Сценарии пути к углеродной нейтральности: обмен опытом

162

На Байкальском риск-форуме-2021, состоявшемся в сентябре в Иркутске, российские компании представили свои практические кейсы по управлению климатическими рисками. Зачастую им сегодня приходится решать уравнение с тремя неизвестными: как в условиях недостатка регулирования, нехватки данных и постоянного изменения профиля физических и экологических рисков выбрать правильный фокус ESG-стратегии.

 

Алюминию – чистую энергию

 

Один из лидеров мирового производства низкоуглеродного алюминия и участник рынка возобновляемой энергетики – компания En +Group поставила перед собой высокую планку: сократить выбросы СО2 по всей алюминиевой отрасли. Об этом рассказал Антон Бутманов, директор по устойчивому развитию En+ Group, член совета директоров Международной ассоциации гидроэнергетики.

Антон Бутманов, директор по устойчивому развитию En+ Group, член совета директоров Международной ассоциации гидроэнергетики
Антон Бутманов, директор по устойчивому развитию En+ Group, член совета директоров Международной ассоциации гидроэнергетики

– Энергоемкие отрасли – алюминий, сталь, цемент, транспорт – создают порядка 30% парниковых газов; только алюминиевая промышленность отвечает за 2% мировых выбросов. Поэтому мы ставим цель – не просто снижать собственные выбросы, но и сокращать их по всей алюминиевой отрасли. Дело в том, что половина всего алюминия производится в Китае на угле. А с учетом того, что алюминий это энергоемкий продукт, соответственно, выбросы создаются от косвенных энергетических выбросов. С 2015 года в «РУСАЛе» поставлены амбициозные цели, в частности, в компании идет большая модернизация производства, включающая такие инновационные решения, как экосодерберг и обожженный анод, и предусмотрены огромные инвестиции – более 5 млрд рублей.

Таким образом, в начале этого года мы поставили самую амбициозную цель в промышленности – снизить более чем на 35% выбросы СО2 эквивалента к 2030 году относительно 2018‑го и достичь углеродной нейтральности к 2050 году. У нас создана группа, объединяющая топ-менеджмент энергетического и металлургического сегментов. Они в течение полугода совместно с консультантами из департамента по климату занимались разработкой соответствующей дорожной карты климатической нейтральности, которая была опубликована 20 сентября 2021 года, и отчет об этом размещен у нас на сайте.

Это движение состоит из внедрения новых технологий. В апреле 2021 года у нас создано производство инертного анода, использование которого (вместо угольного анода) в электролитическом процессе почти полностью исключает вредные выбросы (выделяется в объеме менее 0,01 тонны СО2 эквивалента, что примерно в 12 раз ниже, чем в среднем по отрасли).

Что касается энергетики, то, учитывая 15 ГВт установленной мощности ГЭС в En+ Group и далеко не нулевые выбросы этих станций, мы начали реализацию новой программы по инструментальному замеру выбросов. Это позволит на Ангаро-Енисейском каскаде увеличить выработку чистой энергии не менее чем на 2,5 млрд кВт/ч в год при тех же объемах воды, проходящих через турбины ГЭС. Также с 2007 года мы проводим большую модернизацию гидроэлектростанций с заменой турбин и трансформаторов, что позволяет нам вырабатывать больше электроэнергии.

С учетом современных тенденций это дает нам и в целом России большие возможности для перспективных проектов по водородной энергетике, а это абсолютно новый технологический уклад, требующий колоссально новой инфраструктуры, подготовки и длительного технологического перехода. И мы к нему готовимся.

Мы понимаем, что вся дальнейшая выработка и электроэнергия, производимая на Ангаро-Енисейском каскаде и Карелии, – это потенциал для производства зеленого водорода. Сейчас в Красноярске мы рассматриваем внедрение проекта по установке водородных электролизеров и выработке водорода для использования в транспортной инфраструктуре. Речь идет о создании зарядных станций для автобусов. Как известно, в Красноярске суровый климат и применение электробусов там достаточно проблематично. Водородное топливо позволяет избежать этих рисков не только на маршрутном транспорте, но и на грузовых машинах и на разном рельефе местности.

