Технологический суверенитет: новые стены диктуют новые правила

77
Изображение: ru.freepik.com
Изображение: ru.freepik.com

Достижение технологического суверенитета напрямую зависит от новых решений, которые должны появиться в результате интеграции науки и реального сектора экономики при поддержке финансовых институтов. О том, каким образом можно стимулировать создание и развитие отечественных инновационных продуктов, эксперты говорили на круглом столе «Технологический суверенитет: поиск путей достижения». Мероприятие состоялось в рамках VIII Международного форума Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, тема которого была обозначена как «Россия и мир: новые стены или новые правила?».

 

Аркадий Трачук
Аркадий Трачук

Аркадий Трачук, руководитель, профессор Департамента стратегического и инновационного развития Факультета «Высшая школа управления» Финансового университета при Правительстве РФ :

– К настоящему моменту мы перешли от глобализации, считавшейся на протяжении длительного времени нормой существования, к делению на группы государств, геополитические и географические кластеры. Подобное деление наблюдалось и ранее, но было, скорее, условным, формулировалось для удобства бизнеса крупных компаний, корпораций, межрегиональных связей.

Сегодня появляются новые стены и новые вызовы. По отношению к России было принято свыше 15 тысяч разного рода санкционных мер. Ограничения затронули не только те российские предприятия, которые играют важную роль на международном рынке, но и те, деятельность которых значима для экономики Российской Федерации. Сам по себе фактор принадлежности того или иного экономического субъекта и даже физического лица к России порой становится причиной для ограничения или дополнительного контроля его деятельности. Это абсолютно новый вызов. Если посмотреть на ситуацию глубже, примерно такое же отношение на Западе к экономическим субъектам Китайской Народной Республики, но не в столь гипертрофированной форме.

В связи с появлением изрядного количества новых стен рождаются и новые правила. Одно из них, ключевым аспектом которого является необходимость поддержания технологического суверенитета, возвращает нас на несколько десятилетий назад. Технологии ушли далеко вперед, обеспечивать их дальнейшее развитие силами одной страны невозможно, требуется кооперация. Вместе с тем, наличие в стране ключевых элементов этой технологии становится важнейшим условием выживания экономики в целом. Яркий пример – советское гражданское авиастроение, которое было вполне конкурентоспособным до середины 70–80-х годов XX века. Однако распад Советского Союза, утрата ряда технологий, последовавшее за этим отставание, а также коммерческая политика авиакомпаний привели к тому, что к сегодняшнему дню фактически встал вопрос о возрождении гражданской авиации. Такие примеры есть в разных отраслях.

 

Уповать исключительно на то, что государство даст денег и попросит что-то изобрести, – путь в никуда. Государство должно поддерживать спрос на инновационную высокотехнологичную продукцию, создавать условия для ее продвижения на экспортные рынки.

 

Важно разобраться, что может и должен сделать бизнес для достижения технологического суверенитета? Уповать исключительно на то, что государство даст денег и попросит что-то изобрести, – путь в никуда. Государство должно поддерживать спрос на инновационную высокотехнологичную продукцию, создавать условия для ее продвижения на экспортные рынки, ведь каким большим ни казался бы отечественный рынок, на самом деле он не обладает достаточным потенциалом для продажи на нем продукции любой отрасли в любом количестве.

 

Александр Афанасьев
Александр Афанасьев

Александр Афанасьев, доцент, старший научный сотрудник Центра инновационной экономики и промышленной политики Института экономики РАН:

– Давайте рассмотрим стратегии, применявшиеся на ключевых этапах научно-технического развития. Подчеркну, что выбор стратегии в значительной степени определяется сложившимся контекстом, то есть условиями, целями, состоянием движущих сил, наличием средств, ограничивающих факторов – всем тем, что формирует среду, в которой принимается решение.

