Бюджет проверят на устойчивость к стрессам

80
фото: www.vorwaerts.de

Министерство финансов Российской Федерации намерено проверить чувствительность бюджета к кризисам. Методом стресс-тестирования ведомство проанализирует, насколько устойчив бюджет к шокам, и разработает перечень кризисных сценариев по динамике цен на сырьевых рынках, темпам инфляции, валютному курсу и активности в деловой сфере. Такое тестирование позволит не только сделать бюджетную политику более прозрачной, но также даст возможность оценить запас прочности государственной казны и сформировать план действий на перспективу.

 

По информации, приведенной газетой «Ведомости» со ссылкой на источник в правительственных кругах, «потребность в такой системе резко актуализировалась в связи с ростом волатильности и непредсказуемости мировой экономики, а также глобальной эпидемиологической ситуации».

Какие факторы формируют антикризисные сценарии? И насколько реалистичны планы Минфина? Наш журнал попросил прокомментировать это экспертов-практиков.

Ольга Беленькая, руководитель отдела макро-экономического анализа ФГ «ФИНАМ»:

Ольга Беленькая, руководитель отдела макроэкономического анализа ФГ «ФИНАМ»
Ольга Беленькая, руководитель отдела макроэкономического анализа ФГ «ФИНАМ»

– Стресс-тесты, определяющие чувствительность и степень устойчивости компаний, отраслей, рынков к реализации тех или иных видов рисков, давно применяются в бизнесе – например в финансовом секторе. Их цель – дать оценку влияния тех или иных рисков на показатели финансовой устойчивости, выявить слабые места и на этой основе сформировать план антикризисных мер, позволяющих снизить вероятность наступления негативного события или создать необходимые резервы в случае его реализации.

Что касается анализа чувствительности российского бюджета к рискам, в рамках макроэкономических сценариев традиционно основным фактором является цена нефти. Минфин достаточно успешно научился управлять рисками колебаний нефтяных цен за счет консервативного планирования бюджета и применения бюджетного правила. Однако опыт прошлых кризисов, в том числе и кризиса 2020 года, вызванного пандемией коронавируса, показывает, что на экономику и бюджет значимо влияют не только цена нефти, но и более сложная комбинация факторов. Кстати, именно в прошлом году Банк России впервые изменил подход к составлению сценарных прогнозов, указав в Основных направлениях единой государственной денежно-кредитной политики, что, «в отличие от предыдущих лет, цена на нефть больше не является основной предпосылкой различия сценариев, а рассматривается в комплексе с другими факторами, в том числе с не менее значимым фактором – объемами добычи». Ведь из-за вынужденного сокращения добычи по соглашению ОПЕК+Россия потеряла нефтегазовые доходы не только от падения цен на сырье, но и от снижения объемов.

Не менее значимым фактором стали локдауны, как в мире, так и в России, фактически временно приостановившие работу экономики, кроме критически важных отраслей – это отразилось в неожиданном сокращении ненефтегазовых доходов бюджета и необходимости дополнительных расходов на поддержку бизнеса и населения. Конечно, для прогнозирования доходов и расходов бюджета важны и параметры инфляции, и валютного курса – который в свою очередь зависит как от конъюнктуры основных товаров российского экспорта (в период пандемии резко возросла доля ненефтегазового экспорта), так и от волатильности потоков капитала (а здесь важно учитывать изменения денежно-кредитной политики мировых центробанков и риск-премии для России).

Если планировать параметры бюджета на более долгосрочную перспективу, то надо учитывать и глобальную стратегию энергоперехода, в результате спрос на нефть начнет постепенно сокращаться, что, по мнению главы Счетной палаты Алексея Кудрина, будет приводить к снижению доли нефтяных доходов в бюджете. Таким образом, стресс-тесты, учитывающие более широкий спектр значимых параметров, могут помочь Минфину сформировать более комплексную оценку устойчивости бюджетных параметров к различным сценариям и разработать компенсационные меры. Для экономики это может означать как гипотетическую возможность потенциального ослабления бюджетного правила, так и разработку аналогичных контрциклических механизмов не только в отношении нефти, но и, возможно, других сырьевых товаров.

Главная проблема – в трудности (по существу, невозможности) прогнозирования по-настоящему уникальных кризисов – таких, каким был кризис 2020 года. В принципе, каждый серьезный кризис в той или иной степени уникален.

Николай Неплюев, член совета директоров ПАО «Тольяттиазот»:

Николай Неплюев,  член совета директоров  ПАО «Тольяттиазот»
Николай Неплюев,
член совета директоров ПАО «Тольяттиазот»

– Объявленные Министерством финансов планы по разработке стресс-тестирования бюджетной устойчивости являются вполне оправданными в нынешних условиях.
Системное прогнозирование шоковых состояний для бюджета поможет заранее оценить риски в тех ситуациях, когда нужно действовать максимально быстро, жестко и экстремально. Как показывает новейшая история, в кризисные моменты Правительство Российской Федерации не всегда адекватно реагирует в рамках своих профессиональных компетенций. Это, впрочем, объяснимо: при стремительных изменениях в экономике, на пике падения рынка или в случае неожиданной курсовой волатильности охватить всю картину разом не получается ни у одного человека, что и приводит к ошибкам.

Можно вспомнить, например, шоковые сценарии прошлого года на нефтяном рынке, когда спрос на «черное золото» падал с рекордной, ранее не фиксируемой скоростью. Или же сокращение продуктового экспорта из-за коронавирусных ограничений на Западе, тоже негативно сказавшееся на бюджетном балансе. Это лишь наиболее яркие случаи, которые никто из экспертов предвидеть не мог по вполне объяснимым причинам.

Таким образом, прогнозирование рисков в перспективе от года до двух лет благоприятно скажется на бюджетной политике – оно просто позволит использовать отработанные в теории механизмы регулирования рынка. Это особенно актуально сегодня, на фоне увеличения госдолга (до 18% ВВП на федеральном уровне за 2020 год), высокой инфляции и отставания темпов роста российской экономики от среднемировых показателей.

Анна Васютина, CEO, компания «Estas.Store»:

 Анна Васютина,  CEO, компания «Estas.Store»:
Анна Васютина,
CEO, компания «Estas.Store»

– На мой взгляд, Минфин может действительно проанализировать бюджет на предмет реакции на различные шоки. Может спрогнозировать, что делать при изменении цены на нефть, например переориентировать экономику на диджитализацию, искать новых партнеров по экспорту нефти, держать рубль вне зависимости от изменений цен на нефть (дедолларизация). Минфин очень перспективен в этом отношении, о чем говорили последние доклады Алексея Кудрина, который проработал как раз вопрос антишоковой экономики. Стресс-тестирование может дать результат во всех направлениях, от сектора госэкономики и госпредприятий до частного бизнеса и граждан.

Подготовила Ирина КРИВОШАПКА