И даже при всем этом мы осознаем, что остается так называемая последняя миля выбросов – тех, которые не могут быть удалены технологически. Для этого существуют проекты нейтрализации – это всеми обсуждаемые карбоновые полигоны, лесные проекты. И компания «РУСАЛ» была первой в России, которая реализовала и открыла первый лесной проект, посадив 1 млн деревьев и взяв под авиалесохрану 550 тыс. га территории, за счет чего сохраняется ресурс для поглощения около 440 тыс. тонн СО2 в год. Причем хочу отметить, что, реализовав эти инициативы в России, мы открыли диалог с ответственными ведомствами НКО, обсуждаем критику этого проекта, что позволяет нам двигаться вперед в надежде использовать в России этот механизм в будущем.

Сегодня многие компании берут на себя климатические обязательства, и они показывают, что потребляемая электроэнергия является возобновляемой. В нашей компании существует прямая связка металлургии и энергетики. Многие небольшие компании не могут себе этого позволить, потому что им нужно выйти на оптовый рынок электроэнергии, а это длительный процесс.

Есть современный механизм – сертификаты безуглеродной, или зеленой энергии. Это некий атрибут «зелености» получаемой компанией электроэнергии. К сожалению, в Российской Федерации законопроект по таким сертификатам еще не принят, но есть международные инструменты, как I-REC, который мы первыми начали использовать в России с прошлого года и поставляем I-REC сертификаты с электростанций En+ Group. Сегодня мы занимаем примерно 70% рынка, совершив в июне этого года самую большую сделку на рынке с компанией BitRiver на поставку 1 миллиона сертификатов. Надеюсь, в России появится и заработает такой механизм.

Мы понимаем, что путь к углеродной нейтральности не прост, и мы не одни на этом пути, но мы являемся участниками многих международных партнерств. Мы сформировали специальную инициативу, с помощью которой показываем потребителям алюминия методологию современной отчетности в алюминиевой индустрии, выбросы и методы снижения, для того чтобы они правильно выбирали алюминий – зеленый алюминий.

En+Group – мировой лидер производства низкоуглеродного алюминия и возобновляемой энергии. Компания – крупнейший производитель алюминия за пределами Китая (годовая мощность – 3,9 млн тонн). Установленная мощность гидроэлектростанций En+Group – 15,1 ГВт, что обеспечивает лидерство среди независимых энергокомпаний. Команда En+Group состоит из около 90 000 сотрудников, работающих на пяти континентах.

 

Оцифровать риски

 

Казалось бы, какая мотивация в оценке углеродного следа есть у телекоммуникационной компании, ведь этот бизнес наименее подвержен рискам вредного воздействия на окружающую среду. Однако сами телекоммуникационные компании считают иначе. Об этом рассказала Анна Трегуб, менеджер проектов МТС:

Анна Трегуб, менеджер проектов МТС
Анна Трегуб, менеджер проектов МТС

– МТС начал обращать внимание на климатическую повестку благодаря международному опыту. Выбросы по разным направлениям составляют у нас около 2%, и мы не можем ими управлять. Хотя у нас есть энергоемкие объекты, например ЦОДы (Центры обработки данных), и там мы можем внедрять энергоэффективные технологии. Также мы взаимодействуем с поставщиками для того, чтобы оценить свой углеродный след (scope 1,2,3), который выявляется легко, но потом невозможно ограничиться каким‑то одним направлением: углеродный след можно оценивать бесконечно по цепочкам поставок, инвестициям, новым объектам, развитию группы компаний и т. д.

