлен в первую очередь инфляционными процессами. Он также отмечает небольшой, но устойчивый рост спроса на «коробочные» продукты ДМС с защитой от риска онкологических и других критических заболеваний, а также продуктов телемедицины.

«Самый сильный удар нанесен по страхованию каско — просто стало существенно меньше продаваться машин. Хотя наши сборы в каско даже немного выросли, количество договоров уменьшилось», — говорит заместитель гендиректора «РЕСО-Гарантии» Игорь Иванов.

ДМС, по его словам, пока не показало падения сборов, но надо дождаться конца года, когда традиционно проходит перезаключение большого числа договоров.

«Боюсь, что в связи с уходом из России ряда западных компаний пролонгировать их договоры представляется невозможным. Радует рост продаж ДМС для физлиц, но их объемы уступают договорам с юрлицами», — поясняет эксперт.

«В текущих сложных экономических условиях, вызванных в основном внешними макроэкономическими факторами, при непростой рыночной конъюнктуре страховой рынок показывает неплохие результаты», — считает директор Центра стратегических исследований «Ингосстраха» Евгения Васильева.

При этом некоторые компании сегмента «не жизнь», ориентированные на розницу, говорят о неплохих результатах первых трех кварталов.

«Как ни странно это может показаться, но по сравнению с аналогичным периодом прошлого года наши сборы выросли примерно так, как мы и планировали. Продажи через агентскую сеть в очередной раз показали, что этот канал удивительно устойчив к любым кризисам. Ставка на ритейл не подвела: если продажи юрлицам сокращаются, то в секторе физлиц они существенно выросли. Мы с удвоенной энергией занимаемся продажей страхования имущества физлиц: квартир, дач, домов. По итогам девяти месяцев у нас рост сборов в этом сегменте на 13–15%», — рассказывает Игорь Иванов.

«СберСтрахование» по итогам девяти месяцев 2022 года увеличило объем страховых премий более чем на 50% по сравнению с аналогичным периодом 2021-го, говорит руководитель центра стратегического анализа компании Владислав Чезганов.

Рост бизнеса в равной мере обеспечили как базовые для компании немоторные виды, так и развитие новых направлений: корпоративное страхование, автострахование и ДМС.

«Бизнес-профиль компании является достаточно консервативным, поэтому позволяет отражать положительную динамику финансовых показателей в сложные для рынка периоды», — полагает он.

Мимо прибыли

Согласно данным Банка России, по итогам первой половины текущего года прибыль российских страховщиков упала на 62% по сравнению с первым полугодием 2021-го, до 46,1 млрд руб., при этом во втором квартале страховщики получили убытки. Это произошло из-за отрицательного результата инвестиционной деятельности.

По итогам первого полугодия убытки страховщиков от инвестиционной деятельности составили 130,8 млрд руб., в первую очередь по статье «доходы за вычетом расходов по операциям с финансовыми инструментами», а также по статье «доходы за вычетом расходов от операций с иностранной валютой». Причиной убытков стала отрицательная переоценка валютных активов на фоне укрепления рубля.

«Влияние на потери от операций с финансовыми инструментами оказали волатильность российского финансового рынка, а также снижение рынка иностранных ценных бумаг, вложения в которые были характерны для программ ИСЖ»,— отмечает ЦБ.

При этом почти три четверти снижения показателей инвестиционной деятельности пришлось на страховщиков жизни. Результаты от страховых операций, напротив, выросли. В результате сокращения прибыли рентабельность страховых компаний также незначительно снизилась, но по-прежнему осталась на высоком уровне. Рентабельность капитала в первом полугодии 2022-го составила 17,4%, а рентабельность активов — 4,0%.

На снижение прибыли повлияли убытки от инвестиционной деятельности, связанные с высокой волатильностью фондового рынка, укреплением рубля во втором и третьем кварталах, а также ухудшение ситуации на мировом финансовом рынке, говорит Евгения Васильева. Не последнюю роль на финансовые результаты страховщиков оказали и изменение поведенческих привычек, а также снижение потребительского спроса в ряде сегментов: многие потребители придерживаются выжидательной позиции и не спешат с крупными покупками.

Кроме того, по мнению Максима Чернова, Банк России адекватно отреагировал на ситуацию и ввел ряд мер, оказавших поддержку страховому сектору в части регулирования нормативов и требований, однако до сих пор для всей отрасли остается проблемным вопрос возврата средств из западных клиринговых центров, от брокеров и перестраховщиков, что означает проблемы с доступом российских страховых компаний к ликвидности.

Регуляторные послабления были эффективными в плане поддержки страхового рынка, считает и Евгений Решетин. Во-первых, они в первом полугодии позволили сгладить скачки как на рынке ценных бумаг, так и в части валютных курсов. Значительную поддержку страховщики также получили и во втором пакете послаблений, в том числе в части расчетов капитала под финансовые риски.

В конце зимы страховщики столкнулись со сверхкритической проблемой, связанной с тем, что выстроенная за годы система перестрахования рисков на международных рынках в один момент разрушилась.

«Найденное решение с РНПК, возможно, не является идеальным в силу его безальтернативности и сопутствующих этому моментов, но надо признать, что оно позволило не обрушить рынок корпоративного страхования», — считает Евгений Решетин.

Ожидания и надежды

Говоря о ключевых проблемах развития российского страхового рынка на сегодняшний день и прогнозах на будущее, эксперты прежде всего выделяют снижение спроса как со стороны корпоративных клиентов, так и физических лиц.

«Безусловно, это не уникальная проблема страхового рынка, однако именно она порождает неопределенность в нашей деятельности. Падают сборы — надо оптимизировать затраты. Сокращаешь персонал или отказываешься от каких-либо ресурсоемких процессов — растут операционные риски, пропадают гибкость и оперативность принятия решений. А это в итоге приводит к еще большему сокращению продаж. Не войти в эту спираль и при этом не свалиться в демпинг — непростая задача, но ее обязательно надо решить всем страховщикам», — говорит Евгений Решетин.

«В последние месяцы в добровольном моторном страховании наблюдалась тенденция к восстановлению сборов, объемы рынка поддерживались ростом средней премии. Мы ожидаем, что потенциал такого восстановления будет исчерпан к концу 2022 года», — прогнозирует Евгения Васильева.

В качестве наиболее уязвимых сегментов страхового рынка, по мнению Евгении Васильевой, можно выделить добровольное моторное страхование и добровольное страхование имущества. Высокая неопределенность, связанная с траекторией развития экономики, напрямую влияет на покупательскую способность населения и его поведенческие привычки. Если говорить о глобальных факторах, влияющих на страховой рынок в России в условиях санкционных ограничений, то в 2023 году и дальше необходимо поддерживать перестраховочные емкости, что требует консолидации усилий всех сторон: регулятора, страховых компаний и ассоциаций.

Страховой рынок в текущем году и, скорее всего, в следующем ожидает стагнация, в первую очередь в сегменте моторного страхования и индустриальных рисков, прогнозирует Максим Чернов. Это скажется на показателях прибыли и возврата на капитал. На этом фоне, по его мнению, текущий вектор на усиление пруденциального контроля и риск-менеджмента будет оказывать избыточное давление на страховые компании — с учетом ухода иностранных вендоров оборудования и программного обеспечения ПО ряд перспективных технологий в данный момент просто-напросто оказывается недоступным, что ограничивает возможности компаний к адекватному переходу на новые регуляторные требования.