Так, этап индустриализации, который пришелся на 1929–1941 годы, осуществлялся в условиях закрытой экономики. Ключевым элементом тогда были станки, оборудование, прежде всего, металлообрабатывающее. Индустриализация шла с опорой на международное сотрудничество, при этом наращивалась отечественная технологическая основа. В 30-е годы XX века СССР покупал каждый третий станок, поступавший на внешний рынок. Высокий уровень технологической независимости, достигнутый в отрасли, позволил выполнить задачи обеспечения советской промышленности во время Великой Отечественной войны.

Еще один период, который хотелось бы отметить, – завершение в нашей стране промышленной автоматизации в 80–90-е годы XX века. Это был апогей развития и внедрения средств автоматизации производств и автоматизированных систем управления. Фактически данный период осуществлялся в условиях закрытой экономики. Несмотря на то что мы использовали и зарубежные решения, внутри страны реализовывался весь инновационный цикл – разработка, производство и внедрение прогрессивной техники осуществлялись на национальной технологической основе. В результате удалось достичь высокого уровня технологической независимости. До сих пор многие разработки опираются на те, что были получены в тот период времени.

Следующее десятилетие будет связано с цифровой трансформацией, ключевыми элементами которой станут киберфизические производственные системы, интегрированные на базе цифровых платформ. Какая бы ни была выбрана в этот период стратегия, она должна опираться на возможность достижения технологического суверенитета. Цель – обеспечить наличие в стране национального контроля над критическими и сквозными технологиями собственных линий разработки и условиями производства продукции на их основе.

Технологический суверенитет – история про день грядущий, когда нам потребуется обеспечить вопросы безопасности в условиях развертывания цифровых процессов и открытости в связи с общими глобальными изменениями, произойдет переход от экономики закрытого типа к открытой.

В принципиальном плане технологический суверенитет представляет собой достигнутый уровень реальной независимости страны в областях науки, техники и технологий, чем обеспечивается беспрепятственная реализация национальных интересов в техносфере с учетом существующих и перспективных угроз. Дальнейшая декомпозиция данного понятия позволяет выделить две масштабные компоненты: наличие технологий и ресурсообеспеченной возможности их применения и воспроизводства; национальный контроль над технологиями, то есть совокупность правил, институтов, обеспечивающих управление уровнем угроз и уязвимости техносферы.

Важно понимать целевые ориентиры. В Концепции технологического развития Российской Федерации на период до 2030 года сказано, что приоритетом технологической политики на текущем этапе становится достижение суверенитета, который представляет собой наличие в стране под национальным контролем критических и сквозных технологий, собственных линий разработок и условий производства продукции на их основе, обеспечивающих устойчивую возможность государства и общества достигать собственные национальные цели развития и реализовывать национальные интересы.

Концепция предполагает две формы достижения технологического суверенитета: исследования, разработка и внедрение критических и сквозных технологий; производство высокотехнологичной продукции, основанное на этих технологиях.

Масштаб необходимых средств и организационной работы должен соответствовать формулируемым задачам обеспечения технологического паритета и достижения технологического лидерства. Как правило, установление паритета связано с затратами сопоставимых с конкурентами усилий, а достижение лидерства – превосходящих.

Выбор стратегии инновационного развития в значительной степени определяется сформировавшимся контекстом, важнейшей составляющей которого в настоящем периоде является курс на достижение технологического суверенитета, то есть обеспечение паритета со странами – лидерами в области критических технологий и лидерства в области сквозных технологий. Исследовательский потенциал России позволяет обеспечить возможности достижения технологического паритета с большинством из стран-лидеров, а в объединении с потенциалом дружественных стран, прежде всего Китая, – возможность глобального технологического паритета. При этом технологическое отставание и масштаб стоящих задач предполагает тщательный выбор приоритетных направлений технологического развития, экономию ресурсов, применение различных ресурсосберегающих моделей и стратегий, в том числе имитационных на различных этапах зрелости технологического суверенитета. Основой его достижения становятся проекты полного инновационного цикла по производству высокотехнологичной продукции на основе собственных линий разработки.