Мы провели инвентаризацию выбросов по трем направлениям (scope), определили климатические риски и на этом основании подали новую анкету. Мы получили оценку В, демонстрирующую улучшенные показатели, и стали первой в России компанией, менеджменту которой дали оценку В по климатическим рискам. И мы продолжаем улучшать свои показатели по выбросам парниковых газов.

На данном этапе мы уже оцифровываем климатические риски и внедряем эту систему в корпоративную карту рисков компании.

ПАО «Мобильные ТелеСистемы» (ПАО «МТС») – компания в России и странах СНГ по предоставлению услуг мобильной и фиксированной связи, передачи данных и доступа в интернет, кабельного и спутникового ТВ-вещания, провайдер цифровых сервисов, включая финтех и медиа в рамках экосистем и мобильных приложений, поставщик ИТ-решений в области коммуникационных платформ, интернета вещей, автоматизации, мониторинга, обработки данных, облачных вычислений и информационной безопасности. В России, Беларуси и Армении услугами мобильной связи Группы МТС пользуются 86,5 миллиона абонентов. На российском рынке мобильного бизнеса МТС обслуживает крупнейшую 78,6‑миллионную абонентскую базу; СООО «Мобильные ТелеСистемы» в Беларуси – 5,7 миллиона; ЗАО «МТС-Армения» (VivaCell-MTS) в Армении – 2,2 миллиона.

 

Сбер меняет «окраску» портфеля

 

За счет каких средств можно будет сделать энергопереход, какова его стоимость для мира вообще и для экономики конкретной страны? Об этом рассуждал Иван Барсола, исполнительный директор дирекции по ESG СберБанка.

Анна Трегуб, менеджер проектов МТС
Анна Трегуб, менеджер проектов МТС

– Наш банк отвечает за 30% экономики страны, и это связано не только с компаниями-лидерами, которые объявили об углеродной нейтральности, но и большинством других компаний, пока не понимающих происходящее и не осознающих, что делать дальше и откуда взять деньги. Однако, во‑первых, изменения климата неизбежны. Во-вторых, очевидно, что весь мир сталкивается со снижением спроса на ископаемые энергоносители. Это факт, с которым сейчас никто не спорит. Есть несколько сценариев, с помощью которых все пытаются представить, как может произойти энергопереход. Учитывая объявленные зарубежными странами планы по углеродной нейтральности, появились разные более и менее агрессивные прогнозы по достижению этой нейтральности. Но главный вопрос в том, сколько это стоит? Мировой ВВП – порядка 100 трлн долларов, примерно такая же рыночная капитализация. По имеющимся оценкам, для того чтобы сделать энергопереход, потребуется почти двойной объем ВВП.

Согласно сценариям устойчивого развития Международного энергетического агентства, сокращается доля ископаемых источников энергии. Очевидно, что времени остается очень мало, чтобы успеть к 2050 году. По мнению многих компаний, они готовы взять новые цели, но есть неопределенности. Одна из них в том, что никто из тех, кто принимает решения, не будет занимать эти должности к 2050 году – и это интересная психологическая ловушка. Кроме того, для снижения углеродного следа должны появиться многочисленные инновации, о которых нам пока ничего не известно, и у всех есть стадии развития: по каким‑то мы находимся на стадии фантазирования, другим – на стадии опытного R&D. И для того, чтобы к 2050 году мы попали в углеродную нейтральность, нам нужно прямо сейчас начать делать довольно много.

Наш банк также объявил цели по достижению углеродной нейтральности к 2030 году. И первым шагом сократил бумажный документооборот на 48% только в 2020 году, и далее планируем ежегодно сокращать около 30% оборота бумаги.

Перед нами стоит задача определить объем инвестиций на все созданные планы и выработать стратегию. Мы как раз являемся «приводным ремнем» для промышленности, которая наряду с переменами в законодательстве ожидает и решения по финансированию.

Согласно подготовленной нами политике по ESG мы интегрируем ESG-принципы в наш кредитный процесс – это и экологические экспертизы, с которыми пока еще сталкивались немногие российские компании, и ESG-скрининг клиента для формирования понимания клиента, а также помощь по всем направлениям.

