Российский бизнес на пути к устойчивому развитию

144
фото: www.freepik.com/fanjianhua

Движение в сторону устойчивого развития в последние годы становится все более значимым и масштабным. В 2020 году оно вышло на новый уровень: несмотря на пандемию, в конце года стоимость глобальных активов ESG достигла 37,8 триллиона долларов, показав рост на 24% всего за два года. Это, к слову, абсолютный рекорд. К 2025 году, по данным Bloomberg, глобальные активы ESG превысят 53 триллиона долларов, что составляет более трети от прогнозируемого общего объема активов под управлением (140,5 триллиона долларов). Об этом говорится в исследовании «Курс на устойчивость. Как российский бизнес становится ответственным?», организованном Accenture, Ассоциацией европейского бизнеса, Российско-Германской внешнеторговой палатой, Российским союзом промышленников и предпринимателей и Посольством Германии в России.

 

Только общими усилиями

Исследователи напоминают, что в 2015 году ООН сформулировала 17 Целей устойчивого развития (ЦУР или SDG – Sustainable Development Goals) на период до 2030 года. Они касаются уменьшения неравенства, решения проблем в сфере экологии и многих других аспектов. Решить их можно только совместными усилиями всего человечества, и бизнеса в том числе. Осознавая это, 90% компаний, входящих в S&P 500 (фондовый индекс, в корзину которого включено 505 акций 500 избранных торгуемых на фондовых биржах США публичных компаний, имеющих наибольшую капитализацию. – Прим.авт.), выпускают корпоративные отчеты о достижении ЦУР и действительно делают кратно больше для общества и природы.

Под влиянием деятельности компаний-лидеров, инвесторов, покупателей и государства даже те компании, которые всегда были далеки от целей и задач устойчивого развития, начали имплементировать их в свою стратегию и становиться более ответственными. Факторы ESG (Environment, Social, Corporate Governance), применяемые для оценки деятельности компаний в отношении окружающей среды, общества и корпоративного управления, отслеживаются инвесторами и остальными стейкхолдерами наравне с показателями рентабельности компаний.

«Но, несмотря на все усилия бизнеса, цели устойчивого развития кажутся недостижимыми и текущих результатов недостаточно для изменения вектора развития и перехода на более устойчивую модель. Чтобы получить существенный результат к 2030 году, компаниям необходимы амбициозные цели и кардинальные изменения в подходах ведения бизнеса.

По результатам исследования Глобального договора ООН, только 25% компаний ставят перед собой цели в соответствии с потребностями общества или окружающей среды, и 35% компаний проводят корпоративную стратегию в соответствии с целями устойчивого развития. Трансформация бизнеса с учетом амбициозных целей в области устойчивого развития по всей цепочке создания ценности обеспечит столь необходимое ускорение прогресса. Трансформация касается и новых коллабораций бизнеса – роль партнерств при достижении столь амбициозных задач трудно переоценить», – говорится в исследовании «Курс на устойчивость. Как российский бизнес становится ответственным?».

Внедрение практик устойчивого развития, по сути, означает переход к новой эре, но уже сейчас компании отмечают необходимость в большом количестве ресурсов. Однако участники рынка помогают друг другу: появляется все больше вдохновляющих примеров, взаимовыгодных партнерств, прорывных технологий. С их помощью устойчивое развитие может стать частью нашей жизни, а ответственное поведение – визитной карточкой каждого бизнеса.

 


 

Экологическое, социальное и корпоративное управление (англ. Environmental, Social, Governance, ESG) – три критерия, в соответствии с которыми принимается решение о возможном сотрудничестве с компанией или отказе от него. ESG – это набор стандартов деятельности компании, которые социально сознательные инвесторы используют для проверки потенциальных инвестиций. Экологические критерии определяют, как компания выступает в роли хранителя природы.

