Испытание коронакризисом: что позволило купировать риски?

1736

Центральной темой Московского финансового форума-2020 стала текущая экономическая ситуация, вызванная пандемией COVID-19. Эксперты уверены: наша страна адаптировалась к первому шоку и готова противостоять новым вызовам. Каким образом это будет реализовано на практике, рассуждали участники стратегической сессии «Российская экономика и финансовые рынки – есть ли жизнь после пандемии». Одним из спонсоров мероприятия выступило акционерное общество «Гознак».

 

Михаил Мишустин, председатель Правительства Российской Федерации:

Михаил Мишустин

– Для мировой экономики 2020 год стал одним из самых сложных за последние десятилетия. Спад был вызван двойным шоком, как со стороны предложения – из‑за ограничений и временных разрывов производственных связей, так и со стороны спроса – из‑за необходимости соблюдать социальную дистанцию, сокращения трудовых доходов и снижения потребительской уверенности. Вопреки негативным прогнозам, в России спад оказался не таким глубоким, как во многих странах мира, а процессы восстановления идут даже более динамично. Прежде всего – благодаря своевременным решениям президента и действиям правительства и, конечно, профессиональной работе многих представителей делового сообщества, в том числе финансового сектора.

Правительство оперативно приняло ряд мер, которые позволили поддержать бизнес, снизить его издержки в этот непростой период. Были предоставлены отсрочки по налогам и социальным взносам, аренде имущества, выплате кредитов. Введен мораторий на проверки, продлены лицензии и разрешительные документы. Организовано предоставление льготных кредитов малому и среднему бизнесу, а также системообразующим предприятиям. Реализуются меры по поддержке наиболее пострадавших отраслей. После существенного снижения в апреле восстанавливаются потребительский спрос, оборот розничной торговли и объем производства в обрабатывающей промышленности. Стабильной остается и ситуация на рынке труда.

У российского правительства есть четкие ориентиры, как двигаться дальше, где важно сосредоточить основные усилия. Президент определил национальные цели развития на ближайшие десять лет. Нам предстоит запустить новый инвестиционный цикл. Для этого, например, предполагается создание комплексного механизма поддержки крупных инвестпроектов, в том числе на основе соглашений о защите и поощрении капитальных вложений. Необходимо оперативно завершить создание нормативно-правовой базы. Также мы планируем перезапустить институты развития, больше интегрировать их в общенациональную повестку и создать новые инструменты поддержки перспективных направлений.

Изучая возможности запуска нового бизнеса, люди, в первую очередь, думают об издержках, а надо думать и о выручке.

Для дальнейшего улучшения делового климата будут усовершенствованы институт банкротства и корпоративное управление. Например, собрания акционеров можно будет проводить в режиме онлайн. Появится единое цифровое пространство в строительстве. И конечно, правительство и дальше будет помогать развитию малого и среднего бизнеса, поддерживать предпринимательскую инициативу, что важно не только для развития экономики в целом, но и для повышения доходов и уровня жизни людей. Уверен, благодаря нашим совместным усилиям все эти планы будут успешно реализованы.

Сергей Собянин, мэр Москвы:

Сергей Собянин

– Пандемия нанесла удар по всем секторам экономики. В этом заключается уникальная особенность текущего кризиса. Резко снизился спрос на энергоресурсы, остановились стройки и производства, закрылись объекты культуры, спорта, общепита, туризма, торговли. В таких условиях нам было сложно найти баланс. Обычно если в одной сфере начинаются проблемы, то можно компенсировать происходящее за счет другого сектора, а когда рушится одномоментно все, компенсировать не получится.

Мы благодарны решениям президента и правительства по поводу принятия мер экономической поддержки, но стоит отметить, что у нас самих были ресурсы, резервы и возможности и мы дополнили федеральные меры региональными. К примеру, ввели свою программу кредитования малого бизнеса.

Я уверен: меры не должны быть жесткими или слабыми, они должны быть адекватными ситуации – как санитарно-эпидемиологической, так и экономической. Сложность такого рода решений заключается в том, что они непопулярны, и нужно учитывать все факторы. Допустим, если исходить только из санитарно-эпидемиологической обстановки, можно было бы все закрыть, посадить людей на полгода по домам – мы бы получили стерильный город. Но он был бы стерильным с точки зрения и экономики, и работы, и доходов граждан.

Принимая решения в этот непростой период, мы понимали: важно остановиться на таком, которое обеспечило бы управляемость пандемией и позволило бы наладить деятельность предприятий, которые могут работать в нестандартных условиях. Мы нашли компромисс: 80% москвичей продолжали работать очно или дистанционно, не давая экономике упасть. Это стало залогом безболезненного прохождения кризиса с быстрым выходом на рост.