Наши клиенты представлены по всей России, и это не только компании, но и администрации городов и регионов. И на региональном уровне мы видим существенное движение в сторону актуализации повестки ESG и помогаем в развитии проектов по зеленой энергетике как будущей платформы, зеленых сертификатов, тем самым предоставляя своим клиентам возможность снижать свой углеродный след. Мы также предлагаем финансирование комплексных решений для ЖКХ и транспорта, например, по оценке уровня загрязнения с предложениями по экологическому страхованию и оценку рисков для цепочки поставок, поскольку мы являемся частью этой глобальной цепочки.

 


 

Экологическое, социальное и корпоративное управление (англ. Environmental, Social, and Corporate Governance, ESG) – это совокупность характеристик управления компанией, при которой достигается вовлечение данной компании в решение экологических, социальных и управленческих проблем. ЕSG – это набор стандартов деятельности компании, которые социально сознательные инвесторы используют для проверки потенциальных инвестиций. Экологические критерии определяют, как компания выступает в роли хранителя природы. Социальные критерии исследуют, как она управляет отношениями с сотрудниками, поставщиками, клиентами и обществом. Корпоративное управление касается руководства компанией, оплаты труда руководителей, аудита, внутреннего контроля и прав акционеров. ESG – три параметра, в соответствии с которыми компании обеспечивают управление устойчивым развитием.

 


 

 

Центральный вопрос – ответственное финансирование, это направление представлено у нас кредитами со специальными условиями, зелеными кредитами, схема которых утверждена в СберБанке и ожидает принятия таксономии на государственном уровне. Мы также ведем работу по «окраске» нашего портфеля, чтобы понять, какая доля может быть отнесена к зеленому кредитованию. Соответственно, под экологическим ESG-консультированием мы понимаем, что нашим клиентам нужна будет помощь в разных направлениях – и там, где нужна экспертиза по финансовой части, и там, где нужна экологическая оценка проектов, таким образом, мы стараемся выстроить инфраструктуру взаимодействия с клиентами для того, чтобы помочь совершить энергопереход.

Мы также объявили о создании ESG-альянса, куда приглашаем все компании для формирования общей политики взаимодействия с госорганами и поиска решений и возможностей для совершения энергоперехода.

СберБанк – российский финансовый конгломерат, крупнейший универсальный банк России и Восточной Европы. По итогам 2019 года у СберБанка 96,2 млн активных частных клиентов и 2,6 млн активных корпоративных клиентов. Среди крупнейших банков мира по размеру активов находится в восьмом десятке. Владельцем 50% плюс 1 акция ПАО «СберБанк» является Фонд национального благосостояния России, контролируемый Правительством России, остальные акции находятся в публичном обращении. Рыночная капитализация на август 2021 года составляла 7,3 трлн рублей. В 2021 году ценность бренда СберБанка выросла до 730,6 млрд рублей. С 2017 года СберБанк удерживает первую позицию в рэнкинге наиболее дорогих брендов в России, который составляет компания Brand Financeruen.

 

Фундаментальные решения атомной отрасли

 

Управление рисками в рамках энергоперехода для российских компаний может стать национальной задачей. Так считает Артем Салтанов, руководитель группы управления рисками АО «Атомэнергомаш».

Артем Салтанов, руководитель группы управления рисками АО «Атомэнергомаш»
Артем Салтанов, руководитель группы управления рисками АО «Атомэнергомаш»

– В рамках энергоперехода компании сталкиваются со структурными изменениями рынка и принципиальными изменениями восприятия бизнеса компаниями. Это связано с падением спроса на электроэнергию по сравнению с прежними прогнозами, провозглашением отказа от углеводородов, возникающими и потенциальными логистическими и политико-экономическими барьерами, связанными с факторами различной природы от COVID-19 до трансграничного регулирования и изменения ландшафта потребления энергии в сторону децентрализации, нового регуляторного стимулирования и дестимулирования.