 


 

 

Эпоха Next Digital

 

Вартан Диланян,  генеральный директор Accenture в России и Казахстане
Вартан Диланян,
генеральный директор Accenture в России и Казахстане

– В настоящее время внимание мирового сообщества приковано к тематике устойчивого развития. В 2021 году на пленарном заседании Петербургского международного экономического форума значительная часть выступления Президента РФ была посвящена именно теме устойчивого развития, – говорит генеральный директор Accenture в России и Казахстане Вартан Диланян. – Таким образом, можно сделать вывод, что Россия не остается в стороне от глобальных трендов, и мы видим, как тема климатических рисков, соблюдения прав человека, сокращения отходов набирает темпы и постепенно переходит в норму и плоскость законодательных требований.

Кстати, Accenture ставит перед собой амбициозные цели по сокращению углеродного следа, развитию инклюзивной среды и созданию инноваций.

– Наша миссия – быть ответственным бизнесом в каждой стране присутствия, формировать устойчивую экосистему, ставить перед собой измеримые задачи, где наш вклад может быть наиболее существенным для бизнеса и общества, – продолжает Вартан Диланян. – Мы помогаем нашим клиентам формулировать амбициозные цели и задачи по повышению устойчивости с применением научно-обоснованного подхода, а также разрабатывать долгосрочные стратегии перехода к ответственному бизнесу. Работая с поставщиками и партнерами, стимулируем их на достижение целей в области устойчивого развития – для этого работает программа «Procurement Plus», нацеленная на создание новой культуры «ответственных закупок», а не просто реализации отдельного набора действий. Одной из ключевых задач Accenture в России является гендерное равенство на всех уровнях компании и во всех бизнес-направлениях. На данный момент в нашей практике работает 44,8% женщин и 55,2% мужчин. Важно отметить, что мы, прежде всего, делаем акцент на создании и предоставлении равных возможностей, принимая во внимание потенциал и карьерные цели всех наших сотрудников. Еще одной задачей для нас является формирование образовательной экосистемы и развитие нового IT-поколения, для чего мы взаимодействуем с ведущими техническими и экономическими вузами России и крупными социально-образовательными сообществами. Так, шестой год подряд мы участвуем в международной инициативе «Час кода», проводя курсы по программированию для детей и ежегодно обучая более 300 школьников в Москве, Твери и Ростове-на-Дону.

В России компания применяет мировой опыт в области устойчивого развития, внедряя практику вторичного использования или 100%-ной переработки электронных отходов (компьютеров и серверов) и офисной мебели. Также Accenture намерена отказаться от применения одноразовой посуды во всех офисах после завершения пандемии.

Кроме того, компания поддерживает ответственное и рациональное использование водных ресурсов и участвует в программе Глобального договора ООН по снижению негативного влияния на окружающую среду и переходу на 100% возобновляемые источники энергии к 2023 году в рамках инициативы RE100.

 

По результатам исследования Глобального договора ООН, только 25% компаний ставят перед собой цели в соответствии с потребностями общества или окружающей среды, и 35% компаний проводят корпоративную стратегию в соответствии с целями устойчивого развития.

 

– Стратегические инициативы, которые мы для себя определили, будут направлены на ускорение нашего вклада в улучшение экологических и социальных показателей, в том числе сокращение углеродного следа, а также на развитие ответственной корпоративной культуры, – отмечает Вартан Диланян. – Так, в области экологии Accenture поставила цели по снижению углеродного следа и планирует сократить его на 60% до 2025 года, на 65% по отношению к показателям 2016 года. Наши выбросы в основном связаны с обеспечением жизнедеятельности офисов, ИТ-инфраструктуры, а также с командировками сотрудников. Поэтому наша задача на сегодня – переводить офисы на ВИЭ, предоставлять сотрудникам возможность выбирать для поездок такие виды транспорта, которые менее других загрязняют окружающую среду. Чтобы компенсировать оставшиеся выбросы, будем инвестировать в решения для удаления углерода из атмосферы, в том числе в масштабные озеленительные кампании. Кроме того, мы перевели порядка 95% нашей ИТ-инфраструктуры на облачные решения, что позволяет добиться существенного снижения выбросов.