Антон Силуанов, министр финансов Российской Федерации:

Антон Силуанов

– Когда речь идет о таких вызовах, с которыми столкнулись в 2020 году все страны, включая нашу, одним из первоочередных является вопрос ресурсов: сколько их требуется, где их искать и главное – как правильно ими распорядиться. Нам пришлось отказаться от принципов, которыми мы руководствовались прежде. Мы были готовы к снижению цен на нефть и к другим внешним воздействиям, да и к санкциям уже привыкли, но таких вызовов – закрытия целых секторов экономики, необходимости ограничения передвижения людей, резкого снижения их доходов и, соответственно, потребительских расходов – никто не мог представить.

В этот период нам пришлось резко увеличить заимствование, прибегнуть к «подушке безопасности» – Фонду национального благосостояния и выделить приоритетные статьи расходов. Уже сейчас понятно, что по итогам 2020 года дефицит бюджета РФ составит около 4% ВВП, хотя изначально мы планировали профицит чуть меньше 1%.

Мы сконцентрировали все ресурсы для того, чтобы отреагировать должным образом на вызовы и снизить возможные риски. В приоритете было три направления: поддержка граждан, здравоохранения и бизнеса. Среди мер поддержки можно отметить кредитную и прямую грантовую помощь, отсрочки по налогам.

Сейчас ситуация в России неплохая. Если в некоторых странах экономика снижается от 5 и более процентов по сравнению с 2019 годом, то наша снизится менее чем на 4%. Мы постепенно выходим на те тренды и показатели, которые были до пандемии. Восстановление показателей промышленности, доходов граждан и потребительского спроса говорит о том, что принятые государством меры попали в точку по тем секторам, которые в них нуждались.

Вопрос изменения финансовой политики стоит того, чтобы обеспечить более мягкое прохождение всех этих вызовов. Мы выстроили планы по вхождению в нормальный бюджетный ритм. Думаю, это важно для инвесторов, которые вкладывают средства в нашу экономику, покупают наши ценные бумаги. В целом, это хороший посыл для бизнеса, работающего в России.

Эльвира Набиуллина, председатель Центрального банка Российской Федерации:

Эльвира Набиуллина

– Мы поступали характерным образом, а именно использовали весь наш инструментарий и меры нацеливали так, чтобы сохранять финансовую стабильность, поддерживать инфляцию и способствовать тому, чтобы экономика возвращалась к потенциалу роста.

Нынешняя ситуация серьезно отличается от того, что происходило в 2014–2015 годах, поэтому вначале мы избежали повышения ставки, а затем достаточно быстро смогли перейти к ее снижению. Нам удалось это сделать, потому что мы подошли к пандемии в совершенно другом состоянии с точки зрения макроэкономической стабильности. Таргетирование инфляции, плавающий курс и то, что правительство приняло абсолютно необходимые бюджетные правила, поддерживало низкий долг – все эти меры в условиях кризиса позволили купировать риски девальвационно-инфляционной спирали, которых так боится бизнес.

В начале нынешнего кризиса мы видели большие проинфляционные риски в связи со стрессом на мировых финансовых рынках, падением цен на нефть, нестабильностью валютного курса. Также было очевидно, что пандемия приведет к преобладанию дезинфляционных рисков ввиду ограничения передвижений граждан и невозможности потребления предложений сферы услуг, падению мирового спроса. Именно поэтому мы в первую очередь постарались избежать повышения ставок, а затем приступили к решительному и достаточно серьезному их снижению.

Стоит отметить беспрецедентные и масштабные оперативные меры центральных банков других стран. В марте случился финансовый стресс, а когда такой стресс происходит на мировых рынках, начинается бегство от рисков, то есть из стран с развивающейся экономикой быстро уходят капиталы, что всегда усугубляет ситуацию в таких странах, как Россия. Эти риски были достаточно быстро купированы, удалось предотвратить нарастающее бегство от них.

К «битве» под названием COVID-19 мы подошли чуть более подготовленными. На будущее нужно всегда думать о запасе прочности и рисковых сценариях. При этом в банковской сфере запас прочности у нас был совершенно иной, что позволило, смягчая денежно-кредитную политику, быть уверенными, что коммерческие банки транслируют это смягчение. Обычно во время кризиса все видят, что риски возрастают, особенно в условиях пандемии, и непонятно, как заемщики будут возвращать деньги. Однако имевшийся у нас запас прочности и те меры правительства, которые были приняты, позволили нам транслировать эту политику.

Андрей Костин, президент – председатель правления Банка ВТБ:

Андрей Костин

– В России создана крепкая надежная банковская система, способная выдержать сложные вызовы, и банки уже начинают выходить на нормальный ритм работы. Финансовая и экономическая стабильность – огромная заслуга и правительства, и Центрального банка, но мы понимаем, что у нас есть и задача экономического роста.

На мой взгляд, ключевой задачей на ближайшие годы является реализация национальных проектов при участии частного сектора, соединения частных и государственных инвестиций. Если мы хотим привлекать частный бизнес, я не верю, что более дешевый кредит обеспечит взрывной рост инвестиций. Нужны некие гарантии, которые в том числе обеспечит и гос-поддержка. Я большой сторонник государственно-частного партнерства, потому что у нас крайне велика роль государства в управлении экономикой.

Елена ВОСКАНЯН
Фото: mff.minfin.ru