Отрасль атомного машиностроения столкнулась с такими вызовами примерно десять лет назад, когда возникли постфукусимские риски, которые потребовали от нее фундаментальных решений. В рамках трансформации она столкнулась с выпадающими доходами в секторах традиционной энергетики, договорами с повышенным уровнем риска, нестандартными схемами контрактов, изменением регулирования. Эти проблемы решались не реактивно, а проактивно. Для сравнения: доля выручки по традиционным продуктам ранее составляла более 75%, сейчас доля выручки по новым продуктам – более 50%.

Поэтому к вызовам ESG отрасль подошла, можно сказать, «умея держать удар», и когда в 2020 году государственная корпорация «Росатом» приняла единую отраслевую политику в области устойчивого развития, можно отметить, что деятельность компании касается выполнения всех заявленных целей устойчивого развития.

В рамках кейса управления рисками проекта трансформации бизнеса на примере энергоснабжения удаленных территорий – горнодобывающей площадки Баимского ГОКа на Чукотке – можно увидеть конкретный эффект, этот проект после его полномасштабного ввода в ближайшие годы позволит снизить углеродный след на 1,4 млн тонн в год. Кроме того, на данной площадке обеспечивается энергопереход «без швов» для заказчика – стоимость электроэнергии для конечного потребителя конкурентоспособна по сравнению с альтернативным вариантом на основе ископаемого топлива.

В системе управления рисками – это масштабный и серьезный вызов с жесткими ограничениями по срокам, затратам, требующий ответственного управления рисками на начальном этапе с определением сценарных вариантов реализации, вариантов страхования по всей цепочке поставок, обеспечения, контроля. Проработаны сценарии и оценка рисков на всех этапах жизненного цикла – от производства до транспортировки и постконтрактного периода.

Для коллег этот опыт может быть ценен в связи с тем, что в управлении рисками в условиях энергетического перехода, который для России может считаться задачей национального масштаба, требуется совместное управление рисками компаний, включенных в проекты трансформации. Уже существующий термин «управление рисками 2.0» – управление рисками на всех этапах жизненного цикла продукта и компании – можно дополнить термином «управление рисками 3.0», то есть управлением рисками, не заканчивающимся на границах конкретных компаний. Речь идет о том, что продукт управления рисками может передаваться, а управление рисками может вестись совместно по цепочке контрактов, включая экспансию за рубеж и создание зарубежных офисов. Может быть предусмотрено также создание инструментов стимулирования и активное участие в регулировании, в том числе международном, а также в территориально-экономическом планировании.

Стоит упомянуть, что частью управления рисками «3.0» может стать передача опыта и совместное использование кадровых ресурсов и компетенций. Например, на базе РГУ нефти и газа имени И. М. Губкина создана кафедра возобновляемых источников энергии, возглавляемая главой энергетического направления ПАО «ЛУКОЙЛ» Василием Александровичем Зубакиным. Студенты-магистранты, чьим научным руководителем был в том числе и я, проходили в этом году практику в центре компетенции по технологиям новых и мобильных источников энергии НТИ ИПХФ РАН по водородному направлению. И, возможно, в перспективе именно эти магистранты будут участвовать в управлении изменившейся после успешной трансформации энергетикой и экономикой России.

АО «Атомэнергомаш» – машиностроительный дивизион государственной корпорации по атомной энергии «Росатом». Один из крупнейших энергомашиностроительных холдингов России, предлагающий полный спектр решений в области проектирования, производства и поставки оборудования для атомной и тепловой энергетики, нефтегазовой отрасли, судостроения и рынка специальных сталей. Дивизион объединяет крупнейшие энергомашиностроительные предприятия, включая производственные, проектно-конструкторские и научно-исследовательские организации. Производственные мощности расположены на территории России, Чехии, Венгрии и других стран.