 

Исследовательский потенциал России позволяет обеспечить возможности достижения технологического паритета с большинством из стран-лидеров, а в объединении с потенциалом дружественных стран, прежде всего Китая, – возможность глобального технологического паритета.

 

Айжан Ибыжанова
Айжан Ибыжанова

Айжан Ибыжанова, доцент, руководитель Высшей школы «Экономики и аудита» НАО «ЗКАТУ имени Жангир хана» (Республика Казахстан):

– В контексте стремительно меняющейся экономической среды и необходимости стимулирования инноваций вопрос эффективности государственных мер поддержки становится особо актуальным.

В 2023 году в Глобальном инновационном индексе, оценивающем потенциал инноваций и его результаты, Казахстан занял 81-е место среди 132 стран. В 2021 году мы были на 75-м месте, в 2022-м – 83-м. Снижение позиций свидетельствует об уязвимости страны в реализации инновационных и предпринимательских проектов. При этом среди ведущих инновационных экономик в нашем регионе – Центральной и Южной Азии – Казахстан впервые за время исследования занял третье место, но по показателю эффективности инновационной деятельности на разных уровнях дохода за 2023 год в группе стран с уровнем дохода выше среднего Казахстан находится в группе стран с низкой эффективностью.

В Казахстане действуют разные виды финансовой поддержки технологического предпринимательства: кредиты, гарантии, субсидирование ставки, грантовое финансирование и другие, которые реализуются 23 субъектами. К примеру, АО «Банк развития Казахстана» содействует устойчивому развитию национальной экономики путем осуществления инвестиций в несырьевой сектор страны. Банк инвестирует в крупные, реже в средние предприятия инфраструктурной и индустриальной направленности, обладает большим набором инструментов финансовой поддержки, но не работает с малым бизнесом. Фонд «Даму» – основной оператор поддержки малого предпринимательства, в том числе технологического, взаимодействует с различными финансовыми организациями для привлечения в сектор малого и среднего бизнеса, оказывает косвенную и прямую финансовую поддержку.

Важные элементы инновационной инфраструктуры – технопарки, бизнес-инкубаторы, центры трансфера технологий, виртуальные инкубаторы. В Казахстане с участием Национального агентства по технологическому развитию создан ряд технопарков. Основным видом их деятельности является материально-техническая, инвестиционная поддержка, бизнес-инкубирование технологий в таких областях, как ИТ, горнодобывающая промышленность, геология, машиностроение, металлургия, нефтегаз, нефтехимия, сельское хозяйство. Технопарки ориентированы на создание новых высокотехнологических отраслей, сотрудничают с крупными предприятиями региона, ведущими университетами и научно-исследовательскими институтами.

Один из ключевых элементов инновационной инфраструктуры в Казахстане – специальные экономические зоны, их на данный момент 13, которые обеспечивают следующие меры господдержки: налоговые льготы, полное освобождение от таможенных пошлин на импорт, предоставление земельного участка на безвозмездной основе, приоритетное право на покупку земли, упрощенные процедуры найма иностранной рабочей силы и другие.

Ожидаем, что благодаря совместным усилиям государства, научного сообщества и предпринимательства уровень инновационной активности малых и средних предприятий будет расти.

Вместе с тем, показатели инновационной деятельности малых предприятий как основного критерия развития технологического предпринимательства не сильно коррелируют с масштабами господдержки: их инновационная активность за 2022 год в целом по стране оценивается на уровне 11%. Хотя за десятилетний период доля инновационных активных предприятий показала положительную динамику, текущий уровень инновационной активности не в состоянии обеспечить необходимые темпы инновационного и технологического развития страны.

По данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), среднее количество компаний, внедряющих новые иностранные продукты или бизнес-процессы, в развитых странах составляет менее 53%. Из всех видов предприятий наиболее высокая активность (33%) у крупного бизнеса, у среднего – 20,6%, у малого – 8,5%. Этому есть объяснение: крупные предприятия лучше обеспечены финансовыми ресурсами, обладают высоким научно-техническим потенциалом, зачастую имеют собственную исследовательскую базу и более квалифицированный персонал. Для малых же характерен недостаток финансовых средств, нехватка компетентного персонала, большая чувствительность к воздействию такого фактора, как снижение уровня платежеспособного спроса на рынке в силу того, что спрос населения в основном ориентирован на потребительские услуги.

