Экологические риски: повод для внедрения инноваций

158
фото: Designed by Freepik

Российские компании включились в мировую ESG-повестку и делятся своими решениями. Об этом шла речь на V Байкальском риск-форуме-2021.

 

Рискуем без рисков

Артем Воловиков, генеральный директор ARSKA Technologies:

– Сегодня глупо отрицать катастрофические последствия потребления пластика, который сохраняет свои функциональные свойства десятилетиями, разлагается веками, а используется человечеством одноразово. Для наглядности приведу такой пример: активисты Greenpeace внутри одного кита весом 2 тонны нашли около 17 кг пластика.

Поскольку в России есть свой быстрорастущий океан – озеро Байкал, специалисты НИИ биологии Иркутского государственного университета провели исследование, сделали пробы, и в каждой из них, взятой вблизи населенных пунктов, обнаружены частички микропластика. Что делать? Отказаться от пластика вообще?

Сегодня переработка пластика – это главный технологический вызов для инженеров во всем мире. И один из главных способов переработки пластика – механический: когда весь пластик одного типа загружается в экструдер, где при высокой температуре сырье плавится, превращаясь в длинные «спагетти», которые потом режутся на гранулы и становятся вторичным сырьем, отправляясь на реализацию для производства дешевых изделий, допустим, бытовых емкостей.

Кстати, значки рециклинга были введены для того, чтобы облегчить механическую переработку пластика и сортировку пластика по типам. И спустя десятилетия после введения значка «рециклинг» всего 14% упаковки подвергается переработке. Нужен был совершенно иной способ переработки, который обеспечил бы переработку смеси пластика разных типов в неограниченном количестве циклов производства востребованной продукции. И ученые придумали перерабатывать пластик обратно в нефть, назвав ее синтетической. В фильме «Назад в будущее» герой заправляет автомобиль отходами. Именно эта аналогия пришла мне в голову, когда мы стали разрабатывать совместную технологию. И мы уже запустили опытно-промышленную установку по переработке пластиковых отходов в США и пилотную установку в Санкт-Петербурге, на которой тестируем и перерабатываем различные смеси пластика. Мы, по сути, передобываем нефть из пластика, и это ключ к экономике новой эпохи. Хотя, к сожалению, лучшие инженеры и разработчики таких технологий находятся вне российских производств.

 

Группа НЛМК – лидирующий международный производитель высококачественной стальной продукции с вертикально-интегрированной моделью бизнеса. Основной актив группы – Новолипецкий металлургический комбинат. Компания состоит из трех дивизионов: НЛМК-Россия, НЛМК-Европа и НЛМК-США, которые включают производственные площадки, занимающиеся от добычи сырья до выпуска готовой продукции.

 

И отсюда первый риск всех технологических компаний: конфликт внутренних и внешних инноваций. Речь идет о том, что в научных отделах компаний ежедневно идет борьба между теми, кто хочет придумать уникальную технологию, и теми, кто боится принять решение, пусть даже на первый взгляд ошибочное. Мы для себя решили эту проблему, отказавшись от того, чтобы нанимать «звездных» сотрудников и платить им высокие гонорары. Вместо этого мы сами научились читать на иностранных языках, консультироваться с мировыми экспертами, разрабатывать собственные технологии и испытывать их в своих лабораториях. Мы вывели собственную форму успеха технологий: сумма знаний, веры основателей в свой проект, дара убеждения, помноженная на количество инвестиций и поделенная на страх лидеров проекта. Вывод прост: увеличиваем в этом уравнении числитель.

Второй риск связан с устойчивым развитием. Эта тема вошла уже даже в школьные пособия и, казалось бы, должно быть множество подготовленных специалистов и вакансий по профессиям, относящимся к направлению устойчивого развития. Недавно мы искали руководителя среднего звена с навыками многозадачности и гиперфокусированности. Он должен быть человеком, который умеет все и знает что-то об устойчивости и переработке отходов. Описав все это в вакансии, мы стали ждать. Прошла неделя, потом вторая, откликов было мало. Но когда мы переименовали вакансию в советника по устойчивому развитию, на нас обрушился просто шквал звонков и писем. Кандидаты обладали многими талантами, навыками и одним большим желанием служить целям устойчивого развития. Причем многие отметили, что это самая интересная вакансия на рынке труда, которую они увидели. Главное, что нас привлекло,– кандидаты хотели работать в сфере, которая буквально насквозь пронизана собственным вкладом в это дело. А собственный вклад и преданность – это залог успеха любой профессиональной команды.