Также в этом году Accenture в рамках партнерства с Глобальным договором ООН и совместно с компаниями 3М, SAP и ФосАгро был успешно проведен акселератор CDG Ambition в России и Белоруссии. Цель этой программы – помочь бизнесу разобраться с темой устойчивого развития, поставить амбициозные цели и выстроить траекторию движения к ним.

– Проведение исследования по устойчивому развитию в России стало еще одним важным шагом к достижению Целей устойчивого развития. Изучение рынка позволяет понять, как развивается эта повестка внутри российского бизнеса, как трансформируются процессы и стратегии компаний, как пандемия повлияла на бизнес, каков текущий уровень зрелости компаний и как меняются бизнес-показатели, – подчеркнул Вартан Диланян. – Кроме того, невозможно отрицать, что устойчивое развитие – это, образно говоря, new digital или next digital любого бизнеса. Если раньше все говорили о цифровизации, которая, безусловно, никуда не уходит, как о необходимом элементе стратегии компаний, то теперь в какой‑то степени наступает новая эра внедрения принципов устойчивости в бизнес-стратегии. Это становится ключевым дифференциатором на рынке. На мой взгляд, бизнесу сейчас очень важно занять активную позицию, определить приоритеты, траекторию и амплитуду изменений. Уверен, что наше исследование сможет в этом помочь.

 

Внешнее давление и внутреннее стремление

 

Авторы исследования «Курс на устойчивость. Как российский бизнес становится ответственным?» пришли к выводу, что вовлеченность российского бизнеса в вопросы устойчивого развития находится на том же уровне, что и в странах с развитыми экономиками. В 2021 году у бизнеса есть и внешнее давление, и внутреннее стремление к достижению ЦУР, и даже технологические инструменты, которые делают их достижение реализуемым, как никогда ранее. В такой среде выполнение даже самых амбициозных планов по устойчивому развитию кажется достижимым, а развитие ответственного бизнеса – повсеместным.

64% компаний, участвовавших в опросе, относят ESG-вопросы к топ-3 основных направлений работы их организации, а 28% отметили, что именно пандемия COVID-19 стимулировала переход к устойчивому развитию.

Участники опроса выделили три основных драйвера темы устойчивого развития: это внимание инвесторов к ESG-деятельности компаний; ожидание потребителей, особенно среди представителей молодых поколений; рыночные тренды, подкрепленные активностью конкурентов.

Причем пандемия еще больше показала уязвимость некоторых бизнес-процессов, влияние бизнеса на окружающую среду и людей, а также подчеркнула важность вопросов устойчивого развития.

Цели устойчивого развития влияют и на финансовые результаты. 74% респондентов уверены: внедрение устойчивых инициатив способствует улучшению финансово-экономических показателей бизнеса, 44% будут получать ESG-рейтинг или уже это делают.

Компании выделяют несколько основных видимых эффектов: растет мотивация сотрудников; акционеры и заинтересованные лица начинают выше оценивать эффективность бизнеса; компания становится более привлекательной для покупателей и партнеров.

Кстати, некоторые компании уже отмечают влияние устойчивого развития на рост доходности, однако затрудняются его измерить, ведь многие из них пока только в начале этого пути.

Аналитики выяснили, над какими именно инициативами работают компании. 39% заботятся о сокращении выбросов углекислого газа, 34% развивают сотрудников и работают над улучшением социального обеспечения, 33% занимаются сокращением отходов.

Вместе с тем, на пути внедрения ЦУР компании сталкиваются со множеством вызовов, включая такие, как:

• неоднозначное понимание ценности устойчивого развития для бизнеса;
• недостаток компетенций;
• отсутствие данных и единых подходов по их сбору, необходимых для оценки своей устойчивости и отслеживания прогресса.

Большинство компаний подошли системно к преодолению этих и других вызовов и создали отдельную организационную единицу для внедрения и управления устойчивым развитием.