 

По данным Организации экономического сотрудничества и развития, среднее количество компаний, внедряющих новые иностранные продукты или бизнес-процессы, в развитых странах составляет менее 53%.

 

В Казахстане объем производимой инновационной продукции за последние пять лет вырос почти в два раза и показывает хорошие темпы роста за 20 лет. Однако, несмотря на активное государственное регулирование технологического развития отраслей реального сектора экономики, за первое десятилетие индустриализации доля инновационной продукции по отношению к ВВП страны возросла незначительно – с 1,27 до 1,83%. В 2023 году малый и средний бизнес формировали всего 37% ВВП. Доля выпуска инновационной продукции, который приходится на этот сектор, 18%. В целом, объем производства такой продукции в нашей стране показывает рост. Положительный тренд наблюдается по всем секторам бизнеса, как крупного, так и малого, среднего.

Если в развитии малого и среднего предпринимательства наша страна добилась положительных результатов, то финансовые меры государственной поддержки имеют недостаточно сильное влияние на уровень технологического развития предпринимательства ввиду отсутствия координации между институтами развития инноваций и единого центра принятия решений. Инновационная инфраструктура развивается хаотично, без учета потребностей реального сектора экономики и выработки конкретной реализуемой стратегии.

Мы констатируем низкую активность предприятий в области инноваций и отсутствие спроса на них, слабую связь науки, образования и бизнеса, высокую стоимость капитала, сдерживающую инвестирование инноваций. На наш взгляд, дальнейшее эффективное развитие технологического предпринимательства может быть обеспечено с помощью государственно-частного партнерства (ГЧП), что повысит доверие бизнеса к государству, и малого инновационного предпринимательства, в том числе за счет расширения венчурного бизнеса.

 

Даниил Купреев
Даниил Купреев

Даниил Купреев, руководитель проекта по государственной поддержке экспорта Российского экспортного центра:

– В 99% случаев российского рынка недостаточно для того, чтобы проекты по технологическому суверенитету были экономически эффективными. Это значит, при разработке новых технологий нужно сразу ориентироваться не только на внутрироссийский рынок, но и на экспорт.

Российский экспортный центр (РЭЦ) является агентом Правительства Российской Федерации по реализацию мер государственной поддержки. В 2023 году у нас в портфеле было 10 программ общим объемом 67 млрд рублей.

Остановлюсь на тех, которые имеют отношение к стимулированию создания новых разработок и их ориентации на экспорт. Наиболее релевантной является программа компенсации затрат на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР) и омологацию продукции. Эта мера поддержки позволяет компаниям в рамках их проектов по НИОКР получить до 900 млн рублей на один проект и в рамках омологации до 200 млн рублей. Под НИОКР имеется в виду создание новой продукции, ранее не производимой организацией, а омологация подразумевает в виду доведение действующей продукции до требований внешних рынков, закрепленных в нормативных требованиях в стране экспорта либо в экспортных контрактах. Мы считаем, что данный механизм в текущем виде эффективен.

Не менее важна, особенно в новых условиях, такая мера поддержки, как сертификация промышленной продукции на внешних рынках. Если раньше ориентация была на европейские, западные страны, то теперь при выходе на рынки дружественных стран компании сталкиваются с необходимостью затрат на сертификацию продукции именно там. РЭЦ с Минпромторгом России могут компенсировать компаниям соответствующие затраты. Особенно это важно для сертификации лекарственных средств, поскольку данная статья расходов – одна из самых крупных при выходе на новые рынки.

Стоит упомянуть про льготное финансирование. Компания может получить эту меру поддержки на создание новых производств в России, за рубежом, а также при осуществлении экспорта, то есть так называемое торговое финансирование.