 

ARSKA Technologies – инжиниринговая компания, специализирующаяся на разработке технологий в химической, нефтегазовой, пищевой и фармацевтической промышленности. Компания разрабатывает технологические решения, позволяющие повысить прибыльность химических предприятий путем запуска новых продуктов, оптимизации действующих установок, внедрения результатов НИОКР.

 

Третий риск – системный, а это недостаток пластика. С одной стороны, мы говорим о том, что вокруг много пластика и непонятно, что с ним делать, с другой, очевидно, что нет пластика для переработчиков. Этот факт мы осознали, когда запустили опытно-промышленную установку и на рынке не нашли смешанного пластика, отделенного от твердых коммунальных отходов. Дело в том, что вытаскивать пластик из мусора, готовить его для переработки – очень дорого. И здесь мы встретились с риском того, что наши технологии окажутся просто бесполезными, потому что они направлены на переработку несуществующего на рынке сырья. И тогда мы стали смотреть шире: изучили проблематику переработки мусора в мире и нашли технологию подготовки твердых коммунальных отходов водяным паром в автоклаве. Ее смысл в том, что мусор без сортировки прямо в пакетах поступает на варку, где в течение 30 минут обрабатывается паром, превращая органическую часть в биомассу, частично стерилизованную и свободную от запаха; отдельно – черные, цветные металлы и стекло. В итоге, и это главное – мы получаем очищенный и готовый для переработки поток смешанных пластиковых отходов.

 

 

И риск четвертый – самая большая угроза для любой технологии: риск того, что никто и никогда не узнает об этой технологии. Такой риск особенно страшен для тех, кто стесняется говорить о своих достижениях. Для создания чего-то уникального необходимо говорить об этом везде, чтобы привлечь внимание людей, сотрудников в команду и инвесторов. Нам в этом помогает вера. И это помогает конкурировать с гигантами на рынке, потому что мы быстрее тестируем свои продукты и реагируем на изменения. Это также позволяет нам минимизировать еще один риск – что нашим детям не хватит ресурсов для долгой и благополучной жизни.

 

«Суэцкие каналы» НЛМК: как сохранить свою чистоту

Никита Воробьев, директор по экологии и климату НЛМК:

– Как мы пытаемся избежать экологических рисков, не увеличивая, а снижая негативное влияние на окружающую среду? Одна из глобальных металлургических компаний, расположенная в семи странах мира, мы производим почти 20 млн тонн стали в год из вторичного сырья, тем самым снижая эмиссию парниковых газов. Климатические цели компании – классические, связанные со всеми видами воздействия, каждый из которых мы снижаем, несмотря на рост производства: за последние 20 лет компания выросла более чем в два раза. При росте производства нам удалось снизить валовый и удельный показатели по эмиссии парниковых газов, достигнув уровня наилучших доступных технологий, которые зафиксированы в справочниках Евросоюза.

Конкретный пример: чтобы снизить риски, нужно убирать ту эмиссию, которая есть. И показательной была реконструкция производства, выполненная в 2019–2020 гг. на нашем конвекторе – основном агрегате, который производит сталь из чугуна. Проект стоимостью более 20 млрд рублей дал эффект: эффективность очистки газов выросла в 2,5 раза, удельное образование отходов снижено в 7 раз, плюс – отходы еще более активно стали вовлекаться в производство.

 

«Страховой брокер Сбербанка» и СК «Сбербанк страхование» разработали программу комплексного экологического страхования. Она предусматривает компенсацию расходов за вред, причиненный жизни, здоровью, имуществу третьих лиц, и непосредственно вред окружающей среде. Объем страховой защиты – до 300 млн рублей.