Эксперты утверждают: российский бизнес осознает важность вопросов устойчивого развития. В ходе исследования выяснилось, что с течением времени все больше компаний стали следовать принципам устойчивого развития, хотя еще можно найти тех, кого данная тенденция обошла стороной, однако это скорее исключение из правила.

По результатам опроса, только 2% компаний не относят вопросы устойчивого развития к приоритетным. Для подавляющего большинства участников выбор в пользу ответственного бизнеса очевиден: 64% считают вопросы устойчивого развития приоритетными и относят к стратегическому направлению деятельности компании. По словам представителей организаций, эти задачи входят в тройку ключевых направлений их работы.

Еще 34% представителей бизнеса указывают, что пока не включили устойчивое развитие в топ-3 ключевых направлений своей деятельности, хотя относят его к приоритетным вопросам. Таким образом, для 98% устойчивое развитие находится в фокусе внимания, что свидетельствует о максимальной осознанности российского бизнеса и грядущих больших переменах.

 

64% компаний, участвовавших в опросе, относят ESG-вопросы к топ-3 основных направлений работы их организации, а 28% отметили, что именно пандемия COVID-19 стимулировала переход к устойчивому развитию.

 

Такая вовлеченность бизнеса в устойчивое движение соответствует глобальным тенденциям: согласно международному отчету ООН и Accenture «The Decade to Deliver: a Call to Business Action» за 2019 год, 99% СЕО крупнейших мировых компаний отмечали, что вопросы устойчивого развития важны для будущего успеха бизнеса, и признали их неотъемлемой частью своей корпоративной стратегии. При этом взрывной рост общественной вовлеченности в решение социальных и экологических проблем не оставил возможности остаться в стороне.

 

Вызовы еще впереди

 

Регина фон Флемминг,  советник генерального директора Accenture  в России и Казахстане
Регина фон Флемминг,
советник генерального директора Accenture в России и Казахстане

По мнению советника генерального директора Accenture в России и Казахстане Регины фон Флемминг, пришло время бизнесу продемонстрировать свою приверженность Целям устойчивого развития и перейти к их внедрению в существующие бизнес-процессы – в последние годы соответствующий запрос многократно возрос со стороны стейкхолдеров, регулирующих органов, инвесторов, клиентов, персонала, поставщиков и общества.

– Главная задача состоит в том, чтобы реализовать данный подход на практике, обеспечив при этом актуальные и надежные показатели, – считает Регина фон Флемминг. – Изменение общих стандартов ведения бизнеса диктует необходимость внедрения ЦУР и формирует новую культуру. Во многих сферах бизнеса особую важность имеют вопросы инвестирования и оценка результата. Внедрение ЦУР ориентировано на среднесрочную и долгосрочную перспективу и предусматривает соответствующие инвестиции. В связи с этим на первый план выходит создание количественных метрик, сбор и анализ данных. ЦУР – это не только вопросы управления бизнесом, но и масштабные проекты в ИТ и системной аналитике. Бизнес, который не успеет «запрыгнуть в последний вагон» на пути к цифровизации, не преуспеет в будущем, независимо от своей специализации.

Спикер предупреждает: несмотря на то что публичные компании наиболее привлекательны для инвесторов, им также необходимо подготовиться к подробному разъяснению своей устойчивой бизнес-модели.

– Кредитная политика банков меняется, а прозрачность цепочек поставок требует подтверждения в виде конкретных фактов и цифр. Поэтому следующий этап – это жесткие переговоры без «green-washing», с четкими фактами и цифрами, с учетом сформулированных и унифицированных нормативных требований национального и международного уровня. Вообще, переход на устойчивое развитие – непростая задача, российскому бизнесу еще предстоит столкнуться с целым рядом серьезных вызовов, – полагает Регина фон Флемминг.