 

C 2020 года работает платформа «Мой экспорт» – это своего рода госуслуги для экспортеров, где они могут получить меры поддержки и различные услуги, не только государственные, но и на возмездной основе.

 

Одна из самых востребованных мер с точки зрения поддержки экспорта – компенсация затрат на транспортировку готовой продукции. Компания может получить компенсацию до 80% понесенных затрат.

В РЭЦ сформирована целая система поддержки экспорта. Речь идет о комплексной поддержке клиентов, предполагающей предоставление услуг для многих жизненных ситуаций, с которыми российские компании сталкиваются при экспорте. Большинство из них предоставляются в электронном виде. C 2020 года работает платформа «Мой экспорт» – это своего рода госуслуги для экспортеров, где они могут получить меры поддержки и различные услуги, не только государственные, но и на возмездной основе. Например, если компании требуется углубленная аналитика по выбранному рынку, она может выбрать аккредитованного партнера РЭЦ и договориться с ним на коммерческих условиях.

Ожидаем, что компании при реализации проектов по разработке новых технологий будут изначально закладывать в свои планы финансовые модели, возможность выхода на зарубежные рынки и пользоваться существующими мерами поддержки.

 

Алексей Рудаков
Алексей Рудаков

Алексей Рудаков, начальник отдела внедрения информационных систем ООО «ГАЗИНТЕХ»:

– В настоящее время имеется ряд проблем, препятствующих созданию инновационных продуктов: стало меньше доступных технологических решений, наблюдается дефицит и отток кадров, происходит имитация импортозамещения. Кроме того, многие компании предпочитают продолжать импортировать необходимые комплектующие для производства и материалы для своих решений или осуществлять поставку такой продукции заказчикам, нежели инвестировать в создание аналогов либо улучшение текущих характеристик.

Остановлюсь на имитации импортозамещения. Мы наблюдаем тотальную китаизацию, когда покупается продукция КНР, меняется лейбл производителя и выпускается на рынок. Причем речь идет не только о высокотехнологичных продуктах, но и о достаточно банальных. Такой подход допустим, особенно первое время, поскольку осуществить полное импортозамещение в короткие сроки невозможно, к этому надо идти планомерно. Переклейка лейблов имеет место быть до определенного момента – например, до создания или запуска в России производства аналогичной продукции.

Много говорится о кооперации РФ с дружественными странами, в частности, КНР. Китайцы с удовольствием продают нам товары, но неохотно делятся своими технологиями, не передают на них права. Если полностью переориентируемся на них и будем уделять меньше внимания созданию собственного национального продукта, то просто сменим одну «иглу» на другую и будем зависеть не от «золотого миллиарда», а от китайцев.

Нам необходимо определиться, к чему мы идем и каким способом будем это достигать. Нужно смотреть по конкретным отраслям, в каждой из них свои проблемы – где-то с импортозамещением лучше, где-то хуже. В связи с этим важен индивидуальный подход. Если не будем заниматься импортозамещением, в какой-то момент можем просто не купить то, что сейчас теми или иными способами импортируем в страну как легально, так и с помощью третьих, десятых стран. Рассчитывать на то, что санкции снимут и все станет хорошо, не стоит. Не исключено, что в будущем не введут новые ограничения.

 

Если не будем заниматься импортозамещением, в какой-то момент можем просто не купить то, что сейчас теми или иными способами импортируем в страну как легально, так и с помощью третьих, десятых стран. Рассчитывать на то, что санкции снимут и все станет хорошо, не стоит. Не исключено, что в будущем не введут новые ограничения.

 

Очевидно, требуются стимулирующие драйверы со стороны государства – налоговые льготы, субсидии, инвестиции в строительство производственных площадок по выпуску отечественной продукции, технологий, в том числе мелких комплектующих. Также нужны четко структурированные, прописанные требования к закупкам госсектора.

Подготовила Елена ВОСКАНЯН