Программа ориентирована на компании крупного бизнеса всех отраслей. По условиям договора возмещению подлежат расходы на ликвидацию последствий загрязнения, судебные и юридические расходы. Помимо этого, в пакет может быть включена компенсация убытков от перерыва в коммерческой или производственной деятельности. Крупнейшим индустриальным клиентам «Страховой брокер Сбербанка» и СК «Сбербанк страхование» предлагают индивидуальные программы с максимально широким набором рисков.

 

Мы реализовали уникальный кейс – строительство на липецкой площадке компании фабрики брикетирования пыли и шламов. Технология такова, что 100% железосодержащих шламов и пыли поступают обратно в доменные печи, а это все, что нужно металлургам для производства стали. Это 450 тыс. тонн вторичных ресурсов, которые ежегодно возвращаются на производство, а 500 тыс. тонн железорудного сырья – экономятся.

Что касается водопотребления: оно в два раза сократилось наряду с тем, что на столько же выросло производство стали. Рецепт прост: строительство замкнутых водооборотных циклов – на 97% площадок нашей группы они присутствуют. Конкретно в Липецке, где расположено основное производство и пять доменных печей, мы полностью отказались от промышленных стоков в реку Воронеж в пользу возврата воды на технологические линии. Наша цель – тиражировать это решение по всем предприятиям группы, что позволяет сократить стоки и потребление свежей воды. Причем наши предприятия не находятся в вододефицитных регионах и острой проблемы с водой нет. Хотя по объему вся оборотная вода на нашем производстве сопоставима с несколькими Суэцкими каналами. И это хороший способ сокращения экологического риска.

 

Гигиенический минимум как страховка

Валентина Скляр, генеральный директор «Страхового брокера Сбербанка»:

– Очевидно, что страхование рисков становится массовым, когда оно контролируется государством. Сегодня тренд на обязательное страхование экологической ответственности постепенно внедряется крупными компаниями добычи и сферы ТЭК, но в самое ближайшее время это станет обязательным для среднего бизнеса. Риски нанесения экологического вреда могут генерировать не только компании, связанные с биоресурсами, энергетикой и токсичными производствами,– любая организация имеет в своем контенте такой потенциальный риск. Кроме того, если следить за мыслями законодателей, то все чаще появляется информация, что юридические лица должны выплачивать ущерб окружающей среде в большей степени из средств чистой прибыли, и это не должно отражаться на налогах, которые они платят в субъектах, где базируются.

Тенденции страхового рынка сегодня таковы: ежегодно мы фиксируем 50-процентный рост страховых случаев по рискам страхования экологической ответственности, при этом серьезно снижается емкость страхового бизнеса, и, как следствие, ставка страховой премии и страховых тарифов растет.

Средний убыток на основе модели в России базируется в пределах 60 млн рублей, 75% которых, как правило, идут на расчистку. Такие данные собраны по итогам анализа ситуаций в 2018–2020 гг. Например, был зарегистрирован случай с разгерметизацией нефтепровода, в результате которой произошла утечка нефти, и контроль над скважиной был потерян. Последствием стал серьезный ущерб лесному хозяйству и рекам. На расчистку территории необходимо было 16 млн рублей. В свою очередь, Росприроднадзор оценил расходы на дальнейшую рекультивацию земель примерно в 45 млн рублей.

Экологическое страхование должно стать гигиеническим минимумом в нашей стране. Полис страхования экологической ответственности должно иметь каждое предприятие, включая средний бизнес, поскольку расходы, возникающие в случае экологической катастрофы, гораздо больнее бьют именно по сегментам среднего бизнеса. Тогда как застрахованный риск идентифицирован, оценен и профинансирован. Кроме того, мы считаем, что страховая емкость для среднего и крупного бизнеса должна формироваться в пределах Российской Федерации – мы можем вести речь о суммах в пределах 1,5 млрд рублей, что позволит нам регулировать ценообразование и контролировать сроки и качество урегулирования страховых случаев.

К слову, совместно с нашим партнером – ООО СК «Сбербанк страхование» – мы уже разработали и внедрили страхование экологической ответственности для разных типов предприятий с лимитами от 40 до 300 млн рублей, и мы всегда призываем компании включаться в такие процессы.

Ирина КРИВОШАПКА