 

Больше, чем просто климатические цели

 

ПАО «Магнитогорский металлургический комбинат» рассматривает климатические риски как неотъемлемую часть современного бизнеса. Об этом сказала Ярослава Врубель, руководитель по устойчивому развитию ММК.

Ярослава Врубель, руководитель по устойчивому развитию ММК
Ярослава Врубель, руководитель по устойчивому развитию ММК

– Учитывая, что наша компания основана в 1932 году, нам сложнее обновлять свои мощности, поэтому, считаю, нам нужно делать вдвойне больше, чем другим компаниям, и мы стараемся идти даже на опережение. ESG для ММК – это больше чем климатические цели, это подход, который встроен во все аспекты нашего бизнеса, влияет на все решения, отмечено в недавно обновленной нашей стратегии. Мы приняли решение не выделять отдельно стратегию по устойчивому развитию, поскольку считаем, что устойчивое развитие должно пронизывать все наши бизнесы и внедряться по всем направлениям. Кстати, подразделение по устойчивому развитию подчиняется нашему генеральному директору, он лично курирует все требования и направления.

В 2020 году мы актуализировали стратегию, сформированную еще в 2015 году. Устойчивое развитие является одним из приоритетных направлений развития ММК и включает такие стратегические инициативы, как достижение цели «ноль травм», создание корпоративной культуры и акцент на экологическое производство.

Стоит отметить, что сталь – это неотъемлемая часть экономики замкнутого цикла и направлена на нулевой уровень отходов, повторное использование ресурсов и переработку. Сталь подвергается 100‑процентной переработке, около 90% использованной воды возвращается в природный источник очищенной и охлажденной. В этом плане нам проще, чем компаниям, занимающимся производством пластика.

Мы стремимся поддерживать зеленую экономику. Например, сталь играет важную роль в создании инфраструктуры возобновляемых источников энергии – мы создаем свою продукцию как часть решения проблем, связанных с климатом. К примеру, с 2018 года более 7 тыс. тонн стали по европейским стандартам поступило на производство ветрогенераторов.

Поддерживая высокие производственные стандарты, мы также сокращаем выбросы в атмосферу. Согласно стратегии ММК, к 2025 году выбросы СО2 будут снижены на 2,2 млн тонн.

В этом году мы впервые оценили риски, связанные с глобальными климатическими изменениями, а также выполнили количественную оценку выбросов по основным дочерним компаниям ММК.

Нам удалось достичь снижения ряда экологических показателей за счет реализации нескольких проектов: строительство комплекса коксовой батареи и комплекса доменной печи, которое позволит сократить выбросы СО2 на более чем 1 млн тонн, и реконструкция и повышение энергоэффективности агромерационного производства, что обеспечит снижение СО2 на 1,2 млн тонн.

ММК сконцентрирован на семи из семнадцати целей устойчивого развития. Наше участие в глобальной климатической повестке подтверждается различными независимыми оценками. Так, мы вошли в Топ-5 мировых металлургических компаний в рейтинге по устойчивому развитию. Помимо нас только «Евраз» был представлен еще со стороны российских компаний.

ПАО «Магнитогорский металлургический комбинат» входит в число крупнейших мировых производителей стали и занимает лидирующие позиции среди предприятий черной металлургии России. Активы компании в России представляют собой крупный металлургический комплекс с полным производственным циклом, начиная с подготовки железорудного сырья и заканчивая глубокой переработкой черных металлов. ММК производит широкий сортамент металлопродукции с преобладающей долей продукции премиум-класса.

 

Уровень подготовки – «зеленый»

 

Директор департамента по устойчивому развитию золотодобывающей компании «Полюс» Дарья Григорьева рассказала, как компания влияет на климат и какое воздействие климатические изменения оказывают на операционную деятельность компании.

 

Директор департамента по устойчивому развитию золотодобывающей компании «Полюс» Дарья Григорьева
Директор департамента по устойчивому развитию золотодобывающей компании «Полюс» Дарья Григорьева

– В 2021 году мы перешли на 100%-ное потребление энергии от возобновляемых источников энергии, сделав это за счет прямых договоров, в том числе, например, с «РусГидро».

