Риск безнадежных долгов: эволюция понятия и ситуаций

111
Андрей Сичка

Как найти баланс между рисками потерь (в том числе из-за безнадежных долгов) и возможностями для развития бизнеса? Об этом на Risk Awareness Week-2020 рассказал Андрей Сичка, партнер Credit Engineering, международный эксперт в области кредит-менеджмента и управления дебиторскими задолженностями. Также он проанализировал существующие сегодня инструменты для принятия эффективных решений и помощи, которую могут оказать стандарты учета (IFRS 9).

– Как практикующий специалист, я измеряю риски абсолютными величинами. Подход заключается в способности компании управлять кредитным риском, которая должна измеряться суммами сомнительной и безнадежной задолженности, что аналогично неработающим кредитам в банковской системе. Рост абсолютных значений этих параметров точно показывает, сколько денег теряет компания. И если их действительно нужно с чем-то соотнести, то это должны быть не продажи, не портфель, а прибыль. Только тогда они становятся индикатором недополученных доходов с точки зрения акционеров и собственников. Такой подход позволяет избежать «заметания мусора под ковер», ярчайший пример – сравнение безнадежных долгов с годовой выручкой, – говорит Андрей Сичка.

По его мнению, существует ограниченное понимание кредитного риска. В первую очередь, это касается кредитования как такового. Большинство людей считает, что кредитование существует только в банковской системе. Кроме того, многие полагают, что кредитный риск напрямую привязан к банкротству. Неплатежеспособность контрагента, действительно, часто бывает причиной безнадежных долгов, но это – далеко не единственная причина. Другие причины гораздо больше влияют на бизнес. Не всегда неплатежеспособность ведет к финансовым потерям. Помимо этого, многие бизнесмены думают, что кредитным риском можно управлять в отрыве от других рисков – в первую очередь, рисков потери клиента или прибыльной продажи. Есть также мнение, что в конкурентной среде компании могут выбирать клиентов по одной оценке риска. На самом деле бизнес принимает решения на основе многофакторного баланса, где кредитоспособность клиента – один из параметров.

Андрей Сичка уверен, что сегодня в условиях нарастающей конкуренции между компаниями не стоит вопрос о том, принимать или нет кредитный риск. Важно то, сколько кредитного риска придется принять для достижения целей компании и может ли она себе это позволить.

– Риск безнадежного долга балансируется риском потери клиента либо прибыльной продажи, – поясняет Андрей Сичка. – Кредитование существует для поддержки торговли, поэтому ни один бизнес не хочет терять продажи ради улучшения своего портфеля обязательств. При этом безнадежные долги будут оставаться мерилом эффективности работы с кредитным риском. Наряду с этим просроченные платежи не ведут к дополнительным затратам – и бизнес всегда будет ждать, что эффективная работа с кредитным портфелем позволит сокращать просроченные оплаты. Этого можно легко добиться, но не каждый бизнес может потратиться на это.

Например, при благоприятной рыночной ситуации можно легко покрыть весь портфель банковскими гарантиями. Однако стоимость этого покрытия не может превысить стоимость безнадежных долгов и значительно сократить прибыль компании. Именно поэтому многие компании отказались от кредитного страхования.

 

То, что условно называется управлением кредитным риском, на практике означает принятие кредитных решений в условиях баланса между конкуренцией, риском безнадежных долгов, управлением просроченными оплатами и затратами на обслуживание портфеля задолженностей.

 

Таким образом, то, что условно называется управлением кредитным риском, на практике означает принятие кредитных решений в условиях баланса между конкуренцией, риском безнадежных долгов, управлением просроченными оплатами и затратами на обслуживание портфеля задолженностей.

Как отмечает Андрей Сичка, существует как минимум пять сценариев, итогом которых станет безнадежный долг. Первый – мошенничество, связанное с сотрудничеством с несуществующей компанией. Второй – это ситуации, связанные с complains, которые приводят к потерям, превышающим безнадежные риски и даже общую задолженность клиентов, – вместе с мошенничеством этот сценарий обладает нулевой толерантностью. В случае третьего сценария – экспортно-импортных операций – следует учитывать страновой риск, в том числе и под влиянием экономической и политической ситуации. Четвертый сценарий – неплатежеспособность – говорит сам за себя. И наконец, пятый сценарий – долгосрочное мошенничество – связан чаще всего с выводом активов из предприятий руководителями и собственниками.

 

 

К оценкам кредитного риска компании подходят по-разному, при этом результаты могут быть противоположными ожиданиям.