Интересный факт приведен в материалах исследования: несмотря на общую заинтересованность бизнеса в «зеленом движении», развивается оно пока неравномерно. Однако по результатам проведенного опроса некоторые отрасли в большей мере акцентируют свое внимание на повестке устойчивого развития. К примеру, среди представителей сектора машиностроения и промышленного производства такой подход озвучили 82% опрошенных, среди представителей оптовой и розничной торговли – 75%, пищевой промышленности – 73%, а также финансов – 71%. Менее остальных секторов приоритезируют устойчивую повестку компании, предоставляющие консалтинговые и другие услуги для бизнеса, а также транспортные и логистические компании (по 34% соответственно).

 

Мария Шипицына,  начальник управления  по устойчивому развитию  ПАО «Энел Россия»
Мария Шипицына,
начальник управления по устойчивому развитию ПАО «Энел Россия»

– Приверженность принципам устойчивого развития и ответственное управление ESG рисками – надежный фундамент всех бизнес-процессов ПАО «Энел Россия». Данные подходы пронизывают всю нашу деятельность: от работы с персоналом и местным населением в регионах присутствия до управления проектами строительства объектов возобновляемой генерации, – комментирует начальник управления по устойчивому развитию ПАО «Энел Россия» Мария Шипицына. – Устойчивое развитие позволяет сделать бизнес прозрачным, соответствовать ожиданиям заинтересованных сторон, реализовывать технические проекты с учетом высоких экологических стандартов, тем самым создавать общую ценность.

 

Четыре кита устойчивого развития

 

Также исследователи обозначили четыре «кита» – главные причины, стимулирующие развитие устойчивой повестки в России. Респондентам, отвечавшим на вопрос – «какие основные причины стимулируют развитие устойчивой повестки в вашей компании?» предлагалось выбрать несколько вариантов ответа.

Самый популярный – внимание инвесторов к ESG-факторам (58% респондентов). Оказывается, теперь инвесторы все чаще не только выбирают «устойчивые» компании, но и готовы инвестировать в зеленые проекты, предоставлять переходные облигации. Например, одна из крупнейших в мире управляющих компаний BlackRock грозит избавиться от акций тех фирм, которые не будут готовиться к зеленому переходу. Не отстают и банки: Goldman Sachs объявил, что в течение следующего десятилетия они потратят 750 миллиардов долларов на устойчивое финансирование, а Bank of America обязался выделить 300 миллиардов долларов на устойчивые инвестиции.

Второй по популярности ответ – спрос и ожидание потребителей (51% респондентов). Потребители уверены: компании должны участвовать в решении социальных и экологических проблем, с которыми столкнулось общество. Особенно распространено это суждение среди представителей поколения Z, 94% которых верят в ответственный бизнес. Это влияет и на их потребительские привычки – 81% планируют покупать более экологически чистые продукты в течение следующих пяти лет.

Третья причина – рыночные тренды и активность конкурентов (44% респондентов). Как мы видим, компании-лидеры задают темп остальному рынку, выводя свой бизнес на новый уровень и отвечая ожиданиям стейкхолдеров. Например, Microsoft и Unilever объявили о планах стать углеродно-нейтральными к 2030 году, а Danone и Repsol – к 2050‑му. В 2020 году 30% инвестиционных решений по строительству прибрежных ветряных электростанций были приняты крупными нефтегазовыми компаниями, а Total уже стала второй электроэнергетической компанией Франции.

Кстати, новые тренды отражаются и в названии компаний – BP из «Международной нефтяной компании» реформируется в «Международную энергетическую компанию», Shell же заявляет, что движется «от молекул к электронам».

И наконец, четвертая причина – требования российских и международных регуляторов (41% респондентов). Все больше стран стремятся существенно снизить негативное влияние на окружающую среду и решить накопившиеся социальные вызовы в достаточно короткие для таких изменений сроки. Это заставляет страны переходить от заявлений к конкретным действиям и ужесточать регуляторные требования. Россия не останется в стороне: наши власти пересматривают нормы выбросов, обсуждают увеличение ставок платежей за воздействие на окружающую среду, разрабатывают зеленую таксономию и рассматривают возможности для стимулирования развития зеленой экономики.

Подготовила Елена ВОСКАНЯН