Вот уже 5 лет у нас реализуется проект по выводу угольных котельных и станций, которые мы используем для теплоснабжения, и в этом году наше самое большое предприятие в Красноярском крае – «Полюс Красноярск» – вполовину уменьшит потребление угля, это примерно 100 тыс. тонн при росте нашего производства.
Если говорить о том, как климат влияет на нашу операционную деятельность, то продемонстрирую проведенную нами оценку климатических рисков одного из наших предприятий в Республике Саха (Якутия).

На основе российских и международных данных мы рассмотрели три сценария изменения температуры для формирования сведений о физических и климатических рисках – плюс 1,5, плюс 2 и плюс 4,5 градуса. По нашей группе компаний самыми существенными рисками переходного периода стали плата за прямые выбросы парниковых газов, увеличение стоимости сырья, исходных материалов и оборудования – эти риски несут убытки для компании. В то же время возможностями в переходном периоде становятся такие риски, как изменение стоимости золота на бирже. С точки зрения физических рисков, как ни странно, но вечная мерзлота, которую мы также рассматривали, не оказалась критическим физическим риском. Более того, если посмотреть на такие риски в формате матрицы, то вечная мерзлота занимает место незначительного последствия с очень низкой вероятностью. Интересно, что самым значительным физическим риском для нас оказалась пожароопасность: речь о ежегодном 2‑процентном приросте площади лесных пожаров в России и Республике Саха (Якутия). Понимая важность этих климатических рисков, мы провели ряд мероприятий по управлению ими. В частности, это обучение персонала, проверка наличия и исправности средств пожаротушения. Несмотря на то что в регионе нашего присутствия сложная пожарная обстановка, мы оцениваем наш уровень подготовки к таким рискам на достаточно высоком, зеленом уровне. В этом году по результатам этого климатического упражнения мы провели внутренний аудит готовности и внеплановые проверки противопожарного режима по всей группе компаний, в том числе и договоров. И здесь интересно то, что в договорах указано, что не только МЧС приходит к нам на помощь, но они знают, что и у нас есть техника и мы ее готовы предоставить по сторонним заявкам – это, так сказать, партнерская помощь по договору. Кроме того, у нас разработаны оперативные планы тушения лесных пожаров, обновлены и созданы новые минерализованные полосы, проведены информационные кампании для сотрудников.

Сейчас мы проводим два внешних выездных аудита готовности к противопожарным ситуациям, по результатам которых мы хотим сделать более детальный план, понимая, какие партнеры у нас могут быть и еще более эффективно это закольцевать, чтоб работало.

Следующими нашими шагами будет климатическая стратегия, которую мы сейчас готовим, и в начале следующего года она выйдет. И мы пытаемся сделать ее по лучшим традициям – краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной – с целями на 2050 год. К этому времени вопрос о том, сколько и какие предприятия будут в наличии. Поэтому как построить планы, если вы пока не знаете, по отношению к кому они будут. Но мы готовим климатическую стратегию в начале следующего года, наблюдаем за событиями и пытаемся управлять нашими климатическими рисками и раскрываем эту информацию нашим внешним стэйкхолдерам.

ПАО «Полюс» – крупнейший производитель золота в России и одна из 5 ведущих глобальных золотодобывающих компаний, себестоимость производства на предприятиях которой является одной из самых низких в мире. «Полюс» обладает крупнейшими запасами золота в мире (доказанные и вероятные запасы по международной классификации составляют 104 миллиона унций) – фундаментом устойчивого роста производства. Основные предприятия компании расположены в Красноярском крае, Иркутской и Магаданской областях, а также в Республике Саха (Якутия) и включают 5 действующих рудников, золотоносные россыпи и ряд проектов в стадии строительства и развития.

Ирина КРИВОШАПКА