– По моим наблюдениям, списание безнадежных долгов в компаниях резко превышает процент неработающих кредитов в портфелях банков, – считает Андрей Сичка. – А мы помним, что кризис 2008 года был порожден именно банковской системой. Иными словами, совершенствование методик оценки кредитного риска не гарантирует исключения безнадежных долгов. С другой стороны, отсутствие понимания риска контрагента может принести очень неожиданные потери. Особенно когда риск не оценивается вовсе либо оценивается такой формулировкой: «Кредитный риск отсутствует, поскольку клиент вовремя оплатил две последние поставки». Это реальная цитата на запрос по предоставлению кредита в коммерческой компании. Эта цитата превосходно иллюстрирует подходы, которые использовались в оценке кредитного риска в последнее десятилетие и были основаны на кредитной истории или платежной дисциплине. То есть если клиент платит вовремя, значит, кредитный риск низкий. Приведу пример из книги «Черный лебедь»: индюшку выкармливают 1000 дней, и все это время ей кажется, что никакой угрозы жизни нет. Но если посмотреть на эту ситуацию со стороны, шансы умереть равны 100%. Точно так же и с кредитной историей или платежной дисциплиной: то, что клиент платил нам вовремя до сегодняшнего дня, говорит только о прошлом, но не о том, насколько клиент будет способен оплачивать свои обязательства в будущем.

 

 

Этот подход использовался, например, при формировании резервов под безнадежные долги. Как правило, такой резерв формировался только после того, как клиент просрочит платеж на длительный срок. Основанный только на исторических данных, такой подход полностью игнорировал способность контрагента оплачивать обязательства, то есть не учитывал его финансового положения. Это игнорирование было одной из причин глобального финансового кризиса 2008 года, который коснулся не только банков, но и компаний, понесших значительные убытки из-за банкротства своих контрагентов. Это заставило регуляторов задуматься о смене подходов к оценке кредитного риска и начислению резерва.

Андрей Сичка отмечает, что благодаря вступившим в силу через 10 лет после кризиса новым стандартам финансовой отчетности появился новый, революционный подход к кредитному риску. Он учитывает помимо существующих характеристик текущее финансовое состояние контрагента и обращен в будущее. Основой для начисления резервов под безнадежные долги стали ожидаемые кредитные потери. И осознание компаниями кредитных рисков перестало основываться только на прошлом опыте и наконец-то включает в себя реальное финансовое положение контрагентов. Теперь кредитные риски можно включить в транзакции.

При этом, несмотря на все плюсы новых подходов, они оставляют большую часть вопросов без ответов.

Кроме оптимальных условий сотрудничества с контрагентами на стадии принятия решений компаниям необходимы контроль и своевременное исполнение обязательств. Под контролем понимается в том числе и система, стимулирующая пересмотр и адаптацию принятых решений, когда они перестают приносить видимые результаты. В такую систему должны быть включены и отчеты о состоянии портфелей, и мониторинг контрагентов, и другие инструменты, позволяющие реагировать на изменения.

Андрей Сичка подчеркнивает, что бизнесу нужны не кредитные аналитики, не контролеры и коллекторы, а клиенты, которые заказывают продукцию, вовремя ее оплачивают и заказывают снова. А также поставщики со всей цепочкой этих поставок. Задача кредитных функций – создавать условия, при которых возможно такое взаимодействие.

– По моему опыту, эффективное кредитование имеет четыре основных признака: коммерческий фокус, подразумевающий, что основная цель кредитования – это поддержка торговли, обеспечение достаточной поддержки процессов закупок и продаж, иначе это бессмысленно; совместимость – кредитование должно быть оптимально встроено в бизнес-процессы, обеспечивая наилучшее взаимодействие с продажами и закупками; проактивность, подразумевающая, что фокус функции должен быть направлен на избежание возможных негативных событий, а не на компенсацию их последствий – чем проактивнее функция, тем она эффективнее. Четвертый признак – целостность: вопреки расхожему мнению, кредитование – это больше чем оценка риска контрагента и взыскание долгов. Но даже эти два элемента могут существенно улучшить ситуацию, если будут работать в единстве. Целостный подход обеспечивает необходимую взаимосвязь функциональных элементов и их максимальную эффективность. Именно такая функция позволяет достигать всех четырех функций кредитования, необходимых для успешного ведения бизнеса.

Управление рисками не может быть отдельным элементом, но оно вносит свой вклад в ведение бизнеса.

– Глобальная экономика вошла в кризис, – прогнозирует Андрей Сичка. – Управленческие просчеты будут чаще и чаще приводить к фатальным просчетам. Мало будет одного кредитного анализа, понадобятся навыки в стресс-тестах как отдельных клиентов, так и портфелей задолженности. С точки зрения кредитных рисков лучше всех будет тем компаниям, продукция которых пользуется ажиотажным спросом – они позволят себе перевести клиентов на предоплату и сократить отсрочки платежа. Большинству придется бороться за сохранение цепочек поставок, а значит, и реструктуризацию, и отсрочки платежа, и поиск финансирования для этих отсрочек, например с помощью поставщиков.

 

Андрей Сичка – международный эксперт по управлению дебиторскими задолженностями и кредитному менеджменту, бизнес-тренер, консультант, спикер, автор. Более 20 лет опыта управления миллиардными портфелями обязательств c тысячами клиентов в десятках стран мира. Успешно реализовал консалтинговые и тренинговые проекты в JTI, Danfoss, Electrolux, Golder Electronics и других компаниях. Автор статей, соавтор книг «Happy Customers Faster Cash» и «Mentor Ship Book»

 

Подготовила Ирина КРИВОШАПКА